Новости

14.04.2015 10:10
Рубрика: "Родина"

По следам адмирала Путятина

Текст: Юрий Борисёнок (кандидат исторических наук)

Накануне российско-японского форума, который состоится в Токио 21 мая 2015 года, мы беседуем с Александром Николаевичем Пановым, профессором МГИМО-Университета, послом Российской Федерации в Японии (1996-2003), о непростой истории российско-японских отношений.

- Первые известия о Японии и японцах дошли до России чуть больше трехсот лет назад, во времена Петра Великого. Но и до сих пор для многих россиян Страна Восходящего Солнца остается землей в чем-то загадочной и не всегда понятной. В чем своеобразие наших отношений с Японией за то время, когда они обрели дипломатический характер?

- Совсем недавно мы отметили 160-летие первого договора между нашими странами, заключенного 7 февраля 1855 года в японском городе Симода. С российской стороны договор о дружбе и торговле подписал вице-адмирал Евфимий Васильевич Путятин. Именно это событие стало точкой отсчета в дипломатической истории российско-японских контактов. Безусловно, взаимное узнавание началось гораздо раньше - к середине XIX века и у россиян, и у японцев накопился определенный багаж знаний друг о друге. Россия несколько раз посылала миссии, пытавшиеся установить официальные отношения, но успеха они не имели: Япония с начала XVII столетия в течение двух с половиной веков оставалась полностью закрытой для иностранцев страной. И только в середине позапрошлого века преодолеть эту изоляцию удалось сначала американцам, а затем России, Франции, Англии и другим державам.

С тех пор ведет начало своеобразная и притом достаточно незамысловатая в своей основе линия развития российско-японских отношений. Казалось бы, два государства очень близки друг к другу территориально и могли бы взаимодействовать в мирном формате, завещанном флотоводцем Путятиным. Но ХХ век, как известно, ознаменовался несколькими вооруженными столкновениями, наложившими суровый отпечаток на двусторонние контакты. Негативный след и по сей день остался и в российском, и в японском общественном сознании. В нашей стране до сих пор помнят и об унизительном поражении в русско-японской войне 110 лет назад, и об интервенции японцев на Дальний Восток и в Сибирь в годы гражданской войны, и о боях на озере Хасан и реке Халхин-Гол в 1938-1939 годах, и о вступлении СССР в войну с Японией в августе 1945го, увенчавшемся капитуляцией японской квантунской армии в Маньчжурии, и возвращением южной части о. Сахалин, и передачей Курильских островов. В конце Второй мировой войны почти 600 тысяч японских солдат и офицеров попали в советский плен, около 60 тысяч из них скончались в лагерных условиях, немало усилий потребовалось и для возвращения выживших домой - эти события негативно отразились в исторической памяти современных японцев.

Но такой неблагоприятный исторический фон не охватывает все многообразие наших отношений - достаточно позитивные моменты там присутствовали во все времена. В Стране Восходящего Солнца, к примеру, хорошо помнят, как в 1960е годы советская вакцина от полиомиелита спасла многие тысячи японских детей. Эта история была затем рассказана в фильме Александра Митты "Шаг" (1988), в котором снялась знаменитая японская актриса Комаки Курихара. Стоит вспомнить и о том, как российские моряки спасали тонувших японских коллег, а японцы приходили на помощь нашим мореходам.

Российско-японские контакты - это ни в коем случае не линейный, не однотонный, не черно-белый процесс, во все времена там хватало самых различных оттенков. Но плотного, регулярного, доверительного общения между нашими государствами и народами, к сожалению, не происходило, даже несмотря на интенсивные процессы культурного взаимообмена. В Японии до сих пор очень востребована русская классическая литература XIX столетия - Лев Толстой, Тургенев, Достоевский, Чехов; огромной популярностью пользуются русский балет и русская музыка. Не грех вспомнить и о том, что еще в 1928 году настоящий фурор в нашей стране произвел театр "кабуки" - его высоко оценил сам Станиславский. И сегодня в Японии ежегодно проходят фестивали российской культуры - в мае нынешнего года в Токио накануне проведения традиционного Японо-российского форума состоится и открытие очередного фестиваля культуры России в Японии при участии председателя Государственной думы С.Е. Нарышкина. Внимание нашей публики привлекают и ежегодные фестивали японской культуры в России. У нас давно не требуют подробных разъяснений такие приметы японского образа жизни, как икебана, кимоно, чайная церемония, самурайские традиции.

- Но сформированное миром культуры доброжелательное отношение людей друг к другу, к сожалению, до сих пор не трансформировалось в хорошие, дружеские, партнерские отношения между государствами, хотя идея стратегического партнерства между Москвой и Токио была озвучена уже больше десяти лет тому назад.

- На мой взгляд, политические и общественные элиты наших стран до сих пор не осознали тот очевидный факт, что сегодня между Россией и Японией не существует непреодолимых противоречий. Сегодня на календаре не 1891 год, когда в Японии было совершено покушение на будущего императора Николая II, и не 1938й, когда в СССР японским шпионом мог быть объявлен даже тот, кто не мог показать Японию на карте. Россия не представляет угрозы для Японии, Япония, в свою очередь, не представляет угрозы для России. Наша страна может предоставить японцам очень широкий рынок сбыта для их товаров, финансовых инвестиций и передовых технологий. Нынешние 30-35 млрд долларов ежегодного взаимного товарооборота - это очень мало. Но, к большому сожалению, сегодня в российских влиятельных кругах интерес к Японии невелик - и столь же мал ответный импульс с японской стороны. Несомненно, Япония - сложная страна для укоренения иностранного бизнеса, там могут дать результат только длительные целенаправленные усилия. В итоге мы имеем вроде бы не такие уж плохие отношения с Японией, но и не слишком-то хорошие. А недавно в Токио, как известно, присоединились к антироссийским санкциям, хотя и в достаточно умеренной форме.

- В оправдание этой ситуации обычно говорят, что наши исторические проблемы нерешаемы: до сих пор не подписан мирный договор по итогам Второй мировой войны.

- Негативные страницы истории забыть невозможно, но, на мой взгляд, совсем уж непреодолимым препятствием они не являются. Как известно, США совершили по отношению к японскому народу немало серьезных военных преступлений - достаточно вспомнить варварскую бомбардировку Токио 10 марта 1945 года, когда за один день были уничтожены более 100 тысяч мирных жителей; от таких же бомбовых ударов пострадали Осака, Нагоя и другие города; закончилось же все атомными ударами по Хиросиме и Нагасаки 6 и 9 августа 1945-го, причем эти стертые с лица земли города фактически не имели никакого военного значения. При этом нынешние отношения Токио и Вашингтона историей, как ни странно, почти не отягощены. При этом в Японии по сей день убеждены, что их страна честно соблюдала договор с СССР о ненападении, а вот советская сторона его внезапно нарушила летом 1945 года, и с тех времен, как кость в горле, остается нерешенной "территориальная проблема", которая мешает поддерживать контакты.

Советский командир допрашивает пленного японца. Конфликт у озера Хасан. Август 1938 г. Фото: РИА Новости ria.ru

Подобный подход критики не выдерживает - в послевоенное время были периоды очень активного развития отношений - в первую очередь экономических контактов и общественных связей. Вспомним 1970е годы, когда Советский Союз вообще не признавал существование "территориальной проблемы" - именно тогда были реализованы крупнейшие совместные проекты по освоению Сибири и Дальнего Востока - строительство порта Восточный, разработка якутских угольных залежей и сибирских лесных массивов. Именно японцы настояли на том, чтобы начать освоение шельфовых месторождений на Сахалине, пока в некоторых наших высоких кабинетах в этом сильно сомневались.

Наконец, в конце 1990-х годов наблюдался настоящий бум двусторонних отношений - начались даже обмены между военными структурами и правоохранительными органами, начали бурно развиваться экономические связи. То есть при наличии политической воли многое можно изменить к лучшему. Та парадигма, которую давно предлагает российская сторона - только при наличии хороших дружеских отношений и развитых контактов можно со временем решить и проблему мирного договора - абсолютно реалистична. Но никак не наоборот. Японцы говорят: сначала признайте, что спорные территории наши, а уж после этого мы будем развивать отношения... Думать, что сейчас, когда в Токио присоединились к антироссийским санкциям, возможен какой-то прогресс по "территориальной проблеме", это нонсенс. Ведь речь идет о полноценном мирном договоре, в котором обязательно должно быть записано, что стороны не предпринимают по отношению к друг другу каких-то негативных действий и осуществляют добрососедское сотрудничество. Чтобы что-то изменилось, необходимо вернуться на путь конструктивного сотрудничества по всем направлениям двусторонних отношений, для чего есть все основания.

- Вы наблюдаете Японию и японцев - и профессионально, и воочию - уже почти полвека, с конца 1960х годов. Как за это время изменились пространство истории, общество и люди?

- Когда я впервые ступил на японскую землю в Иокогаме, оказалось, что в этом городе отсутствуют тротуары, но с тех пор, конечно, поменялось очень многое. Ключевыми для Страны Восходящего Солнца стали два периода больших реформ - первый из них приходится на XIX век, когда Япония догоняла Запад, а второй - на послевоенное время, когда тот же самый Запад во многом успешно перегнали, перестроив милитаризированную экономику и общество на мирный лад. Но и в годы самых радикальных преобразований никогда не забывали о том, чтобы максимально сохранить свою идентичность - культуру, философию, систему отношений между людьми. Безусловно, под воздействием глобализации нынешняя японская молодежь гораздо меньше ориентируется на семейные ценности. Меняются и отношения между работодателями и наемными работниками. Если раньше человек, устроившись в крупную корпорацию, оставался там до конца своих трудовых будней, то теперь появился перелив рабочей силы в разных отраслях экономики.

На съемках фильма "Дерсу Узала" Акира Куросава, переводчик К. Маруи и Юрий Соломин. 1975 г. Фото: Анатолий Ковтун/ ТАСС

Однако японские "духовные скрепы" сохраняют свою силу - отношение к дисциплине труда, порядки в семье, формы общения с друзьями. Это очень привлекательная черта японского народа, когда лучшее из многовекового опыта не подлежит пересмотру. Сегодня в уличной толпе мы вряд ли встретим японских женщин в кимоно, но стоит случиться чтимому всеми празднику - кимоно наденут не только дамы в возрасте, но и молодые девушки. Лет где-то до 30 местная молодежь отличается самым экстравагантным видом в духе последних веяний западной моды, но, переступив этот возрастной барьер, все это обычно отбрасывается, и человек превращается в обычного японца, с удовольствием посещающего театр "кабуки" и соревнования борцов сумо. Япония меняется, но при этом сохраняет главное из своего традиционного наследия.

- По ходу ХХ века и наши люди у японцев успели перенять кое-что важное: дзюдо нынче наш национальный вид спорта, хит 1970-х годов - каратэ - был известен каждому советскому человеку, как и гимнастический прыжок Цукахара прогнувшись. Глубоким было и взаимопроникновение в сфере культуры - вспомним лишь, что всемирно известный режиссер Акира Куросава снимал в СССР свой фильм "Дерсу Узала". Что нужно сделать для того, чтобы вывести наши отношения хотя бы на достигнутый ранее уровень и какую роль здесь может сыграть Японо-российский форум, который с 2013 года проходит по инициативе "Российской газеты" и известной японской газеты "Майнити"?

- На уровне общения между людьми больших проблем я не вижу, хотя Япония и в наши дни остается достаточно закрытой страной, в которой постоянно проживает совсем немного иностранцев. Российских туристов приезжает не так много - страна дорогая, а в нынешнее кризисное время становится еще дороже. Самое важное сегодня - чтобы представители нашей политической и предпринимательской элиты повернулись бы лицом к Японии. Известно, что Владимир Владимирович Путин постоянно интересуется японскими проблемами и очень внимательно относится к тому, что происходит в наших отношениях с Токио. Но, откровенно говоря, трудно за редким исключением назвать тех, кто искренне считает важным развивать отношения с Японией - и в среде японских политиков в целом равнодушие к России давно стало нормой. В свое время попытались создать российско-японский Совет мудрецов, чтобы стимулировать развитие наших отношений, но опыт оказался не очень удачным. Сегодня, как мне кажется, самое время вернуться к этому проекту и сформировать такую совместную группу из видных российских и японских политических и общественных деятелей, ученых, которая могла бы способствовать расширению двусторонних контактов по самым востребованным и чувствительным направлениям.

На этом фоне Японо-российский форум чрезвычайно важен. Он уже выдержал испытание современными кризисами. Несмотря на сложности в двусторонних отношениях, форум проводится регулярно и вызывает значительный интерес, доказывая, что у наших стран и народов по-прежнему имеется глубинный интерес друг к другу. Но интерес этот нужно постоянно подогревать. Экономические задачи наших отношений форум решает достаточно позитивно, теперь необходимо организовать активное взаимодействие и на общественном уровне, для чего стоит привлечь и уже упомянутых мудрецов. Нам нужно чаще разговаривать и обсуждать совместные проекты. В отношениях с Японией не стоит ждать быстрого результата, здесь логичнее думать о долгосрочном взаимодействии, на которое как раз и нацелена инициатива "Российской газеты" и "Майнити".