Новости

28.05.2015 17:47
Рубрика: Общество

Опасные удовольствия

Почему люди уходят в виртуальную реальность и как вернуть их обратно
В дополнение к зависимостям, которым уже не одно столетие, - алкоголизму, наркомании, курению, игромании - человечество приобретает новые: от социальных сетей и компьютерных игр, от гаджетов, от фанатских движений и шопинга... О том, почему люди попадают в такой плен и как их оттуда вызволить, мы беседуем с главным внештатным психиатром-наркологом по Северо-Западному федеральному округу, главврачом наркологического диспансера Калининградской области Юрием Скалиным.

Юрий Евгеньевич, есть ли принципиальная разница между зависимостью, например, от алкоголя и от компьютерных игр?

Юрий Скалин: Разница в том, что алкоголизм - зависимость химическая, а компьютерная игромания - нехимическая. Человек поднимает себе настроение, отгоняет тревоги, уходит от реальности и ее проблем с помощью психоактивного вещества, либо погружаясь в мир компьютерной игры. А дальше алкоголь или наркотик встраивается в обменные процессы и становится физической потребностью организма.

Но природа всех зависимостей одна - психологическая, ведь это суррогатная форма замещения удовольствия.

Причем такая быстрая, без усилий...

Юрий Скалин: Да, и этим особо привлекательная. Вот, например, радость победы в спорте, в работе. Чтобы ее ощутить, нужно очень хорошо потрудиться. А человек хочет всего и сразу. И если быстро не получается, наступает неудовольствие и следом - стадия принятия решения: что я буду делать? Сменю место работы, получу дополнительное образование... или просто выпью - и настроение поднимется.

Зависимость от социальных сетей наступает зачастую от недостатка навыков общения. Стеснение, неумение разговаривать, комплексы по поводу внешности - все эти проблемы снимаются в соцсетях, и остается удовольствие от общения, без переживаний, сопровождающих его в реальности.

Где та грань, за которой кончается пристрастие или увлечение и начинается болезненная зависимость?

Юрий Скалин: Если не иметь в виду крайнюю степень - тяжелую зависимость от наркотиков, эта грань проходит там, где нарушается социально-психологическая адаптация. То есть когда зависимость начинает мешать жизни. Человеку надо на работу, а он играет. Или на работе, вместо того чтобы заняться делом, сидит в соцсетях. Зависимость начинает занимать больше времени и места в сознании человека, в ее пользу смещаются базовые ценности - семья, работа, забота о здоровье, увлечения...

Дети, которые росли в семьях без любви, более подвержены наркотической зависимости

Какие возрастные рамки у зависимостей? Это удел молодых?

Юрий Скалин: Бывает, конечно, и в 60 лет начинается алкоголизм, и даже на компьютерные игры подсаживаются. У нас был геймер, который в пенсионном возрасте увлекся сетевой игрой в самолеты - с группой товарищей из разных стран "летал" круглосуточно. Но это редкость, так же как и среди несовершеннолетних. Формирование зависимости чаще всего приходится на возраст 18-20 лет. Потому что это период аутоидентификации - самоопределения, когда человек задумывается: чего я достиг, каково мое место в обществе? И если статус его не устраивает, это может стать путем к зависимости. При этом финансовое, социальное положение семьи не является базовым фактором.

А что является?

Юрий Скалин: Любовь. Дети, которые росли в семьях без любви, более подвержены наркотической зависимости, чем дети, в семьях которых есть любовь, доверие, взаимопонимание. Мы в Архангельске анализировали одну ситуацию с трагичным концом, и выяснилось: причина в том, что мама с дочкой, живя в трехкомнатной квартире, не разговаривали, а переписывались по скайпу. У них не было контакта: как только начинали общаться "в реале" - сразу же ругались.

Должно быть, сильные личности меньше подвержены зависимости?

Юрий Скалин: И это неверно. Известен "афганский синдром": после стрессовых расстройств, боевых действий очень многие злоупотребляют алкоголем, наркотиками. Причем это люди, прошедшие профессиональный психологический отбор, то есть тип личности устойчивый, волевой контроль поведения достаточно мощный.

Как начать лечение?

Юрий Скалин: Это самый тяжелый вопрос.

Человек сам должен захотеть лечиться, признать себя нуждающимся в лечении. Но для наших пациентов характерна анозогнозия - отрицание своего болезненного состояния. Зачастую они бывают очень агрессивны, доходит до рукоприкладства, когда родственник говорит: "Да ты уже зависимый! Надо лечиться!"

А что могут сделать близкие? Изолировать от пьющих друзей, к примеру...

Юрий Скалин: Это не поможет, если зависимость уже сформировалась. Такой человек будет употреблять алкоголь потому, что болен, а не потому, что попал в плохую компанию.

Вот распространенный пример. Жена говорит мужу: "Я лучше буду наливать тебе дома, сама покупать водку, чтобы ты пил здесь, а не валялся в подворотне". Таким образом она сама способствует формированию зависимости, потом ее подкрепляет, а потом мучается чувством вины, что довела до пьянства несчастного мужа. Ведь зависимые - очень хорошие манипуляторы, и важно, чтобы люди, которые живут с ними, не попали под их влияние. При каждом разговоре настаивать: "Пожалуйста, обратись к врачу". Подчеркивать, что для семьи это стало проблемой. Угроза потери работы, разрушения семьи часто может стать началом лечения. Когда дело дошло до белой горячки, зачастую уже бывает поздно.

Со взрослыми понятно, они должны принять решение сами. А как уговорить ребенка лечиться?

Юрий Скалин: У нас на сайте размещен тест для родителей "Как обнаружить факт подростковой наркомании". Он может помочь принять такое решение. Но, вообще, больных зависимостью детей очень мало. А вот потребителей - многократно больше. И они, в отличие от зависимых, еще могут в любую минуту отказаться от наркотиков или алкоголя.

Важно понимать, что потребление психоактивных веществ у детей и подростков в 99 процентах случаев - это симптом какой-то другой проблемы, как правило, социодуховной или психолого-педагогической. Надо прежде всего выяснять причину такого поведения. Поэтому здесь работа не столько нарколога, сколько клинического психолога, и таких специалистов мы подготовили.

Такое ощущение, что сейчас родители сами подсаживают детей на другую зависимость - от компьютерных игр, Интернета, во избежание большего зла - приобщения к наркотикам и алкоголю...

Юрий Скалин: Да, и это тоже созависимое поведение, что и у жены, которая, фактически спаивая мужа, говорит: "Это вопрос безопасности моей семьи, все под контролем". Проблема в том, что у нас становится все меньше времени на детей, все чаще мы от них откупаемся. Смотри мультики - только не мешай, возьми планшет - только посиди тихо... Вместо общения с родителями или друзьями ребенок привыкает к общению с компьютером.

Почему это так затягивает?

Юрий Скалин: Как построены компьютерные игры? Если бы общество так было построено - счастье было бы у всех. Есть уровни, и ты не можешь перейти на следующий, пока не достигнешь успеха на предыдущем. Есть процесс обучения и процесс награды. И на каждом этапе человек видит, чего он достиг. С точки зрения психологии идеальная ситуация, которая должна быть построена при любой подготовке студентов, специалистов. Разработчики компьютерных игр это прекрасно понимают.

И бороться с этим бесполезно?

Юрий Скалин: Бороться можно. Но не разовым усилием или запретом. Постоянно тратить время и силы на детей. Не откупаться и - провокационный совет - стараться не запрещать. Потому что запретный плод всегда сладок. Ребенок должен осознавать, почему это не нужно, плохо для него. Когда он интеллектуально переработает проблему, сможет принимать решения самостоятельно.

Контакт

Наркологический диспансер Калининградской области: Калининград, Барнаульская улица, дом 6-А.

Отделение медико-социальной реабилитации: (4012) 53-10-24.

Телефоны доверия: 8-963-738-83-03, (4012) 39-83-03.

Медицинские психологи: (4012) 46-03-27.

Общество Здоровье Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Калининградская область ProРодитель