Новости

09.04.2015 21:32
Рубрика: Общество

Голова программиста Валерия Спиридонова

Россиянин решился на фантастическую операцию
Парализованный российский программист может стать первым человеком, чью голову пришьют к чужому телу. О готовности проводить подобные операции заявил итальянский нейрохирург Серджио Канаверо. Первая может состояться в 2017 году. Канаверо предполагает, что в случае благополучного исхода операции пациент сможет двигаться, говорить прежним голосом и чувствовать собственное лицо. А физиотерапия поднимет его на ноги через год.

У итальянского профессора множество оппонентов. "Нет свидетельств, что соединение спинного и головного мозга приведет к восстановлению двигательной функции после пересадки головы", - считает авторитетный американский специалист Ричард Боргенс. "Не думаю, что это возможно", - говорит доктор Эдуардо Родригес, который первым в мире осуществил пересадку лица. По его словам, даже после десятков лет изучения травм спинного мозга есть мало способов восстановления двигательной функции у пострадавших.

Комментарий

Академик Сергей Готье, директор Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов имени Шумакова, главный трансплантолог РФ:

Сама идея привлекательна, так как дает возможность сохранить человеческую личность при разных катастрофах, тяжелых заболеваниях тела, которые обрекают человека на смерть. Мне кажется, если тщательно продумать ход операции, все ее детали и нюансы, просчитать возможные риски, то технически она выполнима. В середине 50-х годов наш великий соотечественник Владимир Демихов в экспериментах на собаках доказал: пересадка головы практически возможна. Доказал возможность восстановления кровообращения мозга в пересаженной голове, сохранения жизнеспособности мозга.

В чем самая большая сложность таких операций?

Сергей Готье: В восстановлении функций спинного мозга донора. Ведь все проводящие пути от головного мозга к различным органам, конечностям проходят через спинной мозг. И его надо каким-то образом соединить с мозгом реципиента, чтобы они работали.

В таких операциях проблема совместимости донора и реципиента куда важнее, чем при пересадке других органов?

Сергей Готье: Конечно! Дело в том, что при пересадке, например почки, организм реципиента бурно реагирует на донорскую почку, пытаясь ее отторгнуть. И только медикаментозное, иммуноподавляющее лечение может этот процесс остановить или хотя бы замедлить. На этом, кстати, основана современная трансплантация органов. А в случае с пересадкой головы возможен обратный процесс. То есть большая масса донорского тела, несущая собственный иммунитет, вступает в конфликт со сравнительно небольшой массой головы реципиента. В медицине это называется синдром "трансплантат против хозяина". И врач обязан предусмотреть такую возможность, заранее найти пути преодоления синдрома. Чем больше задумываешься о проведении подобных операций, тем больше возникает вопросов о возможностях их выполнения, их целесообразности.

Вы критически к ним относитесь?

Сергей Готье: Нет. Я скорее "за" , чем "против". Даже если эта попытка закончится неудачей, она расширит наши возможности в области трансплантологии, физиологии, иммунологии, анестезиологии, реаниматологии и т.д. Она поставит немало вопросов.

О ком говорят

У 30-летнего россиянина Валерия Спиридонова редкое и неизлечимое генетическое заболевание, синдром Верднига - Хоффмана - поражение спинного мозга. Такие больные, как правило, не доживают до 20 лет. Молодой человек занимается разработкой программного обеспечения, с высокими технологиями он хорошо знаком. Может, поэтому несколько лет назад ему пришла идея о пересадке органов. Он принялся изучать соответствующую литературу, в том числе и труды Канаверо. Сейчас Валерий хорошо знаком с профессором. Лично они не встречались, но регулярно общаются по электронной почте и в Skype.

- У меня замечательная жизнь, но болезнь прогрессирует. Возможно, в недалеком будущем я не смогу двигать даже руками. Можно сидеть и ждать, а можно воспользоваться шансом и внести вклад в науку. Выбираю последнее, потому и вызвался, а дальше будет видно. В любом случае принесу пользу науке, - сказал доброволец корреспонденту "РГ". - Я полностью осознаю риск. Страшно? Безусловно. Но ровно в той степени, как человеку, делающему шаг туда, куда еще никто не ступал. Как космонавту, наверное.


Коллеги по "цеху" не жалуют Серджио Канаверо, называют его "медийным персонажем". Фото: www.neinvalid.ru

Родные и близкие, по словам молодого человека, полностью его поддерживают. Судя по всему, в вопросах пересадки органов программист разбирается не хуже медика. Донором тела, по его словам, может стать человек с умершим мозгом или приговоренный к смертной казни. Валерий уверен, что все получится. Канаверо, говорит он, имеет опыт восстановления двигательных функций у человека с серьезной травмой спинного мозга. Профессор добился сращивания нейронов, что считалось невозможным.

Валерий допускает, что может и не стать "первым". Претендентов на операцию у Канаверо достаточно. Ранее профессор заявлял, что прооперирует человека только с мышечной атрофией. Среди пациентов с таким диагнозом, насколько известно, нашлись желающие и в других странах. Кроме того, перед операцией нужно решить множество вопросов, в том числе в какой стране она будет выполнена.

По технологии, разработанной Канаверо, голова прикрепляется к телу с помощью "склеивания" концов спинного мозга специальным материалом (полиэтиленгликолем) и соединения кровеносных сосудов миниатюрными трубками. Тела донора и пациента, естественно, должны быть охлаждены. А после операции человек проведет в искусственной коме около месяца.

Несмотря на множество критических высказываний коллег, нейрохирург уверен в успехе. Детальный проект операции он планирует представить на конференции Американской академии хирургов ортопедии и неврологии в июне этого года.

Взгляд из Италии

По расчетам Канаверо, для успешного проведения трансплантации, которая продлится более 36 часов, потребуется одновременное участие 100 хирургов. Ее кульминация - отсоединение головы и ее соединение с новым телом - должна занять не более часа и непременно происходить при температуре тканей плюс 12-15 градусов Цельсия. При более высокой температуре и более продолжительном вмешательстве человеческий мозг выжить не сможет.

Операция россиянина Спиридонова, которая, по предварительным расчетам, обойдется в 11 миллионов долларов, может состояться уже в 2016 году. Валерий, конечно, надеется на положительный исход. Но стоит ли ему так слепо доверяться Канаверо? Ведь итальянец пока даже не изучал историю болезни Спиридонова. Почему же "Доктор Франкенштейн", как прозвали его в Италии, решил, что эта трансплантация пройдет успешно?

Ответов на эти вопросы, к сожалению, пока нет. Все попытки "РГ" побеседовать с Серджио Канаверо и понять его мотивацию, увы, ни к чему не привели. О его биографии не сказано ни слова в "Википедии". У него нет даже собственного сайта в Интернете - непонятно, как на него выходят его потенциальные клиенты. О нем лишь известно, что Канаверо - "нейрохирург из Турина". Больше ни слова.

В туринской больнице Молинетте, где Канаверо значится одним из сотрудников отделения нейрохирургии, о нем не слышали уже целый год. "Канаверо у нас уже давно не работает. Мы не знаем, где он сейчас. Не исключено, что его занесло в Америку", - говорят бывшие коллеги таинственного доктора. Ни одному местному авторитетному СМИ вроде "Коррьере делла сера" или "Репубблика" не удавалось сделать с ним серьезное интервью. Пожалуй, единственный эксклюзив заполучил лишь "желтоватый" еженедельник Oggi.

Коллеги по "цеху", судя по всему, не жалуют Серджио Канаверо. Как рассказали "РГ" в "Обществе итальянских нейрохирургов", Канаверо не состоит ни в одном из научных сообществ. Львиная доля итальянских нейрохирургов считает, что его метод "основан на чистой теории" и является крайне "несвоевременным", называя Канаверо "медийным персонажем". Вполне вероятно, что во всех этих замечаниях есть здравое зерно.