Новости

26.05.2015 17:00
Рубрика: Экономика

Позвольте оговориться

Международные контракты "обрастают" деталями
Действие санкций повлияло на специфику заключения международных контрактов. Если первое время юристы пребывали в растерянности, то сегодня они выработали ряд рекомендаций, и точно знают, можно ли расторгнуть контракт, сославшись на санкции, и какие оговорки следует включить в текст договора.

Первый вопрос, который возникает у участников международного контракта, - могут ли стать санкции основанием для отказа от обязательств по договору. Безусловно, в момент принятия санкций они были далеко не единственной проблемой российского бизнеса. Принятие санкций сопровождалось кризисными настроениями и ослаблением рубля. И не каждая из этих причин может являться основанием для расторжения договора. Так что кризис - совсем не повод отказываться от обязательств.

"Правовая позиция судов в настоящий момент состоит в следующем, - говорит Антон Пуляев, адвокат коллегии адвокатов "ДЕ-ЮРЕ". - Наступление финансового кризиса и инфляционных процессов не признается существенным изменением обстоятельств, позволяющим расторгнуть договор. Пример тому - постановления Президиума ВАС РФ от 13.04.2010 N 1074/10 по делу N А40-90259/08-28-767 и от 07.08.2001 N 4876/01)". Валютные колебания также не будут приняты судом в расчет, они относятся к предпринимательскому риску, который берет на себя каждый бизнесмен, осуществляя экономическую деятельность. Но санкции могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы, то есть форс-мажором. "В п. 3 ст. 401 ГК РФ указано, что, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств", - поясняет Александр Житнич, управляющий партнер "Алариус Консалтинг". "В России для внешнеторговых контрактов факт наступления форс-мажора свидетельствует Торгово-промышленная палата", - напоминает Анастасия Савельева, партнер юридической компании "Некторов, Савельев и партнеры".

В соответствующем положении ТПП РФ запрет на экспорт и импорт товаров признается обстоятельством непреодолимой силы.

С введением санкций экономические отношения между российскими и европейскими, а также американскими компаниями не исчезли. Но к заключению контрактов их участники стали подходить намного осторожнее. "В договорах между российскими и иностранными лицами стали появляться санкционные оговорки, устанавливающие правовые последствия для обеих сторон в случае влияния санкций на договорные обязательства", - отмечает Алексей Панич, партнер адвокатского бюро Herbert Smith Freehills. Включение таких пунктов в договор предусмотрено российским правом. "Поскольку российское законодательство не запрещает коммерческим организациям самостоятельно определять случаи изменения и расторжения договоров, с введением санкций в договорах все чаще стали появляться условия, что изменения в законодательном регулировании, в том числе введение "санкций", является основанием для пересмотра условий или для расторжения договора", - говорит Екатерина Ильина, старший юрист адвокатского бюро А2.

В прошлом году в договорах стали возникать положения, освобождающие стороны от ответственности в случае введения санкционного режима. "Например, в договорах поставки стали появляться пункты, в соответствии с которыми поставщик не будет ответственен за нарушение сроков поставки, прямо или косвенно вызванных санкциями, введенными Российской Федерацией или против нее", - комментирует Артем Сирота, партнер юридической компании Sirota & Partners.

Кстати, европейское право стало реже использоваться для международных контрактов. В то время как раньше англо-саксонская система права для них считалась предпочтительной. "Российские контрагенты стараются минимизировать влияние на договор законодательства стран, принявших антироссийские санкции, - поясняет Панич. - В этой связи иностранным контрагентам предлагается подчинить договор праву страны, где санкции не являются частью национального законодательства, а также согласовать рассмотрение возможных договорных споров в нейтральной стране". В выборе страны рассмотрения спора участники договора свободны. "Стороны сами могут выбрать право конкретной страны при этом даже вне места их нахождения", - говорит Ильина. Юрисдикция, в которой будет рассматриваться возможный спор, часто выбирается при заключении контракта, и теперь ею часто становится РФ. "Если применимое право определено сторонами как право РФ и суд РФ, то сторона, желающая изменить или расторгнуть договор по причине введения санкций, имеет право обратиться в Арбитражный суд с исковым заявлением, - поясняет Ильина. - В суде также может быть оспорен отказ от исполнения условий договора, в частности, уведомление об отказе (как односторонняя сделка), также могут быть предъявлены требования о понуждении к исполнению условий договора, в случае если оснований для расторжения не имелось".

С введением санкций выбору суда, в котором будет рассматриваться спор, стороны уделяют больше внимания. И местом урегулирования разногласий все реже становятся европейские суды. Если говорить о зарубежных юрисдикциях, то сегодня увеличивается интерес к азиатским судам, которые к тому же не так далеки в правовом отношении. В основе правовой системы Гонконга лежит английское право, привычное для международных контрактов.

Однако в целом работать с зарубежными компаниями российским организациям стало сложнее. "Иностранные контрагенты очень часто стали требовать от российских лиц предоставления всевозможных гарантий, обеспечивающих соблюдение санкционных ограничений иностранными лицами и защиту данных лиц от ответственности и убытков в связи с возможным нарушением санкций", - говорит Алексей Панич. Кроме того, многие зарубежные организации предпочитают работать с российскими только по предоплате или предпоставке товара.


Экономика ВЭД Санкции и антисанкции
Добавьте RG.RU 
в избранные источники