Новости

31.03.2015 00:46
Рубрика: Экономика

Презумпция добросовестности

Текст: Владимир Плигин (глава Комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству)
Расширение свободы действий для малого бизнеса даст толчок успешному развитию экономики и социальной структуры. Жизнь обязывает концентрироваться на экономике.

Она будет успешно развиваться в том случае, если мы действительно предпримем шаги, которые создадут свободу малого предпринимательства. Первый вопрос - это, конечно, антикризисное законодательство в разных аспектах, которое будет приниматься, и антикризисное законодательство субъектов РФ.

Крайне важно законодательство, связанное с созданием нормальных условий для функционирования бизнеса, микробизнеса, малого бизнеса и среднего бизнеса. С моей точки зрения, экономика и социальная структура сохранятся и будут успешно развиваться в том случае, если мы действительно предпримем шаги, которые создадут свободу малого предпринимательства. Занятость людей, концентрация их на интересах своего бизнеса, на интересах своей семьи даст живой толчок. Малый и средний бизнес - важнейший сегмент экономики любой страны, независимо от ее масштаба и уровня развития. Например, в США на этот сегмент приходится 50% ВВП. В Германии и Франции эти показатели достигают 50-60%, в Японии - 60%. Малый и средний бизнес охватывает практически все сферы производства товаров и услуг. Понятно, что при таких масштабах в эту сферу деятельности оказывается вовлеченной большая часть населения: в США - 50% заняты в частном секторе, а в странах ЕС - 70%.

Малый и средний бизнес является не просто частью экономической системы, но и формирует самостоятельные социально-экономические уклады, которые придают обществу необходимую комплексность и целостность, содействуют его устойчивости и развитию, снижают социальное напряжение и экономические риски. Роль малого и среднего бизнеса в ведущих странах, в отличие от постсоветского пространства, осознана и закреплена в системе государственной власти и управления. Практически везде существуют единые специальные правительственные органы с широкими полномочиями по его поддержке. Контроль осуществляется в режиме простого мониторинга, в неконфликтной и прозрачной форме. Резко пресекаются любые попытки давления на бизнес или нарушения правил честной конкуренции. К сожалению, в России ситуация в сфере малого и среднего бизнеса продолжает оставаться непростой. За последние три года закрыто более 700 000 предприятий, из них половина реально работавших. В целом по России лишь 3,5% малых и средних предприятий существуют более трех лет.

Во всех странах, где малый и средний бизнес получил широкое распространение, а это наиболее развитые и развивающиеся страны, отношения прежде всего строились на общих взаимоотношениях власти и бизнеса, где отдельно взятый предприниматель имеет прав значительно больше, чем отдельно взятый госслужащий, проверяющий, регулирующий или иным способом контактирующий с предпринимателем. Государство в силу своего положения и аппарата всегда сильнее при равных правах.

Таким образом, для того чтобы создать базу для развития малого бизнеса, мы должны поставить предпринимателя - независимо от того, малый он, средний или крупный - в иную ситуацию, по сравнению с нынешней. Аналогом можно взять презумпцию невиновности гражданина в уголовном праве.

Для того чтобы начать строить стратегию поддержки малого бизнеса, необходимо, во-первых, ввести презумпцию невиновности налогоплательщика (реальную, а не декларируемую), государство обязано доказать в суде те или иные доначисления, а также пени и штрафы, если налогоплательщик с этим не согласен. И только после этого возможно применение мер к налогоплательщику (естественно, кроме обеспечительных).

Во-вторых, презумпцию добросовестности производителя (презумпцию соответствия качества товара декларации производителя). Если производитель декларирует определенное качество товара, то он не должен доказывать соответствие этого товара декларации. Наоборот, только проверяющий и только в суде (если производитель не согласен) может доказывать несоответствие качества товара собственной декларации.

В-третьих, презумпцию безопасности товара и услуги. Если кто-то производит и продает товары и услуги, то предполагается, что он действует из стремления не навредить.

Безопасным следует считать любой вид деятельности, который официально не объявлен опасным. А опасными признавать только те виды деятельности, по которым законом определены признаки опасности. И если предприниматель декларирует безопасность по этим признакам, то государство обязано доказать неисполнение декларации, а не производитель доказывать ее исполнение. Только в этом случае могут наступить последствия для бизнеса (исключая обеспечительные меры).

В-четвертых, презумпцию доминирования государственных предприятий с государственным капиталом. Известно, что государственные предприятия на рынке находятся в неравных условиях с частным бизнесом. Проверяющий - госслужащий, он всегда принимает решение в пользу государства. Поэтому необходимы для любого государственного предприятия или компании с госкапиталом обязательные меры по защите конкуренции. Иначе говоря, любое госпредприятие необходимо признавать занимающим доминирующее положение на рынке в силу своей государственности.

И последнее, презумпцию избыточности государственной функции. Каждый нормативный акт должен проходить экспертизу на предмет доказательства необходимости тех или иных функций государства. Как только государство берет на себя функции, оно должно доказать, что никакой иной способ решения невозможен.

Внедрение всех этих функций приведет к иным взаимоотношениям бизнеса и власти. Все пять презумпций не очень нужны крупному бизнесу, так как он договаривается индивидуально по всем перечисленным и иным интересующим вопросам.

Внедрение презумпций уже является поддержкой малого и среднего бизнеса. Однако это дело длительное, и все пять презумпций внедрить можно только лет за 10, поскольку это требует не только перестройки законодательства, но и психологической перестройки государственной службы, предпринимателей и потребителей, словом, общества в целом.

Гораздо быстрее можно внедрить первую и вторую презумпции (налоговую и добросовестность). Установив первые две и показав обществу, что государство намеревается внедрить и остальные три, можно строить политику поддержки малого бизнеса. Существующие в Гражданском кодексе РФ формы организации бизнеса (организационно-правовые формы) сегодня позволяют предпринимателю, в том числе сельскохозяйственному, любые виды такой деятельности. Поэтому никаких новых малых форм не требуется.

Речь может идти о предоставлении права крупным переработчикам и инвесторам включать в свою производственную цепочку любой вид малого бизнеса, работающего по патенту или находящегося на "упрощенке", не исключая иные формы. Так работают крупнейшие агропромышленные корпорации мира. В России такой способ не развит, потому и только потому, что налоговое законодательство и финансовые органы исполнительной власти признают такие схемы "серыми" и, по сути, они запрещены в России. Раскрепощение таких способов финансово-хозяйственных взаимоотношений позволит увеличить количество малых предприятий в любом секторе рынка в десятки раз и поднять их долю в экономике, особенно в производственной части, с ничтожной, как сейчас, до не стыдной перед другими странами.