Новости

14.05.2015 20:18
Рубрика: Экономика

Экономика ждет перемен

"Мир перемен" в гостях у "РГ": Эксперты подобрали ключи, позволяющие найти выход из кризиса
У экономики повысилось давление

Иван Ангелов, профессор, член-корреспондент Болгарской академии наук:

- Нынешняя российская стагнация частично искусственна и частично объективна.

Она искусственна, поскольку усилена экономическими санкциями, грубым политическим давлением Соединенных Штатов Америки на мировой бизнес, беспардонной медийной кампанией по демонизации России.

Одновременно она и объективна, имея в виду, что первые признаки стагнации ощущались и до экономических санкций, так как российская экономика опиралась исключительно на высокие цены на нефть и природный газ. Любое снижение этих цен приводило к сокращению общественных и частных доходов, ограничивало возможности для инвестиций в инфраструктуру и другие производственные объекты, сказывалось на занятости, на социальных программах, на обороне.

Другая причина кроется в продолжающемся отсутствии комплексно развитой экономики с современной структурой и технологиями, с активными институтами, с эффективным управлением.

Еще одна причина заключается в огромных масштабах вывоза российского капитала за рубеж и его использовании на чудовищно непроизводительные и даже экстравагантные расходы, вместо того чтобы инвестировать эти средства внутри страны с целью структурной и технологической модернизации экономики, повышения ее конкурентоспособности, повышения занятости и доходов, роста поступлений в бюджет. И в конечном счете - для увеличения отечественного личного, коллективного и инвестиционного потребления, что стало решающим фактором экономического роста.

Доказательством зреющей стагнации может служить слабый экономический рост в последние годы. Если иметь в виду сравнительно низкую степень экономического развития России, при более эффективной экономической политике можно было бы ожидать темпы роста не менее 7-8 процентов.

При этом среднегодовой темп прироста ВВП с 1996-го по 2014 год в России составлял 3,6 процента.

Рублю смягчили падение

Павел Медведев, доктор экономических наук, профессор, финансовый омбудсмен:

- Сейчас только ленивый не ругает нашу экономическую политику. Особенно острую критику породило резкое падение курса рубля. Однако люди не принимают во внимание, что падение курса рубля - лишь самый поверхностный симптом кризиса.

За ним стоят и зависимость экономики от экспорта энергоресурсов, и отсталость производственной базы в совокупности с неблагоприятным инвестиционным климатом, и рост безработицы при сокращении доходов основной массы населения...

Это фундаментальные проблемы, которые, к сожалению, не нашли своего решения. На их фоне политика Банка России выглядит хотя и вынужденной, но осмысленной и здравой.

Так как мне много лет пришлось сотрудничать с ЦБ, я разделил бы его политику и политику правительства.

Каковы действия регулятора? Во-первых, отказ от фиксированного курса рубля. Нетрудно представить, что было бы, если бы в начале 2014 года курс был зафиксирован, скажем, на уровне 35 рублей за доллар. Мы проходили это в памятном 1998 году, когда он в одночасье упал в четыре раза относительно доллара.

Во-вторых, меры по предотвращению "валютных спекуляций" и паники 16-17 декабря. Шоковое повышение ключевой ставки заблокировало возможность масштабно манипулировать валютным курсом и тем самым увеличить его волатильность. Это как у больного в критическом состоянии - если у него остановилось сердце, надо скорейшим образом решать эту проблему, не оглядываясь на возможные аллергические и иные последствия, а когда сердечные ритмы стабилизируются, можно приступать к лечению прочих заболеваний.

Нужно ли было раньше поднять ключевую ставку и "зажать" рублевую массу, предотвратив тем самым "черные понедельник-вторник"? Возможно, ЦБ промедлил. Я объясняю это тем, что он должен был дождаться хотя бы минимальной общественной поддержки своих действий.

Но в целом его действия я бы оценил положительно.

Рынок решает не все

Анатолий Пороховский, доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой политической экономии экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова:

- Какие результаты мы имеем в 2015 году после более чем 20 лет рыночных преобразований?

Прежде всего 86% всех предприятий - частные, а в государственной и муниципальной собственности осталось 7%. Уровень приватизации превышает аналогичный показатель по ряду развитых стран.

По структуре произведенного ВВП в России доля услуг достигает 60%, а товаров колеблется вокруг 25%. Наша экономика превратилась в сервисную, а материальное производство дает работу все меньшему числу трудоспособных. На деле же и в сфере производства товаров, и в сфере услуг российские отрасли существенным образом отличаются от аналогичных отраслей ведущих стран не в лучшую сторону.

Технически и технологически почти вся обрабатывающая промышленность осталась на уровне 90-х годов прошлого века. При этом одновременно значительно возросла зависимость России от импорта основной массы товаров. Открытость национальной экономики пошла на пользу зарубежным, а не российским компаниям. Международная конкуренция на внутреннем рынке России не усилила конкурентный механизм, который так и не поднялся во весь рост.

Хорошо известно, что рынок удовлетворяет прежде всего частные интересы. Но в экономике и обществе есть и другие интересы, и другие блага. Общественные блага и национальные интересы удовлетворяются экономической политикой, частью которой стало государственное регулирование. Во всех развитых странах сформировалась смешанная экономика, построенная на сочетании рыночного и нерыночного регулирования.

Упор только на достижение частных интересов - основная причина нынешнего состояния экономики России. То, что ни кризис 1998 года, ни 2008-2009 годов не повлияли на модернизацию экономики, свидетельствует, что и рыночные силы не смогли установить новые пропорции и стимулировать новые отрасли.

Промышленность уходит на каникулы

Сергей Бодрунов, доктор экономических наук, профессор, директор Института нового индустриального развития им. С.Ю. Витте:

- Российской экономической политике нужно определенное усиление государственного регулирования с целью восстановления приоритета материального производства при одновременном повышении защищенности бизнеса, реализующего эти приоритеты, с соответствующим социальным сопровождением.

Главным звеном новой экономполитики должна стать ее реиндустриализация, понимаемая не как простое восстановление советского промышленного потенциала (это было бы возвратом в прошлое), а как восстановление ведущей роли промышленности в экономике.

При этом на базе создания новых, ориентированных на максимально широкое использование высоких технологий в сферах несырьевого материального производства, в единстве с развитием соответствующих производственных структур, научных и образовательных комплексов. Эта триединая задача развития производственно-научно-образовательных комплексов может и должна стать драйвером ускоренного развития остальных сфер экономики.

Одно из основных средств реализации этой задачи - активная промышленная политика, ключевыми компонентами которой должны стать различные стимулирующие меры - в первую очередь налоговые каникулы для соответствующих фирм, долгосрочные дешевые кредиты и государственно-частное партнерство (например, инвестиционное) в этих сферах.

Реализация названных условий позволит не только активизировать современное материальное производство и ускорить экономический рост, но и будет способствовать решению качественных задач в отношении структуры экономики, прогресса технологий, науки и образования, повышению содержательности и производительности труда, обеспечению экономической безопасности страны и тому подобное.

То есть достижению тех стратегических целей, которые отвечают коренным интересам наших граждан и Российского государства.

Все пойдет по плану

Юрий Князев, доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономики РАН:

- Прочная стабильность наступит лишь при условии оздоровления всей нашей экономики. Для этого государство должно проводить политику, нацеленную на ускоренное развитие обрабатывающих отраслей, перерабатывающих промышленное и сельскохозяйственное сырье, на создание инновационных предприятий, производящих нужную для народного хозяйства продукцию и замещающих на внутреннем рынке импортные товары. А также на возведение крайне недостающих нам инфраструктурных объектов и на формирование научно-производственных комплексов, создающих и тиражирующих высокотехнологичные изделия.

Чтобы решить, какие конкретно отрасли развивать и в каких масштабах, необходимо перейти к комплексному народно-хозяйственному планированию, с помощью которого будут определяться главные цели и решаться проблемы в их совокупности, а не с помощью разрозненных целевых программ.

Профессиональные органы макроэкономического планирования в центре и на местах должны не только составлять планы, но и обеспечивать выполнение намеченных целей и задач именно в наших рыночных условиях при преобладании частной и корпоративной собственности.

Главным же инструментом реализации планов может и должно стать государственно-частное партнерство, обеспечивающее выполнение инициируемых государством и частным бизнесом общественно важных проектов на основе совместного долевого финансирования и льготного кредитования с использованием госзаказов, гарантированных государством коммерческих контрактов на выполнение строительно-монтажных работ, производство и реализацию новой продукции.

Ничего личного, только бизнес

Владимир Оболенский, доктор экономических наук, профессор, руководитель Центра институтов внешнеэкономической деятельности Института экономики РАН:

- Хотелось бы видеть в экономической политике большей нацеленности на формирование благоприятной и предсказуемой бизнес-среды, которая давала бы возможность бизнесу планировать на перспективу свою деятельность, в первую очередь инвестиционную.

Было бы желательно не только не вводить новых налогов, совершенствовать налоговое администрирование, но и постепенно облегчать налоговую нагрузку на бизнес, которая в России выше, чем, например, в Польше, Норвегии, Казахстане. Это могло бы способствовать увеличению прибыли предприятий и усилению их инвестиционной активности.

В интересах усиления притока капитала в обрабатывающие производства имело бы смысл реализовать меры по выравниванию отраслевых уровней рентабельности. И, конечно же, необходимо использовать все возможности для снижения стоимости кредитования, в том числе с помощью снижения ключевой ставки ЦБ и государственного субсидирования части процентных ставок по кредитам на модернизацию производственных мощностей.

Следовало бы последовательно сокращать степень монополизации экономики: сейчас, по оценкам экспертного сообщества, монополизирована половина производства и обращения. У монополистов не возникает потребности в снижении издержек, повышении производительности труда и конкурентоспособности товаров и услуг.

Последовательное улучшение бизнес-среды может помочь укреплению взаимного доверия между бизнесом и экономическими властями, что, безусловно, проявится в уменьшении оттока капитала из России и расширении инвестиционного потенциала страны.

Фермеров отправят в колонии

Александр Потемкин, доктор экономических наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова:

- В стране десятки миллионов пустующих сельскохозяйственных земель. Во многих странах все наоборот - огромное сельскохозяйственное перенаселение. Необходимо срочно привлекать из этих стран трудовых мигрантов, создавать иностранные колонии поселения.

Кстати, из современной Германии ежегодно выезжают более 100 тысяч граждан в страны Латинской Америки и Восточной Азии в основном для ведения сельскохозяйственного бизнеса. Царская Россия еще в восемнадцатом веке начинала эту политику обширной миграции в малозаселенные регионы страны.

Если создать необходимые законы и гарантировать европейцу права, дать налоговые льготы на первые пять лет развития бизнеса, то крестьяне Италии, Испании, Португалии, Греции, Болгарии массово переедут в Россию.

Предоставьте мигрантам сельскохозяйственные угодья, конечно, при условии их использования без ущерба для экологии, и не один гектар, а 15-20 гектаров, предоставьте каждой семье 100 кубометров леса, можно и долгосрочный кредит для организации и начала деятельности, и через пять лет не только отечественный продовольственный рынок, но и все Евразийское пространство будут насыщены местными продуктами без генетически модифицированных организмов (ГМО).

Мы кредитуем импорт продовольствия, но не поддерживаем свое сельское хозяйство, не поощряем бережное отношение к земле, создание устойчивых экосистем, развитие экологически чистого земледелия. Так что отечественную миграционную политику необходимо перестраивать, учитывая лучшее из прошлого.

Экономика Макроэкономика Наука и образование МГУ им. Ломоносова Наука и образование РАН Финансовый кризис в России Прямая речь