Новости

09.04.2015 13:10
Рубрика: Общество

"Не делите! Хочу быть с вами..."

Разведенные супруги все чаще силой забирают детей друг у друга
"Ты кого больше любишь - маму или папу?" Этот вопрос неумные взрослые, наверное, в свое время задавали каждому из нас. Иногда ответ на него детям приходится давать в суде. В последнее время случаи, когда прежде близкие друг другу люди силой решают судьбу общих детей после расставания, принимают все более уродливые формы.

По примеру звезд

Звездные истории о "разделе" детей - на слуху почти постоянно. Актер Алексей Панин сутками караулит на вокзале свою дочь, которую раньше несколько лет сам прятал от матери, а потом ночует в отделении полиции. Через суд определяли место жительства детей продюсер Яна Рудковская и миллиардер Виктор Батурин. Похожие проблемы были у Кристины Орбакайте и ее мужа Руслана Байсарова. Однако такое количество примеров среди богатых и знаменитых заставляет задуматься, что же происходит в случаях, когда участники процесса не являются публичными персонами.

В Невском районном суде Санкт-Петербурга сейчас слушается дело об определении места жительства двух несовершеннолетних детей. В редакцию "Российской газеты" обратилась молодая женщина Вера (имена всех участников этого семейного конфликта изменены). Ее история достаточно проста: девушка влюбляется, рожает двоих сыновей и живет счастливой семейной жизнью. Однако настает момент, когда идиллия заканчивается - и у нее не остается ничего и никого, кроме младшего сына. По словам Веры, старшего у нее летом прошлого года силой забрал бывший муж. Борису на тот момент было всего пять лет.

- Мне позвонила мама и в слезах сообщила, что на их дачный участок ворвались неизвестные - четверо здоровенных мужиков, - избили ее и отца и увезли моего Борю в неизвестном направлении, - рассказывает Вера корреспонденту "РГ".

С тех пор она не видела сына уже более полугода. Сначала бывший гражданский супруг якобы возил его на отдых, затем устраивал в детский сад, потом стал шантажировать по принципу "ты - мне, я - тебе".

- "Я дам тебе поговорить с Борей, если ты дашь мне поговорить с Антоном (младший сын остался с матерью. - "РГ")", - заявляет мне Олег, но потом вдруг перестает брать трубку или говорит, что ребенок спит, или еще что-то случается, - вздыхает Вера.

Ограничить доступ

Чтобы исключить любые контакты мамы с Борисом, отец отдал мальчика в частный детский сад. Администрация весьма недешевого заведения поддерживает позицию того родителя, который оплачивает их услуги. Согласно определению Невского районного суда, до окончания разбирательства Боря должен жить вместе с отцом, поскольку изменение места жительства может негативно сказаться на его состоянии. Но даже увидеть сына Вера не может.

"Являясь дошкольным образовательным учреждением, мы несем полную ответственность за ребенка во время его нахождения в нашем детском саду и не имеем права создавать условия, способные нанести вред психоэмоциональному состоянию ребенка, - сказано в официальном ответе матери мальчика за подписью заведующей детсада. - В связи с указанным мы вынуждены ограничить ваш доступ на территорию детского сада и отказать в выдаче электронного ключа до разрешения судебного спора".

"В половине случаев ребенок не хочет идти к тому родителю, которого определил суд, и очень трудно объяснить маленькому человеку, что такова жизнь"

Фактически детсад превысил свои полномочия, поскольку суд не ограничивал маму в общении со своим ребенком, а только указал место его жительства. В принципе, на действия руководства в такой ситуации можно было бы жаловаться в прокуратуру, но Вера боится усугублять ситуацию перед предстоящим слушанием дела.

Она совсем не бедствует, но Олег является управляющим партнером одной из крупных юридических компаний Петербурга. То есть обладает весьма значительными и профессиональными, и финансовыми ресурсами, чтобы отстаивать свою позицию. Дата очередного заседания суда пока не назначена, тем временем Вера никак не может понять, чего именно добивается бывший муж: "Неужели он хочет, чтобы у его сына не было мамы?"

"Я тебя накажу"

К сожалению, ситуация, рассказанная Верой, совершенно обычна. Хотя, к примеру, известна история, когда именно мать - от злости на бывшего мужа - сообщила дочери, что тот... умер. Невозможно представить психологическое состояние девочки, когда она случайно встретила совершенно живого папу на улице. Однако попытки наказать через детей женщину все же встречаются чаще, утверждают профильные юристы.

- "Я тебе докажу, я тебя накажу" - этим чаще всего руководствуются мужчины, которые забирают детей у матери, - говорит сотрудник аппарата уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге Ольга Сергеева.

Ежегодно в адрес детского омбудсмена Светланы Агапитовой только в Петербурге поступает около 200 жалоб от родителей, которые не могут договориться о том, с кем должны жить их дети после развода. Наши герои там, кстати, тоже были. По имеющейся информации, Олег в качестве аргумента в свою пользу приводит якобы асоциальное поведение бывшей супруги, Вера - тот факт, что Антон продолжает жить с ней и на неблагополучного ребенка он совсем не похож.

Приставам, надо сказать, тоже приходится несладко. Как рассказал корреспонденту "РГ" Андрей Харичкин, и. о. начальника межрайонного отдела судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств УФССП РФ по Санкт-Петербургу, дела о передаче детей относятся к разряду "особых", потому что от исполнения конкретного решения зависит судьба человека.

- Появление таких документов неприятно само по себе, ведь это значит, что родители не могут договориться друг с другом о судьбе ребенка и подвергают его серьезному стрессу, - говорит пристав. - Ребенок видит полицейских, педагогов, дяденек и тетенек в форме, кучу взрослых людей, которые разговаривают на повышенных тонах... В половине случаев он не хочет идти к тому родителю, которого определил суд, и очень трудно объяснить маленькому человеку, что такова жизнь, исполнять решение суда мы обязаны и будем это делать.

Живешь с мамой - верни телефон

Бывает, что после исполнения решения тот, кто раньше так истово сопротивлялся, успокаивается. Но и это тоже происходит не всегда красиво. В августе прошлого года приставам пришлось развернуть целую операцию по "изъятию" ребенка у отца. Мужчина, несомненно, любил девочку, заботился о ней и решил организовать отдых на море. Факт покупки билетов стал известен приставам, и, чтобы избежать их внимания, по дороге на курорт ребенка посадили в вагон только на станции Бологое. Возвращаясь назад, отец спрятал дочку на третьей багажной полке, завалил одеялами и пообещал девочке вернуться позже. Судебным приставам, которые встречали его на вокзале, мужчина категорически заявил, что ездил один. Когда поезд отправился в депо, восьмилетняя малышка испугалась и заплакала, ее услышала проводница. Так девочку удалось вернуть матери.

- Матери с дочерью пришлось на некоторое время сменить место жительства - и успокоить ребенка, и защититься от возможных противоправных действий отца. До последнего момента мы находились с ними, - рассказывает Андрей Харичкин. - Отец, кстати, потом потребовал у дочки телефон, который раньше подарил, - раз уж с ним не живет, пускай возвращает.

Сейчас в отделе исполнения особых производств находится 11 подобных дел. По нескольким, к глубокой радости всех причастных, родители начали пытаться договариваться. По одному из дел мать добилась решения суда в свою пользу и тем успокоилась. Ребенок продолжает жить с отцом. В остальных случаях идет розыск, так как приставам неизвестно место нахождения ни ребенка, ни родителя.

Кстати, надо понимать, что такой процесс может длиться до бесконечности - пока предмет спора не достигнет 18 лет, а параллельно не начнет понимать, что с ним делают его родители. Срока исполнительного производства по данным делам фактически не существует. Если обиженный родитель снова отбирает ребенка у того, с кем тот должен жить по суду, то решение об окончании исполнительного производства может быть отменено, и все начнется сначала...

Справка "РГ"

627 обращений, связанных с нарушением прав детей одним из родителей, поступило на имя уполномоченного по защите прав детей в Петербурге в 2014 году.

Кстати

Юристы отмечают, что многих проблем при спорах родителей удалось бы избежать, если бы в законе были четко прописаны действия органов опеки и попечительства, сотрудников полиции, а после вынесения решения суда - и судебных приставов. Однако функции по опеке и попечительству установлены для регионов федеральным законодательством, поэтому решить вопрос на уровне отдельных городов и областей невозможно. Еще в 2012 году Светлана Агапитова направляла в Госдуму и Совет Федерации свои инициативы об изменении статей 69 и 73 Семейного кодекса РФ, предлагая включить в перечень оснований для ограничения и лишения родительских прав неисполнение решения суда об определении места жительства ребенка. Эта инициатива до сих пор не реализована.

Контакт

Уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова: Санкт-Петербург, переулок Гривцова, 11, (812) 576-70-00, spbdeti@mail.ru.

Общество Семья и дети Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург