Новости

02.06.2015 03:20
Рубрика: Общество

Нашли приют на Кавказе

В республике постепенно обживаются семьи беженцев с Украины
В республике постепенно обживаются семьи беженцев с Украины. Они находятся под постоянной опекой - у всех есть надежная крыша над головой и работа. В этом убедился корреспондент "РГ", побывав в Назрани.

Дважды беженцы

Часть украинских семей республиканские власти разместили в гостинице. Официантка в местном кафе оказалась жительницей города Енакиево Донецкой области - он примерно в 50 километрах от Донецка.

Семья Ольги Олейник приехала в Ингушетию первой из украинских беженцев. Республика для нее не чужая. Бабушка Оли Наталья Яковлевна - уроженка станицы Ассиновской Сунженского района Чечни, мама родилась в Карабулаке. Более двадцати лет назад она с маленькой дочкой и супругом переехала к родне на Украину. Они даже и представить не могли, что вернутся на Кавказ. Сорвались с насиженного гнезда через две недели после того, как их поселок начали бомбить.

- В первый раз это случилось в субботу, выходной день, видимо, выбрали специально: многие в это время были дома. Мы отправили сына к бабушке с дедушкой в другой район, там было спокойнее, но недолго, - рассказывает Ольга.

В Енакиево взорвали мост, в квартире Олейник вылетели стекла. Когда они уезжали, взяв с собой минимум вещей, военные действия только разворачивались. Частный автобус довез их до границы с Россией за триста гривен с человека, уже через пару дней такса выросла до 600, а потом еще поднялась.

- Кому война, а кому мать родна,- вздыхает Наталья Яковлевна.

Брат потом рассказал Ольге, что в городе обстреляли металлургический завод, закрылся хлебозавод и опустели магазины.

После бегства из родного дома семья разместилась в лагере для украинских беженцев в Ростовской области. Узнав об их положении, подруга старшей Олейник из Ингушетии, работающая в ФМС, позвала Наталью Яковлевну с дочерью, зятем и внуком в республику. Беженцы добрались до ростовского вокзала, где их посадили в поезд до Назрани.

Через неделю всем нашлась работа: муж Ольги устроился в городской водоканал по специальности, сварщиком. Наталья Яковлевна с дочерью работают в гостиничном кафе. Младший член семейства Андрюша ходит в школу с еще тремя детьми украинских беженцев, приехавших в Ингушетию вслед за Олейник. Возвращаться назад мальчик не хочет.

Кроме Олейник, в гостинице живут еще несколько десятков семей с Украины, почти половина беженцев - школьники.

Несколько семей поселились в селении Долаково у местного фермера.

Свои на селе

Крестьянско-фермерское хозяйство (КФХ) "Долаковское" расположено на окраине села. Вокруг- природа и тишина. Нас встречает хозяин - крупный мужчина лет шестидесяти.

- Я сам беженец - сначала из Владикавказа, потом из Грозного, знаю, какая это тяжелая доля, поэтому и пригласил украинцев к себе. В хозяйстве есть где жить и работать, - рассказывает руководитель хозяйства Мурат Долгиев.

Гости живут в двухэтажном доме, который раньше предназначался для сельскохозяйственного училища. Все они приехали из лагеря для беженцев с Донбасса, развернутого под Матвеевым Курганом в Ростовской области.

Мурат Долгиев пригласил украинцев сам. Показал им фотографии своего хозяйства и села, рассказал об условиях проживания и работы. Желающих поехать с ним было немало. Фермер выбрал тех, кто сможет понять кавказский менталитет и не оказаться белыми воронами. Теперь Мурат Ахметович не нарадуется на своих подопечных. За короткое время они стали одними из лучших сотрудников КФХ.

- Юрий Иванович устроился в школу математиком. Его жена готовит еду для работников. Но у нее высшее образование бухгалтера-экономиста, будет помогать нашему финансисту, - рассказывает он о новых сотрудниках.

- Елена с детьми-третьеклассниками помогает в магазине. Павел - мастер на все руки. Мне нужны такие, благодаря им коллектив сложится, - планирует фермер.

В доме, где живут беженцы, специально для них провели интернет - поддерживать связь с родиной.

Патриотизм с мешком на голове

Елену из Курахово вынудили уехать бойцы национальной украинской гвардии, которые расквартировались в городе.

- Военные вели себя по-хамски, нехорошо, поэтому мы и сорвались из дома, - рассказывает Лена.

- Чувствовали себя как в концлагере, боялись лишнее произнести, говорить на привычном суржике. На городском рынке нацгвардейцы забирали у торгующих все, что им хотелось, не платя ни копейки, в случае недовольства угрожали местным жителям расправой, - вспоминает Лена.

По ее словам, случалось, что нацгвардейцы вывозили жителей на окраину - "воспитывать". Одевали мешки на голову и на коленях заставляли кричать: "Слава Украине!" Кроме соседства с нацгвардией, жителей Курахово пугал предстоящий голод. Цены стремительно росли. Детские пособия отменили даже многодетным матерям. Ввели военный налог. Люди потеряли работу.

- Был постоянный страх, напряжение, каждую ночь - пальба: ду-дух, дудух, нервы не выдерживали. Сейчас, когда слышу шум вертолета в небе, под ложечкой сосет. Казалось, к своему возрасту, наконец, имею в доме все, что нужно, а оказалось, ничего у меня нет, все потеряла. Что уместилось в руках, с тем и уехали.

В лагере для беженцев Елена с детьми пробыла недолго, им дали два спальных места на троих: условия спартанские. Обездоленных прибывало так много, что палаток на всех не хватало, мужчины устраивались на ночлег под деревьями.

Сейчас Лена надеется остаться в Ингушетии и вместе с детьми получить российское гражданство.

- Родственники, которые выехали в Харьков и Житомирскую область, жалеют об этом, говорят: "Лучше в Россию", потому что там им никто не помогает - голые да босые. А здесь такая поддержка!

Общество Соцсфера Помощь пострадавшим Филиалы РГ Юг России СКФО Ингушетия Украинские беженцы в России