Новости

Предприниматели ощутили снижение коррупции
Около 25% опрошенных институтом бизнес-уполномоченных считают, что коррупция в сфере взаимоотношений бизнеса и государства снижается. 76,4% респондентов заявили, что в 2014 году надзорные органы проверяли их предприятие не более трех раз. 77% этих проверок были плановыми. Такие цифры привел Уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов на международной конференции "Влияние коррупции на предпринимательский и инвестиционный климат", которая прошла в НИУ ВШЭ.

По словам Бориса Титова, именно сегодня в стране проявляется положительный тренд в виде снижения коррупции: "Если еще в прошлом году подавляющее большинство предпринимателей заявили, что коррупция в стране растет и процветает, то в этом году, согласно последнему опросу, 29% респондентов отмечают усиление коррупции, и чуть меньше четверти респондентов отмечают постепенное ее снижение. Мы обработали почти 12 тысяч обращений и видим, что проблема административного и коррупционного давления на бизнес сохраняется и серьезно влияет на развитие предпринимательства. 56% предпринимателей полагают, что ведение бизнеса в России дело небезопасное. 70% респондентов говорят, что деятельность правоохранительных органов по противодействию коррупции не является эффективной. 50,2% респондентов считают, что избыточные требования к бизнесу обходятся в более чем 10% от их выручки".

Бизнес-омбудсмен отметил, что уже есть неплохие результаты работы по защите предпринимательства от коррупции при контрольно-надзорных проверках. Принят закон о реестре проверок. По словам Бориса Титова, это очень важное решение и первый шаг к систематизации проверок: "Мы будем иметь статистику, сколько проверок бизнеса проходит в стране. Сегодня министерства формируют эти данные на основании информации из контрольно-надзорных органов. Это еще один из инструментов снижения количества проверок, потому что не все проверяющие захотят оставлять информацию в общефедеральном реестре, когда у них кроме официальных интересов государства присутствуют еще дополнительные интересы".

По мнению ректора НИУ ВШЭ Ярослава Кузьминова, психологическая основа для приемлемости коррупции в бизнесе в большой степени опирается на психологическую приемлемость ежедневной бытовой коррупции. И нельзя разделять решение двух этих проблем - коррупцию при взаимоотношениях бизнеса и государства и коррупцию в повседневной жизни.

Бытовая коррупция "выросла" из начала 1990-х годов, когда из-за резкого сокращения финансирования социальных сервисов (от врачей до ГАИ) установилась форма полурыночного добровольного финансирования этих услуг гражданами. "Это является основой бытовой коррупции. Такого рода коррупционное поведение сейчас начинает ограничиваться, но в обществе нет морального посыла противостояния этой коррупции и нет общественного движения "за чистые руки". Это является серьезной проблемой", - говорит Кузьминов.

Проблема коррупции, конечно же, стоит остро не только перед Россией. Например, ежегодный ущерб для экономики Европейского союза от взяток оценивается в 120 млрд евро. Эта цифра сопоставима с годовым ВВП Чехии. Четыре из 10 европейских стран считают, что коррупция серьезно препятствует развитию их экономики. По словам администратора Департамента по противодействию преступности Генерального директората по правам человека и верховенству права Совета Европы Мустафы Ферати, в Европе 2% компаний ежегодно теряют из-за коррупции 100 млн евро, 6% - от 5 до 100 млн евро, 20% - от 1 до 5 млн евро, и 26% - 100 тысяч до 1 млн евро.

Заместитель главы представительства Европейского союза в Российской Федерации Свен-Олов Карлссон рассказал, что сегодня европейские власти делают ставку на такие механизмы борьбы с коррупцией, как ужесточение отчетности компаний и ведомств, защита лиц, заявивших о совершении акта коррупции, более прозрачное лоббирование. С 2013 года Совет Европы сотрудничает с российским предпринимательским сообществом, цель этого сотрудничества - обмен наиболее успешными практиками борьбы с коррупцией.

Обсуждаемая проблема лежит не только в плоскости взаимоотношений бизнеса и государства, участники конференции напомнили, что корпоративное мошенничество и коррупция также сильно распространены. Президент РСПП Александр Шохин отметил, что бизнес в последнее время стал гораздо больше внимания уделять собственным механизмам контроля. "Это связано с тем, что публичные компании вынуждены вводить свои собственные официальные антикоррупционные инструменты из-за американского и британского законодательства. Без наличия документов по антикоррупционным практикам и без обучения персонала этим практикам не будет размещения на публичных площадках. Их пример оказывается заразительным. Непубличные компании тоже начинают использовать антикоррупционные инструменты", - говорит Шохин.

В РСПП подсчитали, что доля компаний, считающих информирование о попытках получения взятки самым эффективным способом борьбы с коррупцией, в 2014 году снизилась (с 22,4% до 16,6%). По сравнению с 2013 годом в прошлом году почти в полтора раза вырос процент предпринимателей, считающих, что взятки нельзя победить никакими способами (с 7,5% до 12,3%). "Легких средств борьбы с коррупцией нет, нужны системные решения. Важно, чтобы не было дополнительного давления на бизнес. Вот был законопроект, что любые подозрения в коррупции могут инициировать дополнительные проверки. Здесь важно не именные законы совершенствовать с титульными названиями, включающими слово "коррупция", а все-таки регулировать и совершенствовать отраслевое и системное законодательство", - резюмировал президент РСПП.

"Есть методы борьбы с коррупцией, которые мы можем применить уже сейчас. Когда мы произносим слово "коррупция", то чаще всего подразумеваем "взяточничество". А это некорректно. Основная проблема коррупции - это административное давление. Если мы хотим бороться с коррупцией по всем направлениям одновременно, должен быть фрагмент государства, который может стать локомотивом этой борьбы, и, на мой взгляд, это судебная система", - считает полномочный представитель правительства РФ в Конституционном и Верховном судах РФ Михаил Барщевский.

По его словам, в стране нужно создавать специальную службу судебной охраны, аналогичную службе маршалов в США. Вполне возможно создать ее на базе существующей Службы судебных приставов, выделив при этом в самостоятельную службу. Федеральная служба судебной охраны должна будет вести уголовные дела в отношении лиц, пытающихся оказать давление на судей. Эта же структура должна предотвращать коррупционные проявления и внутри самого судейского сообщества. ФССО не должна расследовать никакие иные преступления, кроме совершенных в отношении судей и правосудия и самими судьями. То есть у нее не будет ведомственного интереса обеспечить "правильный приговор" по тем делам, которые она расследует за пределами "судебной территории". "Это такое пугало для нечестных судей и защита для честных, что мы получим независимого судью через пару недель после создания службы. Простейшая вещь. Если судью нельзя снять, если он защищен, то он будет выносить решения по закону и судебная система приобретет ту меру доверия, которая нужна бизнесу, чтобы не платить проверяющим органам", - резюмировал он.

Последние новости