Новости

25.05.2015 22:08
Рубрика: Культура

Идущие под дождем

Главная российская блюз-группа Crossroadz сыграла новые хиты
Гитарист и солист Crossroadz Сергей Воронов - долговязый, худой, длинноволосый, в широкополой шляпе - один из самых узнаваемых и знаковых музыкантов отечественного рока. Он играл в "Цветах", в "Лиге блюза", "Неприкасаемых", создал свой Crossroadz. И на концерте в честь 25-летия группы на сцену вышли его давние друзья: Гарик Сукачев, Николай Арутюнов, Сергей Мазаев и новые - Juke Box Trio, полуфиналистка третьего "Голоса" Мариам Мерабова...

Прозвучали и главные хиты Diamond Rain, "Сколько можно терпеть" и песни-премьеры, которые скоро выйдут и на новом сингле. При этом Crossroadz - редкая отечественная группа, которая все 25 лет играет в одном составе. Но в юбилейном концерте участвовали еще и духовая секция, симфонический оркестр и даже госпел-хор. А Сергей Воронов ответил и на вопросы "РГ".

За 25 лет истории у Crossroadz было записано рекордно мало для популярных рок-групп альбомов: всего четыре... Вам не хватало хороших песен или они быстро наскучивали группе уже в студии?

Сергей Воронов: Песни у нас спокойно пишутся, мы ведь не спешим. И суета - это точно не наше "второе я" (улыбается). Ну а то, что я отвлекался на другие проекты - тоже часть моей жизни и моей музыки. Мне очень нравится общаться с интересными людьми.

Ваша известность за рубежом помогла записать в 2008 году в Лондоне сольный альбом Irony, продюсером которого стал Крис Кимси (работавший с Rolling Stones, Marillion, Джо Бонамассой. - Прим. А. А.). Чем этот диск помог или помешал вам и Crossroadz?

Сергей Воронов: Сотрудничество с другими музыкантами всегда было интересно для меня. В Лондоне я к тому же нашел и новых друзей, мастеров своего дела. Мне посчастливилось встретить Гэри Мура, который "въехал" в студию, когда мы записали уже все, кроме голоса. И с первого дня наши отношения стали дружескими, а позже Гэри сыграл соло на одном из моих треков. И 4-5 песен с этого альбома мы с Crossroadz играем на концертах, люди их знают и ждут.

На Irony вы попробовали работать в разных манерах: треки La Boheme и Krimi записаны с рваным, резким и "грязным" звуком в манере The Rolling Stones, а So Many Places - уже в традициях американского катри-блюза. Может, из-за того, что диск получился столь разным, он и не имел большого успеха на Западе. Или вам важнее было понять, какая музыка у вас лучше получается, тем более в компании звезд?

Сергей Воронов: Да, альбом получился, как говорят там - Middle of the road (середина дороги, то есть что-то среднее. - Прим. А. А.). Ведь песни, записанные на Irony, я сочинял на протяжении лет двадцати! Мы с Крисом отслушали кучу моих болванок и выбрали из них 15. В итоге успели сделать 14. Да, всегда лучше, когда у альбома есть конкретная стилевая привязка. Это бы упростило задачу раскрутки диска в Лондоне. Но до этого дело не дошло... Наступил кризис 2008 года, и общий бюджет позволил нам лишь свести треки и отмастерить их в Лондоне. Вышел альбом уже в Москве. Ну а что касается успеха, то общение с музыкантами самое важное для меня.

Почему вы все-таки не стали продолжать продвигать свою международную карьеру, отличную от группы Crossroads?

Сергей Воронов: Вот честно, слово "карьера" мне было чуждо с тех пор, как я его услышал. Думаю, я мог бы достаточно легко воспользоваться своими связями в международном шоу-бизнесе. Но для меня ценнее радость дружбы. И наша группа.

При этом нынешнее состояние блюза в России не очень завидное. Новых групп появляется не много, да и сам стиль утратил славу, которая была у него в 60-70-е... Меломаны ХХI века больше любят новые технологии, электронику, и то, что можно красиво, громко и эффектно подать: снять на видео, обязательно следуя моде?

Сергей Воронов: Безусловно, видеоряд стал "священной коровой". Все меньше людей говорят: "А ты слышал?" Все чаще - "Ты видел?.." Меняется ритм жизни, форматы музыкальных носителей... И, несмотря ни на что, блюз жив по всему миру! Популяризация блюза - отдельный вопрос. Но у нас в стране нет ни одной радиостанции, которая занималась бы блюзом. Это все, конечно (улыбается), печально, но не смертельно.

Культура Музыка Рок Музыка с Александром Алексеевым Гид-парк