Новости

26.03.2015 14:48
Рубрика: Общество

Убьет - тогда обращайтесь

Главное препятствие в борьбе с семейным насилием - замалчивание
В Петербурге насчитывается более 4,5 тысячи семей, где зафиксированы случаи бытового насилия. Сколько их на самом деле - не скажет никто. Однако даже в ситуациях, когда полицейские точно знают: этот человек регулярно избивает жену и детей, закон позволяет лишь проведение увещевательных бесед.

Помогите маме

Необходимость отдельного закона о домашнем насилии обсуждается уже несколько лет, но специалисты больше рассчитывают на поправки в Уголовный кодекс. Ведь чаще всего речь идет именно об уголовном преступлении: причинении вреда здоровью, изнасиловании, истязании, угрозе убийством (случаи экономического насилия, когда неработающая мама не получает от супруга даже нескольких десятков рублей ребенку на мороженое, наш закон, как правило, не рассматривает). Однако в силу закрытости "ячейки общества" преступления чаще всего остаются латентными, а дебошир избегает наказания. Граждане не хотят выносить сор из избы - и все. Причина, по какой они это делают, - страх ли это или призрачная надежда на то, что "все изменится", - вторична.

- На правоохранительные органы возлагается карательная функция, когда преступление уже совершено, - поясняет Оксана Веревкина, начальник 2-го отдела управления организации деятельности участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних регионального ГУ МВД. - Если же трагедии не случилось, максимум, что мы можем сделать, - задержать предполагаемого виновника беспорядков на три часа. Однако потом он возвращается домой - и конфликт продолжается.

Тип "тихого тирана", который после работы снимает галстук и берется за ремень, в современной жизни все-таки не слишком распространен, отмечают правоохранители. Гораздо чаще им приходится иметь дело с родителями, ведущими так называемый асоциальный образ жизни. Они нигде не работают, пьянствуют и под влиянием алкоголя совершают самые невероятные поступки. Известны случаи, когда отец избил сына связкой ключей, а мать отхлестала дочку так, что соседи не выдержали криков и вызвали полицию. В таких семьях в Петербурге проживает более 5,5 тысячи детей.

В прошлом году было подготовлено 400 материалов на лишение родительских прав, около 150 человек ограничены в возможности воспитывать своего ребенка. Однако в Уголовном кодексе РФ отсутствует отдельное наказание за жестокое обращение с детьми.

- В законе нет различий, избит взрослый или ребенок, - поясняет Оксана Веревкина. - К тому же две трети потерпевших не хотят обращаться в суд, а в остальных случаях мировые судьи стараются свести дело к соглашению. Обвинительным заключением заканчиваются не более пяти процентов дел.

Дайте бланк

Очевидно, что государству не хватает рычагов для защиты тех, кто оказывается жертвой в собственной семье. К примеру, возможно введение административного наказания с обязательной изоляцией нарушителя на срок до 15 суток, а также автоматическое уголовное преследование в случае повторных правонарушений.

Чтобы защитить жертв домашнего насилия, необходимо внести целый ряд изменений в действующее законодательство. К примеру, в настоящее время медики обязаны сообщать о серьезных травмах пациентов в отдел полиции, который проводит проверку и решает вопрос о возбуждении уголовного дела. Если основания есть, то пострадавшая сама и в одиночку проходит весь сложный путь по сбору доказательств и участию в судебном процессе. Как полагает координатор проектов Санкт-Петербургской общественной организации "Врачи - детям" Константин Захаров, существенной в этом случае могла бы быть помощь социальных центров.

Обвинительным заключением заканчиваются не более пяти процентов дел о домашнем насилии

- В 2008-2009 годах в одном из районов Петербурга был успешно реализован проект по использованию бланков добровольного согласия на соцпомощь женщинам, которые обращались в полицию или к врачам, - говорит Константин Захаров. - Однако для того чтобы технология заработала на федеральном уровне, необходим закон, который обяжет медиков и полицейских информировать соцслужбы в соответствующих случаях.

Социальные педагоги признают, что дети неохотно говорят о происходящем у них дома, поэтому информация со стороны может быть очень полезной. Заодно работа с таким бланком - это еще и средство контроля, так как сейчас невмешательство не только не наказуемо, но даже не порицаемо. До тех пор пока не станет слишком поздно.

Спасение утопающих

Центры социальной помощи семье и детям работают во всех районах Санкт-Петербурга. Однако для того, чтобы туда обратиться, надо как минимум знать об их существовании. К тому же пострадавшие должны отчетливо осознавать, что им не справиться с ситуацией самостоятельно.

Вторая проблема - возвращение в нормальную жизнь. Психологи и социальные работники для каждой семьи составляют индивидуальный план по выходу из сложной ситуации. Иногда случаи бывают очень запущенными, например, когда за помощью обращаются бывшие наркоманки с маленькими детьми - без образования, без документов на ребенка, с целым букетом болезней.

- Женщина прошла курс лечения, получила все необходимые документы, ее малышка пошла в детский сад, - рассказывает директор центра соцпомощи Калининского района Елена Яковлева. - Однако впоследствии она восстановила отношения с обидчиком, который был осужден условно и, по ее словам, все осознал. В целях профилактики семья продолжает находиться на контроле.

Кстати, если дело закончилось в мировом суде примирением сторон, то обидчика уже нельзя обязать пройти специальный курс социально-психологической реабилитации. Хотя для тех, кто в пылу семейной ссоры бьет кулаком в стену или швыряет телефон (а там недалеко и до настоящего рукоприкладства), в Петербурге есть добровольное обучение.

- Примерно три года назад мы запустили проект для мужчин, которые имеют психологические проблемы, но осознают их опасность и заинтересованы в спасении своей семьи, - рассказывает Марина Середа, начальник отдела по социальной реабилитации и ресоциализации лиц с зависимым и созависимым поведением городского информационно-методического центра "Семья". - Прежде всего, им очень сложно признать сам факт насилия, но именно с этого начинается терапия.

P. S.

За последние годы российское общество не раз будоражили случаи, когда на Западе органы опеки забирали ребенка из семьи только на основании подозрения в совершении насилия. Наверное, такие законодательные меры - это уже чрезмерная опека. Однако главное, чему могут научить нас партнеры из Европы, - не бояться просить о помощи.

- Общественность должна знать о ситуации, - полагает представитель столичной полиции Исландии Берглинд Эйелфсдоттир. - Детям в школе надо рассказывать, что за помощью обратиться не стыдно, и объяснить, как это можно сделать. Важно нарушить табу на разговоры о насилии в семье.

Кстати

Отдельная проблема для стремительно стареющего Петербурга - насилие в отношении пожилых людей. Дети или внуки обижают, отбирают пенсию, выгоняют из квартиры. Но если у молодой мамы есть шанс начать все с чистого листа, то беспомощному человеку в конце жизненного пути рассчитывать практически не на что. Соцработники и юристы констатируют: закон считает таких людей дееспособными, то есть признает за ними возможность защитить себя в случае необходимости. Тем более что моральное насилие, как уже было сказано, в расчет не принимается.

Практически безвыходная ситуация сейчас сложилась в домах престарелых. Как рассказала президент организации "Времена жизни" Татьяна Кобзарь, для пожилых людей это последняя семья, но из-за пробелов в законодательстве бок о бок оказываются совершенно разные люди.

- Из-за того что закон не разделяет поступающих, в одном заведении оказываются ветераны Великой Отечественной войны, блокадники, инвалиды - и люди, отсидевшие в тюрьме по 17-18, а то и 29 лет по серьезным статьям, бомжи с многолетним стажем, не прошедшие никакой социальной реабилитации и адаптации, - говорит Татьяна Кобзарь. - Их поведение остается асоциальным.

Контакты

Общероссийские телефоны доверия:

8-800-2000-122 - для детей, подростков и их родителей,

8-800-700-06-00 - для женщин, пострадавших от насилия в семье.

Петербургские телефоны доверия:

(812) 576-10-10 - для детей,

(812) 327-30-00 - кризисный центр для женщин.