Новости

26.03.2015 00:25
Рубрика: Общество

Самая длинная смена "Артека"

В канун 90-летия лагеря журнал "Родина" открыл поразительную страницу его летописи
Вторая летняя смена 1941 года была особой. Впервые в "Артек" были направлены дети из недавно присоединенных к Советскому Союзу западных областей Украины, Белоруссии, Молдавии, республик Прибалтики. Многие не говорили по-русски. Поэтому с каждой группой ехали вожатые-сопровождающие. Традиционно ждали в "Артеке" детей партактива из Москвы, Ленинграда, Симферополя...

Первая группа, из Эстонии, заселилась в лагерь "Нижний" 19 июня. У вожатых - самая горячая пора. Разместить, сформировать отряды, выдать форму, разучить песни, которые петь у костра.

Открытие смены планировалось на 22 июня. В 17.00 на костровой площади "Нижнего" (сейчас лагерь "Морской").

С утра, как обычно, была зарядка. Потом линейка, завтрак, купание, волейбол и обед. Все шло по распорядку. Дети не знали, что самолеты с крестами уже несколько часов бомбят их дома.

А после "Абсолюта" (так здесь называют тихий час) из громкоговорителей разнесся голос Левитана. Война!

Открытие смены все же состоялось. Подняли флаг. Ни песен, ни танцев. Пионерский костер не разводили - светомаскировка.

К концу дня посыпались встревоженные телеграммы от родителей. Местные уже наутро увезли своих детей. Следом примчались московские, ленинградские папы и мамы. Небольшими группами с вожатыми разъезжались по стране остальные пионеры.

А что было делать детям из Кишинева или Таллина, где уже гремели бои?

Пионерка из Литвы Марите Растекайте вспоминала:

"Мы чувствовали, что случилось страшное. Но дни в лагере проходили как всегда: мы плавали, катались на катере, играли и пели. Однако ночью нам приходилось дежурить на башне у берега моря. Дежурили четверками по два часа. У нас был пароль "Москва Красная". Мы должны были наблюдать, чтобы никто не проник в лагерь с моря".

Деревня Фирсановка. Первая остановка

1 июля на экстренной линейке лагерю был представлен новый начальник Гурий Григорьевич Ястребов. Журналист "Известий", он лечился на даче неподалеку от "Артека". Как только началась война, Гурий Григорьевич получил партийное задание - заняться эвакуацией артековцев подальше от фронта.

В "Нижний" лагерь были поданы автобусы. 200 детей из западных районов страны решено было отправить в подмосковный санаторий "Мцыри". Здесь, в Фирсановке, имении своей бабушки, Лермонтов писал знаменитую поэму. В "Мцыри" уже обосновались дети из Латвии и Литвы, которых война застала по дороге в "Артек".

Вопреки незыблемым артековским правилам смену не закрыли. Времени не было. Но флаг спустили и взяли с собой.

На симферопольском вокзале долго ждали, когда подъедут грузовики с постельным бельем. Пришлось задержать отправление поезда - в военное время за это отдают под трибунал. Но тут дети... Грузовики въехали на перрон, и погрузка шла прямо через окна вагонов. Кстати, ни один комплект казенного артековского белья за всю войну не пропал.

Фирсановка, разгар лета. Снова поднят флаг. Снова по горну - бегом на зарядку. Все, как в мирное время. Только из лесочка в небо топорщились зенитки. Только на соседнем поле ходили в учебную атаку новобранцы. Да по ночам небо вспарывали прожектора и слышался гул "Юнкерсов", которые летели бомбить Москву. В середине июля имение в Фирсановке понадобилось под госпиталь. Фронт приближался. Решено было вывозить детей. В далекий тыловой Сталинград.

Станица Нижне-Чирская. Трудовая вахта

Пароход "Правда" шлепал колесами по Волге. В Горьком - пересадка на пароход "Урицкий". Вот и Сталинград показался по курсу, абсолютно мирный город в конце июля 1941 года. Разве что на тракторном заводе теперь выпускали танки.

Ребят разместили в новенькой школе на правом берегу, пока ученики на каникулах. Но через несколько дней поступил новый приказ: грузиться по вагонам и ехать на донскую станцию Чир. Там, на дачах, принадлежавших санаторию, продолжилась лагерная смена.

Увеличить Белокуриха. Артековцы "военной" смены вместе со своим наставником Гурием Григорьевичем Ястребовым. Фото предоставлено музеем Артека.

Лагерь перешел на самообслуживание. Артековские бригады трудились на колхозных полях. Из транспорта только пара волов - все грузовики работали для фронта. Про "Абсолют" забыли: какой дневной сон, когда немец прет на Москву?! Старшие пионеры буквально валились с ног, вернувшись с поля. Младшие помогали по кухне и заготавливали дрова. Стремительно надвинулась осень с затяжными дождями. И неумолимо приближался к донским степям фронт.

В Москве приняли решение эвакуировать лагерь в Среднюю Азию. Гурий Ястребов в очередной раз скомандовал общий сбор. Снова спустили артековский флаг. Путь предстоял долгий.

По Дону шел транзитный буксир с баржей. На нем и поплыл "Артек". Когда причалили к Калачу и ребята выгрузились, комендант как ошпаренный накинулся на пионеров:

- Кто такие? Откуда? Быстро прячьтесь по хатам, а то немец подумает, что свежее подкрепление прибыло! Не видите?

В воздухе кружилась, противно жужжа, фашистская "рама"-разведчик. Артековцы вернулись в Сталинград. Думали - транзитом. Думали - ненадолго.

Сталинград. Все ближе война

На пионерах были белые рубашки и трусы. И бескозырки с надписью "Артек". Последняя группа, сдававшая в Нижне-Чирской колхозное имущество, чуть не померзла по дороге в товарных теплушках.

Разместились в школе, в двух шагах от Сталинградского тракторного. Их "Артек" продолжался. А 7 ноября пришла страшная весть: крымский "Артек" захватили фашисты. Деревянные корпуса сгорели дотла. Дворец Суук-Су, где Дом пионеров, где гостил Чехов, разрушен. Варварски вырублены редчайшие деревья. Расстреляны из автоматов уникальные фарфоровые фигуры пионеров на "Аллее национальностей" - подарок Дулевской фабрики.

А сталинградский "Артек" жил! Девочки работали в госпиталях. Мальчишки дежурили на крыше, готовые тушить "зажигалки".

Из воспоминаний Антонины Сидоровой, старшей вожатой "Артека":

"Город постоянно подвергался бомбежкам. В основном в ночное время. По сигналу "воздушной тревоги" нам надо было в считаные минуты проверить всех детей, помочь быстро одеться в теплую одежду и вывести их в бомбоубежище".

В Сталинграде встретили Новый 1942 год. Про Среднюю Азию забыли. Старшим пионерам пришел срок вступать в комсомол. Все рвались на фронт, но Гурий Ястребов ясно поставил задачу:

- В "Артеке" дисциплина превыше всего. Для вас фронт сейчас здесь!

А тот беспощадный фронт приближался. Над Сталинградом сбит первый немецкий самолет. Каждую ночь бомбят тракторный. Призван на фронт вожатый Анатолий Пампа. А в городе отмечены очаги тифа. Двое пионеров и пионервожатая Нина Храброва слегли в изолятор...

Фролово - Камышин - Казань. Эх, дороги...

Весной 1942-го лагерь вывезли на север Сталинградской области, в деревню Фролово. На прощание растроганный главврач военного госпиталя, где работали артековцы, подарил лагерю свой револьвер.

Артековский флаг подняли в санатории "Серебряные пруды". Уже привычно втянулись в работу: доили коров, водили трактор, работали на электростанции, косили сено и убирали хлеб. Но летом начались налеты немецкой авиации. Фашист подошел к Дону.

Гурия Григорьевича срочно вызвали в Москву. И приказали вывозить лагерь на Алтай.

Но как добраться до Камышина, где артековцев ждал пароход? Командир соседней воинской части предложил:

- Отправляю в Камышин на ремонт танки. Пойдет эшелон. Могу взять ваших ребят. Правда, в броне немного поместится. А сверху детей сажать опасно.

Ребят вывезли в Камышин армейскими грузовиками, которые чудом выбил у командования эвакогоспиталя Ястребов. Немец наступал. В палатах ждали машин раненые бойцы. Но все же первые рейсы вывезли артековцев. Начальник госпиталя понимал, что дети важнее. И расхожая фраза о будущем в дыму войны как нельзя сейчас актуальна.

Разместили "Артек" в городском парке, в помещении летнего театра. Город тоже ежедневно бомбили. Но в парке были вырыты щели, и пионеры прятались в них. Наконец-то погрузились на пароход, пошли вверх по Волге, подальше от фронта. С воздуха пароход был похож на островок, каких на Волге предостаточно: верхняя палуба утыкана молодыми березками и зелеными ветками - маскировка. Но она не всегда помогала. Фашисты разбомбили на глазах у детей два парохода - один, который шел выше, а второй - ниже по течению. Судьба хранила ребят. Вечером пароход причаливал к берегу, и пионеры шли в степь на ночевку. А вдруг опять налет?

В Казани работали грузчиками в порту, ожидая пересадки. Снова подчеркиваю это, потому что все заработанные за войну деньги, включая оклады пионервожатых, артековцы переводили в фонд обороны. В общей сложности 116 тысяч рублей. На эти деньги можно было построить штурмовик "ИЛ-2", который называли "летающим танком".

Сталину доложили о денежном переводе. Он отправил артековцам телеграмму:

"Благодарю пионеров Всесоюзного санаторного лагеря "Артек" им. Молотова за заботу о Красной Армии. Примите мой горячий привет и благодарность Красной Армии. И. Сталин".

Белокуриха. Флаг смены спустить!

Через Уфу, Омск, Новосибирск, Барнаул, Бийск пионеры и комсомольцы наконец добрались до алтайского курорта Белокуриха. На поездах и пароходах, грузовиках и подводах они проехали 7750 километров. Год и три месяца в пути. Год и три месяца взрослого труда, ночевок в теплушках и на голой земле, дежурств на крышах под разрывы бомб и в госпиталях, у постели раненых...

Лагерь разместился в двух корпусах санатория. Сразу началась учеба в школе - ребята сильно отстали, пришлось нагонять целый год. Летом к артековцам присоединились сибирские, дальневосточные дети. Отправляли тоже самых лучших и достойных. В лагере было 150 ребят "старого призыва" и столько же новеньких. Но традиции настоящего "Артека" остались те, что помогли выжить и выстоять.

12 января 1945 года в алтайском "Артеке" торжественно спустили флаг. Самая долгая и тяжелая смена в истории лагеря закончилась.

Пионерская линейка. 90 лет спустя

Алтайские артековцы уговорились встретиться в 1947 году в Москве, на мосту, как в фильме "В шесть часов вечера после войны". Но послевоенная жизнь закрутила вихрем, и встреча не состоялась. А для четверых уже не могла состояться никогда.

Увеличить На снимке 1984 года пионеры и вожатые той самой "военной" смены "Артека" в Белокурихе. Фото предоставлено музеем Артека.

Элмас Велверис, фронтовой разведчик, погиб первым - смертью храбрых при освобождении родной Латвии.

Володя Васильчиков, Володя Катков и вожатый Володя Дорохин погибли в самом конце войны. На фронт их провожали из Белокурихи с песнями, подарили каждому призывнику стальную ложку с надписью "Артек".

Через много лет встреча все-таки состоялась в Эстонии, где проживало большинство артековцев из той смены.

Харри Лийдеманн стал капитаном дальнего плавания и получил орден Ленина.

Марита Растекайте - заслуженная артистка Литовской ССР.

Вожатая Нина Храброва работала собкором "Огонька" в Прибалтике и написала книгу "Мой Артек". Книгу оформил известный прибалтийский художник Кальо Полли, тоже родом из военной артековской смены.

Гурий Ястребов после войны вернулся в газету "Известия" и дослужился до начальника отдела.

Таня Гулевич, которая так отличалась в декламации пионерских монтажей, закончила Школу-студию МХАТ и стала заслуженной артисткой СССР. Она умерла в 2003 году. Ее сын Александр Васильев ведет на первом канале "Модный приговор".

Мальчишки и девчонки из той пионерской смены воевали с Японией, поднимали целину, открывали новые химические элементы, возглавляли министерства, учили, лечили. Увы, с развалом СССР их встречи прекратились сами собой.

Но, может быть, 90-летие "Артека", которое будет отмечаться в июне, - хороший повод развести большой пионерский костер у подножия Аю-Дага?

P.S.

15 апреля 1944 года бойцы Отдельной Приморской армии освободили "Артек" от фашистов. Баронесса Спенсер-Черчилль, президент "Фонда Красного Креста помощи России" и супруга премьер-министра Великобритании, во время визита в "Артек" подарила лагерю 40-местные армейские палатки. Их тут же разбили на сохранившихся фундаментах "Нижнего". В августе 1944 года "Артек" принял первую после оккупации смену - 300 детей крымских партизан.

Первый флаг "Артека"

Мало кто знает, что пионерлагерь "Артек" создавался прежде всего для детей, больных туберкулезом, под патронажем Российского общества Красного Креста и именно его эмблема была изображена на первом флаге лагеря. Председатель ЦК РОКК и основатель лагеря Зиновий Соловьев выделил на обустройство 18 000 рублей и 8 палаток. Первый директор лагеря Федор Шишмарев отчитался, что из 80 пионеров первой смены 71 уехал с общим улучшением, а один мальчик выздоровел полностью.