Новости

18.05.2015 22:40
Рубрика: Общество

За какими профессиями едут в Россию

Квот для иностранных студентов в российских вузах станет на треть больше
Минобрнауки, МИД и Россотрудничество предложили увеличить в этом году количество квот для иностранных студентов на треть - до 20 тысяч. А правительство пообещало, что поддержит вузы в регионах, которые принимают на учебу иностранцев. За какими профессиями едут в Россию абитуриенты из-за границы? Об этом "РГ" рассказал ректор Российского университета дружбы народов Владимир Филиппов.

Владимир Михайлович, сколько всего иностранцев учится в России и какие вообще возможности есть у наших вузов?

Владимир Филиппов: Сейчас учится где-то 240 тысяч иностранных студентов, в том числе тех, кто приехал по категории соотечественники. Из них около 75 тысяч - на бюджетной основе. Пока каждый год выделяется 15 тысяч стипендий для иностранцев. Но принять на учебу мы готовы в несколько раз больше. В мире идет серьезная борьба за иностранных студентов. Стипендии для учебы уже предоставляют такие страны, как Македония, Турция, Словакия, Румыния, которые раньше, наоборот, сами посылали на учебу в другие страны своих студентов. Предоставляют бесплатные стипендии Индия, ЮАР, Китай, Германия, Франция. Государства вкладывают деньги и понимают, что через 10-20 лет выпускники их университетов будут ведущими специалистами в своих странах. С ними удобнее вести сотрудничество в сфере экономики, возможно, они будут лидерами в политике. Важность этих геополитических задач понимают везде.

Курс доллара и евро влияет на желание иностранцев учиться у нас и на интерес вузов принимать их?

Владимир Филиппов: Конечно. У нас ведь стоимость учебы не изменилась: как была для иностранцев 3 тысячи евро за год, так и осталась. Поэтому российские вузы получают существенный доход от приема иностранных студентов. А по соотношению "цена - качество" - российское образование очень конкурентоспособно в мире.

Непростая политическая ситуация скажется на наборе абитуриентов?

Владимир Филиппов: Политическая ситуация, конечно, играет определенную роль. Из некоторых стран, например, из Украины, к нам по государственной квоте приедет меньше студентов. Будем принимать их тогда больше по квоте "соотечественники" . В РУДН учатся студенты из 152 стран. И каждый год в 10-15 государствах не все ладно, но на жизнь университета в целом это не влияет. Именно поэтому вузам важно ориентироваться на разные страны, а не осваивать какое-то одно географическое направление.

Недавно у меня в гостях был выпускник РУДН из Мали - депутат парламента, министр. Но на визитке у него первое слово "инженер", а потом уже - министр...

Какие специальности наших вузов востребованы за границей?

Владимир Филиппов: Самые дефицитные для иностранцев - балетное и музыкальное направления. Бюджетных мест на эти специальности обычно мало - несколько десятков на весь мир, а стоимость платного обучения - огромная. Но в основном иностранцы рвутся на медицинские факультеты. У нас 85 процентов будущих медиков учатся на платной основе и только 15 процентов - на бюджете.

Охотно идут иностранцы на инженерные специальности. Недавно у меня в гостях был выпускник РУДН из Мали - депутат парламента, министр. Но на визитке у него первое слово "инженер", а потом уже - министр... Он, кстати, и министром стал потому, что как инженер решил существенные водные проблемы своей страны. Китайские студенты любят филологические специальности. С развитием туризма стали больше выбирать филологию - русский язык студенты из Турции, Египта.

240 тысяч иностранных студентов учатся в России

У других гуманитарных факультетов есть перспективы?

Владимир Филиппов: Иностранцы нечасто выбирают, к примеру, юриспруденцию. Законодательство в каждой стране свое. Но есть понятие международного права, и вот на таких кафедрах магистров и аспирантов много. Другое дело, что вузов, где есть хорошие кафедры международного права, в России мало.

Если кафедры нужны, почему бы не открыть их, к примеру, хотя бы во всех федеральных университетах и национальных исследовательских институтах?

Владимир Филиппов: Международное право - общее название. Если быть точнее, есть международное космическое право, водное право, торговое право, право в области продовольствия, право окружающей среды и т.д. И надо иметь такого рода специалистов, чтобы открыть кафедру международного права. Между прочим, создание международного космического права начиналось в РУДН, и наш профессор Геннадий Петрович Жуков еще 45 лет назад стал выпускать монографии и книги по этим вопросам. Поэтому на нашей кафедре международного права есть такая специализация. Но если ученых такого уровня нет, то и кафедру не откроешь.

Если не секрет, сколько студентов РУДН вы отчисляете?

Владимир Филиппов: Каждый год примерно 1100 человек - это и россияне, и иностранцы. Отчисляем даже за две недели до окончания. Например, каждый год отчисляем по итогам госэкзаменов около 20 студентов на медицинском факультете. Но в итоге дипломы РУДН об образовании, как правило, признают почти во всех странах мира.

Некоторые российские вузы получают на продвижение репутации солидные суммы из бюджета. Смотрят ли абитуриенты на рейтинги ?

Владимир Филиппов: На привлечение иностранцев рейтинги влияют, на качество обучения - не очень. С одной стороны, какие еще есть содержательные основания у абитуриента, скажем, из Новой Зеландии, кроме рейтинга, когда он, сидя дома, выбирает с родителями вуз? С другой - абсолютное большинство рейтингов построено, в первую очередь, на показателях науки.

Напрямую все это на качество подготовки бакалавров и магистров не влияет. Условно говоря, если в вузе и есть нобелевские лауреаты, то студенты их по-прежнему видят только по телевизору. Поэтому самый важный вопрос - качество образовательного процесса и условий жизни в том университете, который выбирает абитуриент. В этом наши вузы выигрывают. Во-первых, у нас соотношение числа студентов на одного преподавателя гораздо выше, чем в других странах: 1 к 12. А в большинстве университетов США и Европы соотношение 1:25.

Во-вторых, у нас есть стандарты высшего образования и прописаны дисциплины, которые обязательны к изучению, а также требования к условиям обучения и компетенции выпускников. А вот в США у 19 университетов (мы в РУДН провели такой анализ) для бакалавриата по журналистике написано 19 разных программ. И только две дисциплины в них совпадают, причем это - английский язык и история США.

Образовательные стандарты - это хорошо, но работодатели не всегда довольны выпускниками вузов, теми же врачами и инженерами. Ведь так?

Владимир Филиппов: Когда министра Андрея Фурсенко журналисты достали этим вопросом, он сказал: "Качество выпускников наших инженерных вузов не хуже, чем российские автомобили". Чтобы готовить хороших выпускников, надо учить их на современном оборудовании, а значит- вместе с работодателями. Минтруд сейчас разрабатывает новые профстандарты для каждой специальности и профессии.

Я бы предложил составить государственные комиссии на госэкзамене из числа работодателей. Недавно узнал о качестве работы ГЭК в Чеченском госуниверситете: в этом году на юридическом факультете из восьми сотен выпускников на госэкзамене 119 человек получили двойки. Экзамен у будущих юристов принимали не только преподаватели, но и работники прокуратур, судов.

Чего же до сих пор этого не сделали и в других вузах?

Владимир Филиппов: Потому, что очень многие вузы боятся этого. Ведь сразу станет ясно, кто какого качества выпускников готовит. Мы сейчас в РУДН, ВШЭ проводим вместе с Рособрнадзором эксперимент "ЕГЭ для бакалавра": выпускники бакалавриата будут сдавать специальным образом выстроенный экзамен (по аналогии с ЕГЭ) независимой комиссии, а не своим преподавателям, которые учили тебя четыре года. Но в результате к выпускникам таких вузов у работодателей будет значительно больше доверия.


Инфографика РГ Фото: Антон Переплетчиков / Ирина Ивойлова
Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке