Новости

07.04.2015 17:15
Рубрика: Общество

"Я полюбил тебя, дедушка Ленин..."

"Советские" дети, родившиеся в революционные годы, быстро полюбили грамоту и мгновенно возненавидели сказки - не без старания Наркомпроса. Поэтому и письма ребята писали не Деду Морозу, а вождям государства и просто чиновникам разных уровней. Одним из самых популярных героев у пионеров был "дедушка Ленин", но сохранились и трогательные послания другим партийным деятелям. Далеко не все направляли сочинения конкретному адресату: многие, в основном, беспризорники писали просто всем, кто увел их от асфальтовых чанов.

По фильму "Место встречи изменить нельзя" мы помним, как один хитрый убийца, пытаясь сбить сыщика Жеглова со следа, писал многим государственным чиновникам и даже "до Михал Иваныча Калинина дошел". Этот деятель возглавлял Всероссийский ЦИК и Верховный Совет СССР. По тому же адресу было направлено письмо неизвестного мальчика, опубликованное в сборнике документов "Дети ГУЛАГА. 1918 - 1956" (орфография и пунктуация всех писем сохранены):

"Шлю тебе привет, дедушка. Я читал о тебе книги и очень полюбил тебя, дедушка. Мы живем бедно. Я бы писал тебе письма часто, но нету денег на марки. <…> А еще, дедушка, пришли книг по дисциплине пионера и других, а то в отряде не дают хороших книг, а только одни сказки".

Еще охотнее и искреннее дети писали первым лицам, когда оказывались в домах для беспризорных. Новая жизнь давала повод рассказать о горестной жизни при "неправильном царе".

"Я с матерью жил очень хорошо, ни об чем не думая, - писал беспризорник Александр Арисьев. - Потом вдруг сделалась перемена жизни, мать заболела и померла, и я остался жить с бабушкой и сестренкой. Я пошел работать в работники на кожевенный завод, на котором и гнул свои кости; придешь, бывало, с работы, устанешь, как собака, и поесть не успеешь, а бабушка тебе уже говорит: дров нет, поди сходи по дрова..."

В приютах, куда попадали малолетние бродяги, было легче, и они немедленно благодарили за это. Вот что писал А. Хоменчук, попав на скудное гособеспечение:

"Первый раз нас в приюте покормили рисовой кашей, булкой американской, дали без 1/8 четверть хлеба. Сестренка моя Варвава, которую я вел, тузая в спину кулаками, наелась, огляделась, подозвала меня к себе и говорит: "как здесь хорошо, какая каша сладкая"".

Дети так хотели рассказать о своей жизни советскому руководству, что у властей и журналистов возникло желание открыть газету со специальными разделами, где бы печатались письма юношества. В 1920-е годы появилась знаменитая "Пионерская правда", но еще раньше ребячьи послания стал печатать публицист Леонтий Котомка, который выпускал "Детскую правду" почти сразу после революции. Несколько ее номеров сохранилось в архивах Москвы и Саратова. Как можно судить из "Известий ВЦИК", все детские эпистолы и заметки читали на самом высшем уровне.

В выпуске за 22 января 1919 года 13-летний Б. С-ин поместил письмо с благодарностью Наркомпросу - за новую "школьную реформу":

"Раньше бывало войдет учитель в класс и все вытянутся, как деревянные палки, как будто все уважение к учителю заключается в умении стоять перед ним под "козырек" как товарищи солдаты стояли перед офицерами. Теперь этого уже нет. Напрасно думают буржуазные сынки, что мы, пролетариаты, не уважаем учителей наших. Это неправда. Вот я сам люблю своих учителей. Да зачем вставать перед ними с мест? Теперь должно быть равенство".

Рядом, в той же газете - исповедь 15-летнего Абрама. И тоже - благодарность за новый режим:

"Пьяный свирепый царь испугался народа и приказал солдатам, тогда еще темным, стрелять в него. Площадь обагрилась кровью и покрылась трупами. Так кровавый царь расправился с народом. И хочется сказать, что теперь народ понял, что не нужно ходить к царю и просить у него, как нищий, подаяние, а нужно взять винтовку в руки и грозно, властно, требовать у него свои права".

Реагировали ли вожди и областные исполкомовцы на каждое письмо? Вряд ли. Но наивные и честные письма ребятни точно побудили работников просвещения перетряхнуть библиотеки по всей стране: приключения пионеров и пролетарские рассказы заняли места любимых некогда народных сказок.