Новости

Академик Галимов и ФАНО подписали мировую
После трехдневных многочасовых переговоров с участием президента РАН Владимира Фортова конфликт академика Эрика Галимова и ФАНО завершен. Стороны пошли на мировую и нашли вариант, который удовлетворил все стороны.

- Подписано два приказа, - сказал корреспонденту "РГ" руководитель ФАНО Михаил Котюков. - Один отменяет приказ агентства от 13 апреля об увольнении академика Галимова. Согласно второму, по инициативе академика 12 мая этого года расторгается трудовой договор с директором Института геохимии и аналитической химии им. Вернадского РАН Эриком Михайловичем Галимовым.

По словам Михаила Котюкова, ФАНО и руководство института должны разработать план по повышению эффективности использования имущества, находящегося в управлении института, в том числе по разрешению ситуации с судном "Академик Борис Петров". Кроме того, в Устав института внесен пункт о научном руководителе. Этот пост будет предложен академику Галимову. И, наконец, Михаил Котюков сообщил, что ФАНО будет просить РАН объявить благодарность Эрику Михайловичу Галимову, учитывая его большой вклад в науку и многолетнее руководство институтом.

Но можно ли ставить точку в этой громкой истории? Ведь в ней как в капле воды проявились проблемы созданной в прошлом году конструкции РАН - ФАНО. Она возникла после передачи в агентство академических институтов. Напомним суть конфликта. Приказ об увольнении Галимова появился после того, как академик опубликовал в СМИ открытое письмо, обрисовав проблемы при взаимодействии с ФАНО. В основе разногласий - ситуация с научно-исследовательским судном "Академик Борис Петров", который закреплен за институтом.

- В 2012 году судну, которое тогда находилось в Индии, требовался плановый ремонт, их проводят раз в 4 года, - сказал корреспонденту "РГ" академик Галимов. - Тендер выиграла российская компания. Она перегнала судно в Китай, где проводит подобные ремонты. Тогда никакого ФАНО еще не было, сумма была согласована с РАН - 130 миллионов рублей. Договорились, что в 2012 году сделают ремонт авансом без предоплаты, а деньги академия выделит в 2013 году. Это примерно 60 миллионов рублей, остальные компания заработает, взяв судно во фрахт в 2014 году. Так академия расплатилась бы за ремонт. И тут пришло ФАНО и отказалось от обязательств РАН по выделению денег на ремонт 2012 года. Мы много раз обращались в агентство с предложениями, как можно разрулить ситуацию. Все безрезультатно. Нам задавали вопросы, мы отвечали, но дальше дело не двигалось. В институт присылали комиссии, ФАНО обращалось в прокуратуру, нас проверяли, но ничего не нашли, сказали, что все в порядке. Время шло, долг за простой в китайском порту рос и достиг примерно 300 тысяч долларов. В конце концов Галимов обратился в администрацию президента, обрисовал тупиковую ситуацию. В итоге для ее решения выделено 700 миллионов рублей. То есть в принципе главный вопрос о финансировании решен. Эту историю академик Галимов вынес на широкую публику, опубликовав текст в Интернете 11 апреля. А уже 13 апреля ФАНО уволило директора, который возглавлял институт более 20 лет.

Сама процедура увольнения вызвала возмущение в научной среде. Дело в том, что академик перенес инфаркт и три месяца был на бюллетене, лежал в больнице. Затем ему понадобилась операция в Германии, и он попросил ФАНО согласовать отпуск на 5 дней. Когда улетел, выяснилось, что ФАНО согласия на отпуск не дало. И апофеоз этой истории: в институт пришла проверка, чтобы зафиксировать, что директор отсутствует на работе. После чего появился приказ об увольнении.

Сейчас вряд ли имеет смысл разбираться, почему ситуация развивалась именно таким образом. Стороны подписали мировую. Важнее другое. Когда создавалось ФАНО, куда перешли академические институты, многие ученые опасались самого худшего. Опасались, что чиновники будут диктовать ученым, как делать науку. Но, к счастью, опасения не оправдались. И это сегодня признают даже самые непримиримые ученые, кто был категорически против реформы госакадемий. Хотя по каким-то вопросам и случались недопонимания, но руководителям РАН и ФАНО удавалось находить общий язык. А недавно с участием правительства был решен и ключевой момент их взаимоотношений. Спорные вопросы, по которым академии и ФАНО все же не удается договориться, будут выноситься на суд правительства. За ним последнее слово. Такой вариант удовлетворил обе стороны. Казалось бы, наиболее болевые вопросы устранены.

Конфликт с Галимовым грянул как гром среди ясного неба. Он показал, что обе стороны еще далеки от взаимопонимания. Произошел сбой в только начавших складывающихся отношениях РАН и ФАНО. Например, вновь не срабатывает принцип двух ключей, который предполагает, что все важнейшие вопросы академия и агентство будут решать сообща. Но президент РАН Владимир Фортов узнал об увольнении Галимова постфактум.

250 руководителей институтов должны в этом году покинуть свои посты

Отношения между академией и ФАНО пока очень хрупки. В их "отладке" даже приходится принимать участие руководителям государства. Поэтому, совершая какое-то действие, очевидно, надо исходить из принципа "не навреди". Отмеривать семь раз каждый шаг, прежде чем предпринимать резкое действие. Например, оценить, надо ли выносить ситуацию с судном "Академик Борис Петров" на широкую публику? Может, ученым и чиновникам стоило договориться "на берегу"? Найти разумный компромисс. Шум в СМИ только подлил масла в огонь, раззадорил обе стороны. Из искры разгорелось пламя. Только после многочасовых переговоров с участием президента РАН Владимира Фортова "пожар" удалось погасить.

Но, с другой стороны, может, и нужен был этот конфликт. Ведь впереди нашу науку ждут новые серьезные испытания. К примеру, начал действовать возрастной ценз в 65 лет, и сразу 250 руководителей институтов должны в этом году покинуть свои посты. Очевидно, эта акция будет непростой и болезненной. Да, они перешагнули критический возраст и должны дать дорогу молодежи. Но многие из них - это цвет российской науки, они внесли огромный вклад в ее развитие. И, конечно, каждый крупный ученый - сложная, неординарная личность. Он требует особого отношения, по крайней мере осторожного и бережного. И терпения. Иначе нашу науку ждут новые и ненужные потрясения.