Новости

31.03.2015 00:43
Рубрика: Экономика

Пропуск в международный клуб

Сертификаты России будут признаны за рубежом
В "Российской газете" состоялся "Деловой завтрак" с руководителем Росаккредитации Саввой Шиповым. Он ответил и на вопросы "РГБ".

- Савва Витальевич, Россаккредитации поставлена задача к концу 2016 года стать членом Международного форума по аккредитации и Международной организации по аккредитации лабораторий. Реально ли в такой срок выполнить эту задачу? Какие шаги для этого необходимо предпринять?

- Получение членства в международных организациях является главным призом для органа по аккредитации любой страны. Если страна получила там признание - она уже член международного клуба. Но мы знаем случаи, когда некоторые государства более десяти лет вступали в эти организации.

У нас очень короткие сроки, но и задача была поставлена перед нами не вчера. Мы этим занимаемся системно уже на протяжении нескольких лет. Росаккредитация сейчас является ассоциированным членом организации ILAC (International Laboratory Accreditation Cooperation) - это организация, которая объединяет органы по аккредитации лабораторий. И сейчас мы проходим процедуру рассмотрения нашей заявки для получения членства в IAF (International Accreditation Forum), куда входят органы, занимающиеся аккредитацией органов по сертификации.

Для того чтобы этот процесс шел слаженно, разработан проект "дорожной карты". Мы надеемся, что в ближайшее время эта "карта" пройдет общественные обсуждения с бизнес-сообществом, после чего мы направим ее на согласование с нашими коллегами из других федеральных органов исполнительной власти. Таким образом, будет сформирован документ, содержащий перечень мер, которые предстоит выполнить до конца 2016 года.

Я считаю, что эти сроки реальны. Но уложиться в них будет непросто. Существуют различные риски. В том числе и политические. Мы со своей стороны приняли ряд предупреждающих шагов, чтобы минимизировать возможные сложности со вступлением в эти организации. В частности, на протяжении последних полутора лет мы плотно работали с экспертами из Европейской ассоциации органов аккредитации. Когда принимался закон об аккредитации и сопутствующая ему подзаконная база, мы все документы обсуждали с европейскими экспертами. Мы перевели их на английский язык и получили замечания от экспертов. Это для нас, конечно, был очень важный этап. И мы очень рассчитываем, что проделанная работа поможет нам как раз войти в международный клуб.

- Мы желаем, чтобы все сложилось хорошо. И Росаккредитация стала частью этих уважаемых международных организаций. А для российского бизнеса что это будет значить? Что это даст российскому производителю?

- Вообще существует несколько важных преимуществ, которые российский бизнес сможет получить. Основное связано с проведением испытаний. Если те лаборатории, которые аккредитованы в России, будут признаваться за рубежом, это означает, что проведенные в них испытания тоже будут признаны за рубежом. Но возникает вопрос: по каким методикам проводятся испытания, на какие показатели? Естественно, у нас и в Европе эти показатели могут отличаться. Даже если мы получим международное признание, мы должны будем уметь работать по их методикам.

Вступление в IAF и признание результатов российской аккредитации означает, что мы сможем договариваться с конкретными странами о том, чтобы с нашими сертификатами товары могли без дополнительной оценки ехать в ту или иную страну. Это очень важный фактор, потому что для нас, как для страны-экспортера, важно налаживать и выстраивать эти коридоры вывоза товаров с теми странами, которые являются их потребителями. И членство IAF дает этот билет. Но сам факт вступления в IAF не означает, что с нашими сертификатами можно ехать куда угодно. Требования к товарам в разных странах отличаются. И есть защитные меры, которые предъявляются, например, в Европе. Я удивлю, может быть, вас сейчас, если скажу, что товары с американским сертификатом не могут зайти на европейский рынок без дополнительной проверки. Поэтому членство в IAF - это пропуск для того, чтобы дальше урегулировать эти вопросы. Они потребуют еще принятия двусторонних соглашений и договоренностей.

Такие инструменты, как полная интеграция, работают только в том случае, когда страны входят в экономические союзы. Например, Европейский союз. Там сертификаты, выданные в одной стране на товар, действуют на территории Европейского союза. Аналогичная ситуация сейчас у нас с Евразийским союзом. Товары России, Белоруссии, Казахстана и Армении (сейчас к нам также присоединяется Киргизия) вне зависимости от того, в какой из стран выданы на них сертификаты, могут продаваться и обращаться на территории этих государств.

- С 1 июля 2014 года вступил в силу закон, в соответствии с которым все аккредитованные организации должны пройти процедуру подтверждения компетентности. И срок на это отведен небольшой - до 1 июня 2016 года. Как проходит эта работа, многие ли организации не проходят проверку?

- Работа идет очень активно. И большое количество организаций сейчас проходит процедуру переаккредитации. Если говорить о нагрузке, то в 2014 г. мы на 30 % увеличили количество мероприятий, которые проводятся нами. Мы прогнозируем, что в 2015 г. нагрузка еще увеличится, так как все организации будут активнее проходить переаккредитацию. Это, конечно, очень серьезный вызов и для нас, и для тех, кто проходит эту процедуру. Потому что были введены новые требования к аккредитованным организациям, соответствующие международным стандартам. Естественно, многим нужно провести серьезную работу для того, чтобы этим новым, более жестким, требованиям соответствовать.

Росаккредитация должна выполнить функцию своеобразного "фильтра", но при этом сохранить добросовестную часть рынка. Необходимо соблюсти баланс. Мы не должны прийти к ситуации, когда у нас некому будет работать. Нужно подходить к этому вопросу так, чтобы бизнес понимал, в чем его ошибки, и имел возможность исправиться. Именно эти процедуры и были заложены в новом законе об аккредитации. Раньше по любому нарушению Росаккредитация обязана была приостановить действие аттестата, даже если нарушение - это технические ошибки или отсутствие не очень важной графы в документе. Сейчас мы вышли на совершенно другой уровень. Решение о приостановлении аттестата принимается или не принимается зависимости от степени опасности нарушения, допущенного органом по сертификации или испытательной лабораторией. Плюс к этому у каждой организации, которая проходит оценку на соответствие новым требованиям, есть время провести работу над ошибками. И только после этого принимается окончательное решение. При этом в отношении недобросовестных организаций мы будем продолжать жесткую линию. За время нашей работы более 1200 организаций уже были лишены аккредитации. Это очень существенная цифра - более 10%.

- Затрагивает ли эта работа те организации, которые получили сертификаты у аккредитованных организаций, не прошедших проверку? У них будут сертификаты отзываться?

- Конечно. И такая организация несет огромные риски и убытки. С этой точки зрения у производителей и поставщиков тоже должна поменяться ментальность. Многие до сих пор по привычке ищут возможность где-нибудь побыстрее и подешевле получить сертификат. Но надо понимать, что это потом может аукнуться совершенно иными размерами ущерба. Мне кажется, что это главный аргумент: возможность потерять всю продукцию из-за того, что на нее отозван сертификат. Это тот риск, который должен заставлять производителей и поставщиков обращаться к добросовестным органам по сертификации, испытательным лабораториям. А как их отличить? Ничего сложного нет. Сроки работы, стоимость услуг, наличие в реестре, отсутствие посредников, реальный отбор проб, все понятно и очевидно. Не высшая математика.

Полный отчет о "Деловом завтраке" с Саввой Шиповым читайте в одном из ближайших номеров "Российской газеты".