Новости

17.04.2015 00:00
Рубрика: "Родина"

По его мемуарам рассыпаны бриллианты афоризмов

Штрихи к портрету
Затворничество в "Симеисе" было использовано графом Дмитрием Алексеевичем Милютиным для работы над мемуарами. В наши дни все 12 томов (семь томов воспоминаний и пять томов дневников) тщательно прокомментированы и изданы благодаря самоотверженному труду профессора МГУ Ларисы Георгиевны Захаровой.

Воспоминания графа Милютина (кстати, прочитавшего еще десятилетним мальчиком все 12 томов "Истории государства Российского" Карамзина) содержат множество метких, точных и исключительно наглядных характеристик людей, с которыми сводила долгая жизнь.

Вот что военный министр пишет о министре внутренних дел Петре Александровиче Валуеве:

"Валуев имел наружность внушительную: высокий рост, стройный стан, приятные черты лица; он отличался изящными формами, держал себя с большою важностью и был очень занят собой; особенно же старался блистать красноречием. Речь его всегда была вычурна, округлена, переплетена цитатами на разных языках; казалось, как будто он говорил не иначе как подготовленными фразами. Как в речах, так и во всех приемах его неприятно выказывались искусственность и аффектация. В сущности, это был человек с разносторонним образованием и европейскою культурой (чем отличался от большей части наших государственных людей), но с односторонним кругозором. Его воззрения, политические и государственные, всего ближе можно назвать аристократическим доктринерством".

Все истинные ценители поэзии прекрасно помнят поэтический портрет псевдолиберального министра в сатирической поэме графа Алексея Константиновича Толстого "Сон Попова". Специалисты давно высказали гипотезу, что острие толстовской сатиры метило в Валуева, но не имели достаточных аргументов для доказательства своей правоты. Отныне эту гипотезу можно считать доказанной.

Об адмирале Ефиме Васильевиче Путятине, назначенном на пост министра народного просвещения, Милютин высказывается коротко и емко: "Известный даже между моряками за человека крайне сурового и строгого до жестокосердия". Ну, как тут не вспомнить Бабеля и его классическую фразу про отца Бени Крика, который среди биндюжников слыл грубияном?!

Некоторые фразы Милютина достойны того, чтобы украсить сборники афоризмов.

"Приниматься за переделку всего старого возможно только с новыми людьми".

"Правительство сознавало необходимость сделать что-нибудь - и только выказывало свою немощь".

"К сожалению, весьма многие из совершившихся у нас преобразований носят на себе именно эту черту - отсутствие общей основной мысли".