Новости

04.06.2015 04:18
Рубрика: Экономика

Не конкурент

Высокие издержки не позволяют Дальнему Востоку соперничать на равных на внутреннем и внешнем рынках
Как заявил президент страны на комиссии по мониторингу достижения показателей социально-экономического развития РФ, производительность труда в России в 2014 году выросла лишь на пол­процента, а в первом квартале 2015 года продемонстрировала отрицательную динамику. Это плохо влияет на инвестиционную привлекательность регионов и конкурентоспособность бизнеса. В ДФО ситуация не лучше, чем в среднем по стране. Об этом "РГ" побеседовала с директором ДальНИИ рынка, д.э.н, профессором Вадимом Заусаевым.

Вадим Константинович, правительство страны сделало акцент на усилении экспортной специализации и интеграции Дальнего Востока в АТР. Так способны ли мы конкурировать на внутреннем и внешнем рынках?

Вадим Заусаев: Дальний Восток существует в условиях воздействия шести фундаментальных факторов, определяющих, с одной стороны, особенности деятельности хозяйствующих субъектов, с другой, - поле конкурентоспособности товаров и услуг. Это удаленность от центра страны, окраинность, приграничность, "северность", пионерность освоения и узконаправленная (сырьевая) востребованность сопредельными государствами. Все это несет в себе не только геостратегические риски, но и повышенную затратность регионального хозяйства. Именно последнее и формировало сырьевую (рентную) специализацию. Попытки выйти на внешний рынок с продукцией переработки даже при тотальном госрегулировании наталкивались на ее низкую конкурентоспособность.

Это хорошо демонстрирует важнейшая отрасль Дальнего Востока - лесная промышленность. С середины 1960-х годов заработали Генеральные соглашения с Японией по освоению лесных ресурсов. Они гарантировали экспорт как необработанной древесины, так и пиломатериалов. Но эти соглашения выполнялись стабильно, только когда дело касалось сырья. Причина - низкая производительность труда, которая "съедала" ренту по мере углубления переработки.

В рыночный период до 95 процентов продукции в виде "кругляка" поставлялось за рубеж. И только с введением повышенных пошлин на экспорт необработанной древесины начала развиваться деревообработка. Но она, в большинстве своем, оказалась неконкурентоспособной.

Стало быть, причина неконкурентоспособности - низкая производительность труда?

Вадим Заусаев: Все несколько сложнее. Не надо забывать о дороговизне воспроизводства человека на Дальнем Востоке. Социальная инфраструктура здесь высокозатратна в силу действия приведенных выше факторов. В результате считается, что регион дотационен.

Важным резервом снижения издержек бизнеса является выплата северных - стимулирующих надбавок из федерального бюджета

Существует модель развития, при которой высокая самодостаточность достигается за счет экономии на социальной инфраструктуре и снижения затрат на воспроизводство человека. Сегодня она формируется на Чукотке. Наиболее показательно ее преимущество в сравнении этого региона с Еврейской автономной областью. В 1990 году население этих субъектов составляло соответственно 158 и 219 тысяч человек, в 2014-м - уже 51 и 168 тысяч. Располагаясь в худших природно-географических условиях, автономный округ потерял две трети населения, но имеет в настоящее время лучшую, чем в ЕАО, динамику развития и существенно более высокие макроэкономические показатели. На Чукотке к минимуму сведены малоэффективные отрасли (например, сельское хозяйство). Во многом такое преимущество достигается за счет усиления сырьевой специализации и перехода на использование временного населения. Последнее позволяет сократить постоянное население и снизить затраты на воспроизводство человека. В конечном итоге, это концессионный сценарий развития со всеми вытекающими геостратегическими рисками.

А есть ли сегодня на Востоке России успешные высокотехнологичные конкурентоспособные предприятия, функционирующие вопреки трудностям?

Вадим Заусаев: Есть, причем как в сырьевом, так и перерабатывающем секторах. Так, одно из предприятий добычи и переработки леса в Приморском крае, используя благоприятную рыночную конъюнктуру на круглые лесоматериалы, построило несколько деревообрабатывающих заводов. Оно стабильно поставляет сырье и продукцию переработки на японский рынок. Конструктивный собственник-менеджер обеспечил эффективное использование ренты для технического перевооружения предприятия и подготовки квалифицированных кадров.

Комсомольский-на-Амуре авиационный завод также сумел вписаться в рыночные условия, используя уникальность своего положения. Во-первых, его продукция востребована на внешнем рынке. Во-вторых, выпускаемые военные самолеты содержали интеллектуальную ренту. В-третьих, собственник и менеджмент направили прибыль на техническое перевооружение производства. Все это позволило сохранить высококвалифицированный трудовой коллектив.

Как видим, успешность этих двух совершенно разных предприятий достигнута за счет использования общих объективных конкурентных преимуществ. В результате технического перевооружения производства достигается высокая производительность труда, а рентная продукция нивелирует повышенные затраты.

Может быть, спасение - в снижении затратности производства за счет льгот в рамках ТОСЭР?

Вадим Заусаев: Формирование подобных полюсов роста - здравая мысль. Но хватит ли мер поддер-жки для обеспечения конкурентоспособности продукции несырьевых отраслей? Скорее всего, нужны более масштабные меры государственного патернализма.

К сказанному выше следует добавить несколько ключевых условий повышения конкурентности региональной экономики. Прежде всего, это снижение себестоимости за счет жесточайшей противозатратной политики в естественных монополиях (федеральных и муниципальных) и компаниях с преобладанием государственного капитала.

И здесь возникает проблема заработной платы высших менеджеров. Есть в экономике такое понятие, как редукция труда. Это сведение сложного труда к простому. Труд слесаря-сантехника приравнивается к труду профессора, например, через коэффициент, равный пяти. Оттолкнувшись от труда президента РФ и его заработной платы - порядка 700 тысяч рублей в месяц, можно определить оплату труда всех высших менеджеров в государственных и муниципальных компаниях, а также чиновников разных уровней. Это позволит существенно скорректировать издержки.

А какой психологический эффект!

Вадим Заусаев: Да, это стало бы существенным психологическим фактором роста производительности труда в экономике России. Как может эффективно работать рядовой сотрудник предприятия, зная, что его руководитель получает в 50 раз больше?

Следующим важным резервом снижения издержек бизнеса является выплата северных (стимулирующих) надбавок из федерального бюджета. В настоящее время они реально выплачиваются только в бюджетной сфере и естественных монополиях. Предприниматели их минимизируют вплоть до ухода в "тень".

Экономика Дальнего Востока будет испытывать постоянный дефицит трудовых ресурсов. Поэтому оно должно быть обеспечено трудосберегающими техникой и технологиями. Опыт проектов "Сахалин-1" и "Сахалин-2" показывает реальность этого пути.

Наконец, не уйти нам и от вахтовых методов организации труда при освоении северных удаленных природных ресурсов. Это единственный способ минимизировать социальные затраты.

Таким образом, повышение конкурентоспособности региональной экономики требует решения целого ряда проблем на федеральном уровне. Они непростые и требуют значительных финансовых ресурсов. Источником последних может выступать природная рента.

Экономика Бизнес Филиалы РГ Дальний Восток ДФО