Новости

01.04.2015 19:30
Рубрика: Экономика

Что строит Спецстрой

Директор Спецстроя России Александр Волосов - о необычных объектах, которые создает уникальная, единственная в своем роде строительная организация
Что общего у Гагаринского старта на Байконуре со спорткомплексом ЦСКА и радиолокационной станцией системы предупреждения о ракетном нападении под Армавиром? Их возводил Спецстрой. На счету Федерального агентства специального строительства тысячи уникальных и очень часто секретных объектов. В эксклюзивном интервью "Российской газете" директор Спецстроя России Александр Волосов рассказал, как возглавляемое им ведомство участвует в выполнении Государственной программы вооружений-2020, обустраивает армию и помогает реализации новых космических программ.

Александр Иванович, ваша организация имеет в названии приставку "спец". Строите только режимные и секретные объекты?

Александр Волосов: Думаю, процентов на девяносто именно такие. У нас минимум контрактов в области жилищного и социального строительства. Основная масса - это специальные объекты, возводимые для минобороны и по заказам "Росатома", минпромторга, Росавиации...

В общей сложности сотрудничаем с 12 федеральными министерствами и ведомствами. По всей стране от Камчатки до Калининграда строим для них очень серьезные объекты. В том числе заводы по уничтожению химического оружия, места дислокации и командные пункты ВМФ, военные аэродромы, технические зоны ракетных дивизий и Войск воздушно-космической обороны.

Другой наш заказчик - Роскосмос. Там практически все объекты режимные, начиная с Центра управления полетами и заканчивая предприятиями, выпускающими орбитальные спутники и космическое оборудование. Космодром Восточный, когда его введут в строй, тоже будет с грифом секретности, территориальное образование получит статус закрытого.

О масштабах нашей работы можно судить по такому факту. Сегодня на предприятиях Спецстроя трудятся более 46 тысяч человек. Вместе с субподрядчиками это уже 120 тысяч, а с обслуживающим персоналом намного больше. Говоря военным языком, целая армия строителей.

Две машины чертежей

Вы упомянули космодром Восточный. Что за проблемы лихорадят эту стройку?

Александр Волосов: Там с самого начала проектирования и строительства в 2011 году сложилась непростая ситуация. Если вкратце: строители вынуждены были начать работу без необходимой проектно-сметной документации. Это привело к тому , что к лету 2013-го отставание по ряду объектов достигало порядка 18 месяцев.

Надо понимать, что космодром - проект масштабный, требующий огромных капиталовложений. В амурской тайге на площади 800 квадратных километров нужно было менее чем за пять лет построить не только космодром, но и современный город с населением порядка 40 тысяч человек, проложить сотни километров железнодорожных и автомобильных дорог, внутренних коммуникаций.

Сдать космодром нужно до декабря, чтобы Роскосмос провел подготовительные работы по носителю

Проблемы, которые сейчас решаются в авральном порядке, обусловлены элементарным отсутствием проектной документации к началу строительства, из-за чего строители зачастую были вынуждены простаивать без работы. Скажем, в конце 2011 года после заключения первых госконтрактов Дальспецстрой построил вахтовые городки, мобилизовал людей, завез технику. Но первая партия проектно-сметной документации, раскрывающая сущность проекта, поступила на Восточный только через полгода.

К тому же в сметную документацию изначально заложили расценки, далекие от реальных. Например, зарплату рабочим определили в 17 тысяч рублей. Вкалывать за такие деньги в Амурской области, где зимой температура зашкаливает за сорок градусов, а летом стоит невыносимая жара, желающих было мало. Тем более что средняя оплата труда в регионе тогда составляла 34 тысячи. А отчитываться за выполненные работы в отсутствие всего портфеля проектно-сметной документации задача также трудновыполнимая.

То есть одна проблема потянула за собой другие?

Александр Волосов: Совершенно верно. Если строительная организация не имеет на руках полный проект, она вынуждена замедлять работу. Допустим, на космодроме требовалось возвести какую-то конструкцию. А рабочие документы имелись только по ее фундаментной плите. Значит, материал под строительство приходилось закупать не сразу на весь объект, что было бы дешевле, а партиями - по мере поступления документации. Стоимость той же арматуры за это время могла вырасти в разы. Знаете, какая у нас плотность арматурных конструкций - палец не пролезет. Так образовывался дефицит средств.

Но главное, что постоянно отодвигался ввод объектов в строй. Летом 2013 года, когда вместе с вице-премьером Дмитрием Рогозиным я впервые прилетел на космодром, отставание от графика достигало 18 месяцев. А когда заказчик принял решение ввести стартовый комплекс на полгода раньше, отставание достигло 24 месяца.

Эта инспекция помогла ускорить строительство космодрома?

Александр Волосов: После нее были приняты жесткие решения о подготовке проектно-сметной и рабочей документации. Но это тоже потребовало времени. Например, когда в сентябре прошлого года в наш дальневосточный главк двумя грузовыми машинами привезли основные чертежи и расчеты, строительство жилого городка отставало от графика уже на 22 - 24 месяца. Еще одной проблемой являются по-прежнему поступающие изменения в проектно-сметную документацию, даже ту, что прошла государственную экспертизу. Мы подсчитали: с начала строительства космодрома таких корректировок было более трех тысяч.

И, конечно, надо что-то срочно делать с отчетностью по готовым объектам. Заложенная в контрактах стоимость работ - 34 тысячи рублей за квадратный метр, по результатам экспертизы вышло 54 тысячи, а по проекту 64 тысячи. Сегодня этот вопрос так до конца и не решен. Нужно узаконить стоимость и принять фактически выполненные работы.

Космодром не готов, а выделенные на него средства уже израсходовали, потому что в проекте не учли реальную стоимость работ и материалов. Дополнительные деньги не получишь, пока не рассчитаетесь за сделанное. А рассчитаться нельзя, поскольку в смете фигурируют совсем другие цифры. Какой-то замкнутый круг получается.

Александр Волосов: На самом деле ситуация выправляется. Хотя трудности с нехваткой оборотных средств и получением проектной документации до сих пор остаются. То же с импортозамещением технологического оборудования для космодрома. По линии Спецстроя это системы кондиционирования, вентиляция, электрика, хладооборудование и т.д.

Когда мы в Плесецке делали стартовый комплекс под "Ангару", в документации заранее предусмотрели установку оборудования российского производства. А по проекту Восточного все надо закупать за рубежом, что при нынешнем курсе валюты проблематично.

Еще про Плесецк скажу. Там для стартового стола использовали металлическое покрытие, которое без малейших деформаций выдерживает температуру до 3 тысяч градусов по Цельсию и давление в 15 атмосфер. Его создали наши ученые и произвели в России. То есть импортозамещение вполне реально.

Если говорить о Восточном в целом, то помощь нам сейчас оказывают благодаря постоянному вниманию президента и правительства. Специально для строителей космодрома ввели ценовой индекс, который теперь учитывается при определении зарплат и стоимости услуг логистики. Дело в том, что проектом не предусмотрена доставка издалека на Восточный оборудования и материалов - кто-то где-то решил, что их можно приобрести в Дальневосточном регионе. Отсутствовали в документации и расходы на организацию вахтового метода работы. Считалось, что на строительство космодрома можно привлечь местное население. А нужных специалистов набралось раз, два - и обчелся.

По факту строителей и многие материалы приходится возить из других регионов страны, тратить на логистику немалые деньги. Введенный правительством индекс позволяет это делать, поэтому оплату произведенных работ нужно пересчитывать с учетом нового коэффициента.

На этот год министр обороны определил 37 объектов, возведение которых находится на его особом контроле

Сегодня все закупки для Восточного осуществляются по твердой цене. Это означает, что Спецстрой полностью взял на себя ответственность не только за возведение космодрома, но и за расходование средств по его контрактам. Главное тут разобраться с новой стоимостью работ и материалов. Надеюсь, к концу мая мы с этой задачей справимся.

Так вы успеете к декабрю подготовить Восточный к первому запуску ракеты-носителя или старт придется откладывать?

Александр Волосов: На Восточном трудятся все главки Спецстроя. Работы организованы в три смены. Сдать космодром заказчику мы должны раньше декабря с тем, чтобы Роскосмос провел на стартовом комплексе подготовительные работы по носителю. И мы это сделаем.

Чтобы уложиться в сроки, на космодроме создан и круглосуточно работает оперативный штаб. Кроме наших специалистов, там есть представители Роскосмоса, подведомственных и субподрядных организаций. Штаб возглавляет мой заместитель, который постоянно находится на космодроме.

Штаб постоянно контролирует выполнение строительных графиков, численность работников и техники, следит за поставками и монтажом оборудования, осуществляет мониторинг финансирования и контроль за расходами, координирует работу по формированию отчетности. Кроме того, его представители каждый день работают на самых "горячих" объектах космодрома.

Нам уже удалось сделать серьезный рывок, в результате общая строительная готовность Восточного с 38 процентов возросла до 80. Сейчас все усилия сосредоточены на 14 объектах пускового минимума, которые мы сдадим в первую очередь. На большинстве из них уже идут доводочные работы. На стартовом комплексе оборудование смонтировали, сейчас устанавливаем все необходимое на командном пункте, дооборудуем технический блок. В графики мы уложимся.

Основные объекты космодрома сделаны с большим запасом прочности. Если первую стартовую площадку на Байконуре когда-то строили в расчете всего на десять запусков, а она до сих пор может отправлять ракеты в космос, то эксплуатационные требования к Восточному гораздо выше. Мы там развернули три завода, выпускающих высококачественный бетон для заливки конструкций любой конфигурации, чтобы здания и площадки века стояли.

Со строительством инфраструктуры, на мой взгляд, дела обстоят неплохо. Рельсы до Транссиба протянули, жилой городок и автомобильную дорогу построили, железнодорожный вокзал, совмещенный с автобусным, возвели. Как только позволит погода, внутренними транспортными коммуникациями займемся - на территории космодрома их приходится на свайной основе делать. Сегодня с новым руководством Роскосмоса складывается вполне конструктивное взаимодействие.

В том, что успеем подготовить Восточный к установленному президентом страны сроку, не сомневаюсь.

Батальоны просят тепла

В последние годы Спецстрой по контрактам с минобороны делает много объектов в рамках Государственной программы вооружений-2020. Как там идет работа?

Александр Волосов: По сравнению с Восточным гораздо планомерней. Руководство минобороны синхронизировало свои оружейные контракты со строительством инфраструктуры под новый арсенал. Мы по меньшей мере на пять лет вперед знаем, где, когда, под какую технику и что конкретно необходимо сделать. К тому же на решение данной задачи работает целая команда министра обороны, включая его заместителей, главкомов и командующих.

Каждый командир на своем объекте несет ответственность за его строительство. Поэтому гораздо меньше проблем с техническими заданиями, авансированием строительства, разработкой и получением проектной документации - на это работает 31-й проектный институт. Если проект требует изменений, то корректировка происходит быстро и по существу. Такого, чтобы в строительную документацию вносили тысячи изменений (это мы наблюдали по Восточному), в минобороны уже нет.

Результат налицо: мы из года в год наращиваем количество исполненных контрактов. Если в 2012-м сдали Вооруженным силам 80 объектов, годом позже 188, то в 2014-м произошел настоящий прорыв - 668 объектов.

И что они из себя представляют?

Александр Волосов: Список длинный - от ракетных шахт до морских причалов. Все, кроме жилья, объектов соцкультбыта, медицинских и учебных учреждений, для армии строит наше агентство. А расписанный по годам план деятельности минобороны-2020 позволяет нам организовать ревизию будущих строительных объектов.

Что имеется в виду. Когда военные сформируют нам тактико-техническое задание, появляется возможность заранее произвести расчет начальной цены объектов. Она закладывается в основу будущего проекта и ускоряет начало строительства.

Тем более что вооружение теперь закупается комплектами - сразу на дивизион или полк. И строить под их хранение и обслуживание нужно типовые сооружения.

Александр Волосов: Именно так. У нас они называются объектами повторного применения. Один раз выполнили проект, и он с минимальными корректировками в процессе привязки к местности используется на различных строительных площадках.

Строители знают, что делают - военный городок, базу или хранилище, - из каких материалов их нужно возвести, когда сдать заказчику. Только на подготовке проектной документации имеем 50-процентную экономию средств.

Вот почему министр обороны требует, чтобы упор делали на плановость и строительство именно объектов повторного применения. Для нас это тоже удобно: загодя можно распределить по площадкам силы и средства, в том числе финансовые.

Есть ли приоритеты при строительстве военной инфраструктуры? Скажем, первым делом обустраиваете позиционные районы для РВСН, потом базы атомных подлодок и аэродромы стратегической авиации. Или все делается параллельно?

Александр Волосов: Приоритеты определяет заказчик, в данном случае минобороны. Что военные включили в свои планы, то мы и делаем. Но существует этапность ввода объектов в строй. Например, в какой-то воинской части размещают новую технику, которая в зимнее время должна находиться в отапливаемом помещении. Поэтому в первую очередь строим теплые хранилища. И лишь потом технические позиции, контрольно-пропускные пункты, другие сооружения.

На этот год министром обороны определены 37 объектов, возведение которых на особом контроле. Что там строим, перечислять не буду. Скажу лишь, что это объекты для РВСН, Войск воздушно-космической обороны и ВМФ.

С точки зрения географии военной стройки как все выглядит?

Александр Волосов: Тут для нас важнейшей является армейская и флотская инфраструктура в Арктической зоне.

Серьезно взялись за восстановление там аэродромов. До недавнего времени самой отдаленной "точкой" Спецстроя был Североморск-1. Сейчас этот аэродром практически готов, осталось установить там радиотехническое оборудование.

Получили задачу восстановить, а фактически сделать заново аэродром Нагурское на одном из островов архипелага Земля Франца-Иосифа, будем перестраивать аэропорт совместного базирования в Нарьян-Маре и еще целый ряд аэродромов.

Взлетно-посадочные полосы в материковой зоне, как правило, делаем сплошными - полностью заливаем их бетоном. Для этого у Спецстроя имеется современная техника и оборудование. Но в Арктике, где можно работать на аэродромах очень короткий период, будем использовать плиты.

Осенью прошлого года на острове Врангеля и мысе Шмидта построили типовые городки "Полярная звезда". В комплекс входят жилой, хозяйственный, административный блоки. Сверху он на самом деле напоминает звезду. Такая проектировка позволяет военнослужащим ходить из помещения в помещение, минуя открытый воздух. В Арктике это большое удобство.

Люди заселились в благоустроенные и полностью меблированные комнаты, есть пищеблок, медицинский пункт, сауна, прачечная со стиральными машинами. Предусмотрели даже спортивный зал с комнатой психологической разгрузки.

В Арктике ведь не только строить тяжело. Там наверняка приходится использовать особые, морозоустойчивые материалы?

Александр Волосов: Строительство в условиях Крайнего Севера и местах с тяжелым климатом, как в той же Амурской области, в первую очередь подвели нас к решению: надо иметь в арсенале самую лучшую строительную технику. Ее, правда, пока приходится покупать за рубежом, главным образом у корейцев и японцев. Зато кое-какие материалы и конструкции научились хорошо делать сами.

У Спецстроя, например, заработал свой завод по производству стеновых панелей. Начали делать композитную арматуру и энергосберегающие светильники с большими гарантийными сроками службы. В помещениях на космодроме Восточный такие ставим, на объектах минобороны начали применять.

Для каркаса зданий в Арктике хотим использовать легкие строительные конструкции. Сооружения с их помощью собирать быстрее, да и цена получается значительно ниже.

Вообще, если подходить к делу по-хозяйски, на многом сэкономить можно.

68 метров под килем

Давайте с севера на юг переместимся. Флотскую базу в Новороссийске скоро сдадите?

Александр Волосов: Напомню, что мы там строим не просто пункт базирования кораблей и подлодок Черноморского флота, а единственный в России глубоководный порт. Точнее говоря, геопорт. На выходе у мола дно опускается до 68 метров.

Когда чистили место у причалов, из воды пришлось поднимать фрагменты потопленных кораблей. Три года назад интересная история произошла. Наши инженеры и рабочие выполнили уникальную техническую операцию - достали из Черного моря подводную лабораторию, которая в прошлом веке затонула у Новороссийска. С помощью глубоководного аппарата "Бентос-300" ученые когда-то изучали жизнь морских обитателей. Потом исследовательская лодка долго стояла у пирса, пока шторм не накрыл ее мощной волной. Погрузился аппарат неглубоко - всего на 6 метров, и во время отливов был хорошо виден с берега.

Поскольку "Бентос" представлял не только научную, но и историческую ценность, наши коллеги его десять раз пытались поднять наверх. Не получилось - объект был слишком тяжелым. Тогда корпус разрезали на части, стали вытягивать по отдельности. Опять не вышло. И лишь наши специалисты, используя для подъема мощные тягачи и плавучие краны, наконец-то вытянули аппарат на сушу. О сложности выполненной ими работы можно судить по такому факту - одна только носовая часть "Бентоса" весила 180 тонн.

Так геопорт уже готов?

Александр Волосов: Работа там идет по новому графику, который относительно сроков, указанных в Федеральной целевой программе, сокращен на два года. Это было сделано по решению министра обороны в связи с синхронизацией сроков получения новых кораблей и периодов строительства.

Мы этого графика жестко придерживаемся. К новым причалам Новороссийска уже подходят надводные корабли. К июню все должно быть готово для приема дизельных подводных лодок нового поколения.

Но, повторюсь, мы строим геопорт, то есть большой и многофункциональный морской объект. Полностью сдадим его, когда все предусмотренное проектом, в том числе штаб Черноморского флота, общежитие для подводников и объекты энергетики, будут готовы к эксплуатации. Между прочим, штаб для черноморцев делаем по последнему слову техники, он сможет выдержать землетрясение в 9 баллов.

В море на рекордных глубинах строим из металла и бетона молы-причалы общей протяженностью почти четыре километра. На Восточном моле работы близятся к финишу, а с возведением Западного мола полностью завершится создание внутренней акватории военно-морской базы.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке