Новости

23.04.2015 00:20
Рубрика: Общество

Рожденный на Мингрельской

Почетный гражданин Сочи Виталий Игнатенко - о войне, малярии и ордене для города
Виталий Игнатенко имеет почти все награды современной России. Посол доброй воли ЮНЕСКО. Бывший генеральный директор ТАСС, сейчас стал сенатором и продолжает активно работать на благо страны. Но одной наградой, о которой многие и не знают, Виталий Никитич дорожит особо. "Почетный гражданин Сочи", может, и не сулит сказочных благ, но присуждена ему за дело. Когда-то молодой собкор "Комсомолки" В. Игнатенко, коренной сочинец, добился присуждения городу ордена Отечественной войны I степени. Об этом и о многом другом - в нашем интервью.

Виталий Никитич, что для вас Сочи? Для кого-то это прежде всего Олимпиада, для других - город-курорт. Есть такая песенка: "В городе Сочи темные ночи". А есть присказка: "Знал бы прикуп, жил бы в Сочи". Расскажите про ваш город.


Факел Олимпиады в надежных руках. Виталий Игнатенко на самом почетном маршруте. Фото: РИА Новости www.ria.ru

Виталий Игнатенко: Это место, без которого я, честно говоря, не представляю себя, своей жизни. Я именно там физически ощущаю это понятие - родина. Для меня это Родина. И когда я был маленьким, и когда стал взрослым, всегда был большой город, очень большой город, несмотря на то, что на самом деле он и сегодня не очень большой. А во времена моей юности до 100 тысяч жителей доходило с курортниками.

Но все равно он казался мне огромным, великим городом с большой серьезной историей. И самое главное, что к этой истории мои родители некоторым образом причастны - они творили эту историю. Они приехали туда в 30-х годах, естественно, по партийному направлению, мать - чтобы учительствовать, отец - чтобы охранять этот город. Ему, как буденновскому комбригу, только что из украинских степей, было удивительно увидеть это море. Он всегда сравнивал его со степью - ровное, сильное, своенравное...

Сейчас, конечно, город невероятно преобразился, в этом огромная заслуга и нашего правительства, и президента Владимира Владимировича Путина. Он увидел в этом городе огромный потенциал, который позволил стать столицей Олимпиады и курортом европейского класса. Это была не первая попытка преобразования города. Еще в 1930-х годах была выработана целая программа, посвященная тому, чтобы Сочи сделать современным курортом. Сюда были направлены лучшие зодчие, архитекторы, строители. Все это возглавлял академик Жолтовский, он создавал облик этого города.

А в 80-х было даже решение Политбюро рекомендовать проведение Олимпийских игр в Сочи. Рассматривалось также Бакуриани в Грузии, казахстанский Медео, даже Цахкадзор в Армении, но пришли к выводу, что надо проводить в Сочи.

В 30-е годы в городе была одна улица, называлась она Сухумское шоссе. Буквально за несколько лет город вдруг стал выдающейся здравницей. В предвоенные годы здесь отдыхали уже десятки тысяч граждан СССР.

Я, конечно, очень горжусь тем, что мои родители были в гуще этого первого преображения города. В первые же дни войны город Сочи был наречен "госпиталем N 1" в этом районе.

Значит, Сочи - не только спортивная столица и курорт, но и госпиталь?

Виталий Игнатенко: Да, за всю войну там было спасено до 500 тысяч раненых. Это те солдаты и офицеры Красной Армии, которые вернулись в строй. Родители рассказывали, что больные жили в частном секторе, люди принимали их у себя дома как родных. Это было серьезное испытание для всего города.

А фашисты шли напролом в Новороссийск, в Туапсе. Для них был невероятно важным этот город с нефтеперерабатывающим заводом, с портом, в котором базировался Черноморский флот. Было поставлено на карту абсолютно все, чтобы этот город не отдать врагу. Шли чудовищные бои. Мой отец возглавлял один из истребительных батальонов. Они стояли на перевале Индюк, в предгорьях Кавказа, практически отрезанные от больших воинских соединений Красной армии. Защитники Туапсе, на мой взгляд, совершили настоящий подвиг: отстояли не только свой город, но и Сочи.

Если бы фашисты прорвались в Туапсе, Сочи бы не устоял, за 4-5 часов его бы просто не было. В городе на тот период было 200 тысяч раненых. Отец был одним из бойцов на этих рубежах, получил за это орден Ленина.


Второй слева в верхнем ряду — пионер Виталий Игнатенко. Сочи. 1953. Фото из личного архива

Мы когда-то работали в "Комсомольской правде", я слышал, что вы были инициатором идеи, чтобы город наградили орденом Отечественной войны I степени.

Виталий Игнатенко: Да, я писал об этом времени несколько статей. Главный редактор, а тогда им был блестящий журналист Борис Панкин, поверил в то, что газета может добиться присвоения городу высокого военного звания. Тогда это было очень трудное дело, считалось, что черта под итогами войны подведена, все награды розданы. Мол, достаточно, на этом надо поставить точку! Как-то не очень поощрялось, чтобы глубже вникать и изучать итоги войны.

Вы знаете, что после 60-х годов очень много городов получили звание Героев и стали городами мужества, воинской славы. До сих пор этот процесс идет, и я считаю, что он должен продолжаться, потому что чем мы глубже будем изучать итоги истории Великой Отечественной войны, тем больше будем находить ярких героических страниц. Те, кто живет в этих городах, поселках, должны знать о героической истории своей родины.

Когда мы шли в школу или из школы и видели лужу - а их было полно, надо было выпустить в эту лужу всего одну рыбку гамбузию

Я помню, мы писали письма в разные высокие инстанции, а потом вдруг Дмитрий Устинов, министр обороны, затребовал все документы. Я собрал их, мы с партийным руководством города снова вернулись к этой теме, достали все архивные материалы, все свидетельства. И Указ Верховного Совета состоялся. Устинов в торжественной обстановке в Зимнем театре Сочи вручил городу орден Отечественной войны.

И тогда на всех бывших госпиталях (это теперь санатории) были установлены памятные доски?

Виталий Игнатенко: Это было особое решение, и мы, когда устанавливали их на госпиталях, больницах, поликлиниках, турбазах, вдруг увидели, как люди преклонного возраста приходят на открытие этих досок. Просто толпы людей! И тогда я понял, что весь город во время войны решал очень трудную проблему - поставить на ноги бойцов, вернуть к жизни. Эти люди учительствовали или лечили больных детей, или строили, порой на скромных зарплатах, и вдруг, когда они пришли с орденами-медалями к местам, где трудились во время войны, я увидел, сколько их было: тысячи обычных людей, которые в моих глазах стали просто героями!

В Сочи прошло ваше детство. Расскажите про соседей, свой класс, какая атмосфера была в городе?

Виталий Игнатенко: Я учился в железнодорожной школе. Все дети железнодорожников, путейцев, которые часто были в дороге, получали образование в таких железнодорожных школах. Я туда попал потому, что она была рядом, и в свое время мама была директором этой школы до войны. Там учился мой старший брат, и меня туда определили. Мы очень хорошо учились, ведь у нас были очень хорошие преподаватели. Кроме того, особое направление - на занятие физкультурой и спортом. Мы не могли начать занятия в школе, если не было 40-минутной спортивной, довольно серьезной разминки. Надо было прийти в 8 утра, в любое время, в дождь, в жару, надо было сколько-то раз подтянуться на турнике, прыгнуть в высоту, в длину. Вроде бы элементарные вещи, но это должна была сделать вся школа. Приходила на физкультуру вся школа - от 1-го до 10-го класса.

Потом мы взрослели, становились чемпионами по плаванию, по теннису, в школе выросло много выдающихся спортсменов, теннисистов, пловцов. Я сам был чемпионом РСФСР по плаванию среди юношей. Звание я это получил на спартакиаде школьников. Мне было 14 лет, плавал 400 метров вольным стилем. К первой награде - медаль "За спасение утопающих" - я был представлен после летнего сезона на спасательной станции.

Улица, на которой вы жили, как называлась?

Виталий Игнатенко: Мингрельская.

Сейчас она существует?

Виталий Игнатенко: Да, но она переименована в Советскую.

Сочи, Адлер - это многонациональные города. Сколько было национальностей у вас в классе?

Виталий Игнатенко: Я потом только обратил на это внимание, уже будучи студентом, взрослым человеком, что у нас в школе учились ребята 32 национальностей. Когда мы учились, никто не знал, кто какой национальности...

Когда мы заканчивали школу, в 10-м классе нас училось 41, почти все - 36 человек - поступили в вузы. Это было доказательством, что нас учили хорошо. Все мы разъехались. Ни одного вуза в Сочи не было. А сейчас и университеты, один даже международный - спортивного менеджмента. А тогда вообще ничего не было. Была школа, которая готовила медсестер, медбратьев, один из мальчиков из класса пошел туда учиться, над ним подсмеивались, но потом он вырос в очень известного врача.

Слово "Адлер" знает каждый житель нашей страны. Всемирно известный аэропорт. Ворота Олимпиады. Как он появился?

Виталий Игнатенко: Аэропорт вначале был в самом центре Сочи. Сейчас там Гагаринская улица. Самолеты заходили на посадку вдоль реки Сочинки. Когда мы шли по улице, над нашими головами садились самолеты Ил-14, "кукурузники". Поначалу в Адлере аэропорта не было. Но его построили во время войны для морской авиации всего за 40 дней! Весь город был стянут в Адлер. Засыпали болота. Выравнивали площадку. Это был трудовой подвиг. Аэродром во время войны сыграл большую роль.

В соседней Абхазии чтут принца Ольденбургского, который завез эвкалипты и осушил болота. А кто спас Сочи от малярии?

Виталий Игнатенко: Профессор Соколов. Есть и улица, названная в его честь. Он выдал каждому школьнику пол-литровую баночку, в которой плавали маленькие рыбки, даже не рыбки, а головастики - гамбузии. И когда мы шли в школу или из школы и видели лужу - а луж полно было, дожди постоянные - надо было выпустить одну рыбку в эту лужу. И она поедала все личинки. И таким образом тысячи школьников - такое тимуровское движение. Я много лет носил с собой такую баночку, и комаров было все меньше и меньше, а потом вообще не стало.

Я помню, вас пытались обвинить, что вы теннисом стали заниматься, следуя моде первых лиц.

Виталий Игнатенко: Да, корресподент одной газеты - девушка пришла, иронически поглядывая на меня, говорит: "Не сомневаюсь, вы начали теннисом заниматься, потому что Ельцин стал играть" . А я говорю: деточка, я начал играть в теннис еще при Сталине...

Адлерская теннисная школа известна во всем мире.

Виталий Игнатенко: Школа была фантастических теннисистов, один лучше другого. Был выдающийся теннисист, потом стал выдающийся тренер - Юрий Юткин, один из тренеров Шараповой, Кафельников, Зверев - наши, сочинские.

Жители Сочи могли посещать такие концерты, которых и в Москве не было, приезжали и питерские, и московские мастера...

Виталий Игнатенко: В середине мая приезжал Большой симфонический оркестр Союза ССР. Он выступал каждый день, менялись только солисты и дирижеры. Вероника Дударова, Арвид Янсонс, все, кого вы знаете из выдающихся дирижеров, все были там - Кондрашин, Рождественский, Мравинский...

А что касалось потрясающих людей, эстрада - отдельная песня. Леонид Утесов, Эдди Рознер, Блехман и его оркестр из Ленинграда. Рижский эстрадный оркестр, знаменитый РЭО, в котором играл молодой пианист Раймонд Паулс.

Как сочинцы отнеслись к грандиозной стройке века в регионе? Я слышал, много было конфликтов, проблем, никто не верил в то, что Сочи станет городом мирового уровня. Ведь такое было - демонстрации, угрозы перекрытия трасс.

Виталий Игнатенко: Были. Честно говоря, надо отдать должное властям Краснодарского края и Сочи, которые сумели эту ситуацию взять под контроль. Я бы на первое место поставил деятельность теперь уже бывшего губернатора Ткачева. Он очень мудро, точно распределил все силы, идеологические и хозяйственные, которые занимались тем, чтобы в самом населении эта программа была принята.

Население сначала не очень приветствовало эту идею, все боялись, что пропадет бизнес, выселят, перестроят все, остановятся все социальные проекты, наработанный стиль жизни, изменится этот стиль и так далее.

Я тогда работал в ТАСС. Мог смотреть со стороны и понимал, каких усилий это все стоило. Были созданы крупные деятельные национальные землячества, национальный диалог стал очень заметным, рачительным, действенным, потому что сразу появились заявления: там убыхские захоронения, строители все уничтожат! Здесь живет армянское население, они его выселят, разобьют, здесь будет дорога проложена, она пройдет по кладбищу - так говорили. Эти проблемы надо было снимать.

С одной стороны, деликатно, с другой стороны, наступательно, чтобы не дать возможности говорунам и некомпетентным людям это дело оседлать. Потом родилась идея создать общественный совет по подготовке к Олимпийским играм. Мне предложили его возглавить. Совет работает по сей день. Во время подготовки к Олимпиаде мы собирались каждый месяц, до этого готовили согласование, рецензии проектов, не профессиональные, а с упором на социальную значимость проектов.

После Олимпиады в Сочи сложилась уникальная инфраструктура для отдыха. Но у нас есть еще одна черноморская жемчужина - Крым.

Виталий Игнатенко: Сочи никуда не денется, надо осваивать Крым, это интересно, экологично, красиво.

Как вы считаете, в этом соревновании между Сочи и Крымом Сочи сейчас уходит на второй план?

Виталий Игнатенко: Я за правильное соревнование двух этих субъектов. Сегодня Сочи впереди по инфраструктуре. Крым догонит, и дай бог, чтобы это произошло очень быстро, тем более у нас есть опыт, как возрождать такие курортные зоны, и люди есть, которые этим уже занимались на примере Сочи. Будет прекрасное соревнование двух курортов, но Сочи будет немного впереди, потому что у него два кластера - горнолыжный и прибрежный. А этого нет в Крыму.

Кстати

В Сочи, на углу Советской (бывшая Мингрельская улица) и Горького, стоит памятник Максиму Горькому. Все знают, что писатель был великанского роста. И подобрать модель для скульптора Клобова было архисложным делом. Голову он, конечно, мог вылепить по фотографии. А где взять торс и все остальное?

Тут мимо проходил десятиклассник Виталий Игнатенко. "Ты-то мне и нужен!" - возликовал скульптор. Школьник не стал отказываться от такого шага в историю. Тем более что натурщику полагался вполне взрослый гонорар. Целых два месяца Виталий ходил в мастерскую и проводил там по несколько часов. Итогом стал моложавый Горький с идеальной мускулатурой в характерной позе сельского подпаска. Был еще один проект, где Горький сидит в позе мыслителя. Куда он делся - тайна, покрытая алебастровой пылью.

На заработанный гонорар Виталий купил себе новые ботинки, а маме - флакон дорогих духов. Говорят, что при знакомстве с девушками Виталий назначал свидание именно у памятника Горькому. Во-первых, приметная точка в городе, а во-вторых, чтобы добиться восторга, достаточно было встать в "горьковскую" позу. Очень это на девушек впечатление производит.

Сразу после 10-го класса Виталий Игнатенко поступил в МГУ имени Ломоносова на факультет журналистики. Началась новая столичная жизнь. Он прошел школу репортерства в знаменитой тогда "Комсомольской правде". Дорос до заместителя главного редактора. И всегда при каждом удобном случае коллеги интересовались: а правда, говорят, тебе при жизни памятник поставлен?