Новости

08.05.2015 13:25

Ветеран: Справиться со страхом на войне помог запах пороха

Текст: Инга Бугулова (Санкт-Петербург)
К 70-летию Великой Победы корреспондент "РГ" вместе с сотрудниками Северо-Западного командования внутренних войск МВД России разыскали в Петербурге ветеранов, удостоенных высших наград Родины, и попросили их вспомнить о войне.

Партизанская эпопея

- Стояло лето. У меня как раз начались каникулы, и я пас в поле колхозных телят, - вспоминает Александр Веревкин. В 1941 году он закончил семь классов и готовился к поступлению в техникум, мечтая стать инженером. - Вдруг пролетавший мимо самолет стал опускаться все ниже и принялся гонять мое стадо туда-сюда. Животные разбегаются, я не понимаю, что делать, а из кабины вылез человек и помахал мне рукой. Это был немецкий летчик. Так я и узнал, что началась война.

Семья Веревкиных жила в деревне Таль Минской области. Отец учился на курсах сельхозработников, мать работала дояркой в колхозе. До января 1943 года немцы селян почти не беспокоили, но потом с оккупированной территории все же пришлось уехать. Александра вместе с отцом зачислили в партизанский отряд имени Котовского, где он служил сначала рядовым, после - минометчиком.

- Сама тактика поведения партизан сильно отличается от действующей армии. У них в первую очередь наступление и оборона, а у нас - засады, диверсии, подрывы самолетов, мостов и эшелонов. Так что, по существу, мы разбойники, получается, - усмехается Александр Семенович.

В составе партизанского отряда молодому солдату довелось поучаствовать в легендарных операциях, о которых сегодня сняты фильмы и написаны книги. Первой была "Рельсовая война", ставшая последним штрихом в Курской битве, партизаны должны были поднять на воздух железную дорогу в Белоруссии, чтобы отвлечь немцев и развить наступление. Следующий стратегический ход - операция "Концерт", целью которой был срыв воинских перевозок противника. Но самое сложное время наступило зимой 1944 года. Немцы поняли, что партизаны не уходят за линию фронта, и начали прочесывать территорию. По приказу командования бригада покинула окружение, но далось это солдатам нелегко - пришлось оставить там семьи. В результате фашистских карательных операций погибли мать, отец и младший брат Александра. Когда блокада была снята, партизаны вернулись на место базирования. На руках у юного солдата остались уцелевшие два брата и сестренка.

- Что мне было делать? Уходить из отряда, беречь их или продолжать воевать? Я погрузил детишек на повозку и отвез на аэродром. Спустя сутки прилетел самолет, их отвезли в детский дом. А когда Белоруссию освободили, бабушка забрала ребят обратно в нашу деревню, - рассказывает ветеран.

Сам же Александр продолжал оставаться партизаном. Переживал блокаду за блокадой, а однажды воевал с немцами 16 суток напролет. Несмотря на то, что отряд потерял треть бойцов, с позиций не ушли - спасали не только себя, но и население, что всегда уходило за солдатами в партизанские зоны. В этом же 1944 году произошел бой, который до сих пор ярче остальных встает в памяти ветерана.

- Немцы блокировали нас, и бригада начала отходить в лес. Вышли к канаве, выкопанной в ходе мелиорации. Там уже лежала рота нашего отряда. Командир приказал усилить эту засаду, всего получилось около 600 человек. Из оружия были автоматы и четыре десятка пулеметов, - вспоминает Веревкин. - Обычно немцы в леса не заходили, боялись, а тут идут. Когда они подошли на расстояние 100 метров началась сплошная трескотня. Стрельба не утихала 20 минут, но с их стороны - тишина. Немцы даже не успели начать отстреливаться, они просто падали и кричали. Мы же не потеряли ни одного солдата.

Конец войны Александр Семенович встретил в родной Белоруссии, в Пинске. Однако с Победой война для ветерана не закончилась - еще долгое время в стране действовали банды националистов, неспокойно было и на границе с Украиной. В Петербург Веревкин переехал уже в 1958 году, здесь получил звание генерал-майора и принимал участие в ряде важных операций. В их числе авария на Чернобыльской АЭС и армяно-азербайджанский конфликт в Карабахе. Имеет множество наград, среди которых ордена Красной Звезды и "За службу Родине в Вооруженных Силах СССР". Последним в стране награждены всего 13 человек.

Как перед экзаменом

Михаил Ашик встретил войну в Ленинграде школьником-восьмиклассником. Утро 22 июня застало юношу в яхт-клубе, где он вместе с товарищами готовился к долгожданному походу в Выборгский залив.

- Чуть свет, мы прибежали в яхт-клуб, прихватив домашние бутерброды. Получили паруса, снасти, старательно исполнили все палубные работы. Ждали сигнала к отходу, но вместо этого донесся крик: "Поход отменяется, война!" Мы до вечера разгружали яхты и ушли, чуть не плача. Таким запомнился мне этот день, - рассказывает Михаил Владимирович.

Почти сразу школу, в которой он учился, заняла одна из воинских частей. Тогда юноша решил поступать в морской техникум на Васильевском острове. Успешно сдал экзамены и был зачислен на судоводительское отделение. Однако 1 сентября новоявленных студентов построили в колонну и вместо занятий отправили копать противотанковый ров. Когда окопы были готовы, их вернули за парты, но учеба продолжалась всего несколько дней - на этот раз нужно было копать землянки для бойцов. А потом началась блокада.

- Зима в том году наступила очень рано, в октябре. Холодно страшно. Не было ни электричества, ни отопления, ни воды. В марте меня эвакуировали из Ленинграда в местечко Кобона. Потом - в Тихвин, а оттуда ехали с семьей ровно месяц на Кубань в эшелоне из товарных вагонов, - вспоминает ветеран.

В феврале 1943 года, когда Михаилу было семнадцать лет, его призвали в армию. Воевать пришлось в основном на Южном фронте в составе морской пехоты. Сначала под Ростовом, после - в Донбассе, Крыму. Солдат освобождал Одессу, Румынию, Болгарию, Югославию, Бессарабию, отбивал у фашистов крепость Аккерман. За годы войны Ашик трижды был ранен и получил множество наград. С одной из них - званием Героя Советского Союза и орденом Ленина - связан самый главный бой в жизни Михаила Владимировича. Это произошло в 1945 году в районе венгерского города Эстергома. Перед войсками стояла задача: отрезать отступление немецких танков и удерживать дорогу Эстергом - Комарно до подхода основных сил Советской армии. В ночь на 20 марта бронекатеры Дунайской военной флотилии прорвались через линию фронта и высадили десант в тылу фашистов. Усиленный взвод, которым командовал лейтенант Ашик, оседлал шоссейную и железную дороги и преградил немцам пути отступления. По расчетам командования, на операцию должно было уйти не более одного дня. Но на деле все вышло иначе: четверо суток авиация, танки и пехота врага пыталась столкнуть наших моряков в реку. Все это время бойцы в прямом смысле не смыкали глаз. Им удалось отразить 18 атак, уничтожить четыре танка, две самоходные пушки и две сотни гитлеровцев. Когда прибыла помощь, из 65 человек подразделения в живых осталось только 13.

- Примчался командир бригады полковник Смирнов. Не говоря ни слова, принялся целовать наши грязные, прокопченные физиономии с воспаленными от бессонницы глазами. По его щеке катилась слеза, он спросил, кто здесь командовал. Ему доложили обо мне. Смирнов обнял меня и назвал героем. А на следующий день он написал представление о присвоении мне этого звания. Мне было 19 лет, - рассказывает ветеран. И признается: идти в атаку было не страшно. - Сосало немного внутри, знаете, как перед важным экзаменом. А когда пошел в бой, уже ничего не боишься. Я даже подозреваю, что это запах пороха порождает такой эффект. Как ни странно, только разорвался первый снаряд, сразу же внутри все успокаивается.

Весть о Победе застала Ашика в полевом лазарете, когда его однополчане освобождали Прагу. Для его бригады война закончилась немного позже - было приказано преследовать отходящего противника. Сначала на предложения о капитуляции немцы реагировали стрельбой, а потом, 14 мая, замахали белыми тряпками и стали сдаваться целыми толпами.

- Столько эмоций было, радостного волнения. Я всю ночь не мог уснуть, - улыбается ветеран.

После демобилизации Ашик вернулся в Ленинград. Затем какое-то время служил в Магадане, а позже снова был переведен в родной город. В отставку ветеран вышел в 1978 году в звании полковника. Уже около 40 лет ветеран занимается литературным трудом - пишет книги, очерки и статьи о войне. Имя Михаила Ашика высечено в Москве на Поклонной горе, на обелисках в Киеве и Краснодаре.

Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург 75 лет Великой Победы Вторая мировая война