Новости

08.06.2015 17:05
Рубрика: "Родина"

Тайна Золотой долины

Объяснение в любви загадочному автору книги, которой зачитывались поколения мальчишек
Эта книжка стала моим наваждением. В первый раз я прочитал ее в четвертом классе. Был потрясен до глубины души. Тут же прочитал еще раз и, как любил говорить Бродский, впал от нее в зависимость. Со сверстниками и родителями я говорил языком ее героев. В нашей районной библиотеке Дома пионеров я набрал книг Джека Лондона, Майн Рида, Луи Буссенара и Фенимора Купера. Потому что это были любимые авторы героев "Тайны Золотой долины".

О чем, собственно, шла речь? О том, что во время войны трое мальчишек, начитавшись вышеупомянутых авторов, решили бросить школу и отправиться искать золото для Красной армии. Они втайне подготовили свою экспедицию по стандартам американских золотоискателей и отправились в Золотую долину, где, по слухам, можно было намыть драгоценного песка.

Васька Молокоедов, Лёвка Гомзин и Димка Кожедубов дошли-таки до северной речки Выжиги и даже нашли "золото", оказавшееся на поверку халькопиритом - породой с высоким содержанием меди. Но главное - они наткнулись на таинственных обитателей Золотой долины, которые едва не уничтожили пацанов. Все по-настоящему было в этой книжке: экспедиция - настоящая, страшно - по-настоящему, смешно - без натяжек.

Теперь, уже взрослым человеком, я понимаю: то, о чем я пишу, - признаки талантливой литературы. Такие книжки, прочитанные в юности, сеют в тебе зерна взрослых поступков. Возможно, именно "Тайна Золотой долины" исподволь влекла меня во всевозможные походы и экспедиции, впутывала в настоящие приключения. Как "Территория" Куваева когда-то потянула уехать на Дальний Восток...

Об Олеге Куваеве я знаю достаточно много. А вот об авторе моей любимой "Тайны Золотой долины" Василии Клёпове до сих пор практически не знал ничего. Так, два-три факта. Работал учителем географии в сельской школе. Жил в поселке Новая Утка в Тюменской области. На фронт ушел добровольцем. Историю про Ваську, Лёвку и Димку он рассказывал своему маленькому сыну. Но потом что-то случилось с мальчишкой, он погиб. И отец, потрясенный горем, написал "Тайну Золотой долины" фактически в память о нем. Василий Степанович Клёпов умер в Сочи в 1976 году. Всё! Искал в Интернете хоть что-нибудь еще - безрезультатно.

Лет десять назад случилась беда: при переезде с одного места на другое у меня пропала "Тайна Золотой долины", та самая детская книжка. Десять лет я тщетно искал ее по букинистическим магазинам. Особенно пристально перебирал книги в известном мне "букинисте" Екатеринбурга, городе, где она была издана в 1958 году. Не найдя ничего, спросил у продавцов. Они покачали головами: давно не видели этой книги. Я уже собирался уходить, но вдруг кто-то тронул меня за рукав. Передо мной стоял невысокий человек в драной ушанке (в Екатеринбурге случились морозы). Внешний вид незнакомца свидетельствовал о том, что я имею дело с человеком, который читал книжки очень давно, а теперь обуреваем другой страстью.

"У меня есть "Тайна Золотой долины", - сказал он. "Сколько вы хотите?" - без обиняков спросил его я. Он округлил глаза, набрал в грудь воздуху и выдохнул вместе с перегаром: сто рублей! Я дал ему двести на такси. Условились: если привезет книгу - получит еще пятьсот. Он опоздал минут на двадцать, я уже готов был уйти, проклиная свою наивность. Руки мои задрожали, я сунул ему деньги, схватил книгу и прижал к груди. День можно было считать счастливым.

Васька Молокоедов, Лёвка Гомзин и Димка Кожедубов на привале. Репродукция из детства...

Вечером в поезде я открыл мое сокровище на первой странице и очнулся только утром, когда книжка кончилась. Последняя страница оказалась выдранной. Но я помнил ее почти наизусть...

С тех пор прошло, наверное, лет десять. И вот однажды (сколько раз это "однажды" случалось в моей жизни) зазвонил мой мобильный телефон. Звонила замечательный детский писатель из Санкт-Петербурга Елена Ракитина. Она-то и рассказала мне, что издательство "Речь" спустя шестьдесят лет переиздало мою любимую "Тайну Золотой долины". Мало того, Елена прислала мне подробную биографию Василия Клёпова, написанную Ольгой Колпаковой. И вдобавок - две фотографии моего любимого писателя.

Вот они - и биография, и фотографии.

"Родился Василий Степанович в деревне под Тамбовом, в бедной большой крестьянской семье, в 1908 году. После революции, окончив 9 классов, грамотный паренек-комсомолец стал "ликвидатором безграмотности" - ездил по деревням, учил крестьян читать и писать. В 1926 году отправился в Москву как селькор "Сельской газеты", поступил в "единый художественный рабфак, позднее переименованный в рабфак искусств им. Луначарского" (из автобиографии). Здесь молодой журналист имел возможность много читать, начал сочинять стихи. Стихи были опубликованы в журналах "Новая деревня", "Селькор", газете "Молодой ленинец". В Москве встретился с Марковой Ольгой Ивановной (она в 1926-1929 годах училась на литературном отделении Московского едино-художественного рабфака, в Институте народного хозяйства им. Плеханова). Сыграли комсомольскую свадьбу.

В 1929 году по комсомольской путевке был отправлен на работу в Забайкалье, в Читу. Сохранилась фотография, на которой Василий Степанович - сотрудник "Забайкальского рабочего".

В 1931 году Клёпов и Маркова поехали на родину жены, на Урал. В 1931 году родился единственный сын - Всеволод. Еще одна фотография - 1932 год. Молодая семья с первенцем. На Клёпове пенсне - зрение испортилось. Может, и чтение было отчасти тому виной, ведь читал журналист много, с огромным удовольствием. Василий Степанович сотрудничает в газетами Тюмени, Свердловска.

В 1937 году НКВД обратил внимание на супругу Клепова, как, впрочем, и на других писателей - их направо и налево исключали из партии. Обвинение в троцкизме, вызов на беседу в НКВД и пощечины от допрашивавшего ее офицера напугали молодую писательницу, она пошла за советом к П.П. Бажову, которого в то время хотя в троцкизме не обвиняли, но из партии исключили за "антисоветскую книгу". Павел Петрович посоветовал ей уехать из города к родителям, в уральский поселок Новая Утка. Так Василий Степанович вместе с семьей в 1937 году попал в Новую Утку, где стал преподавать в школе географию. В это же время он поступил и заочно учился в Свердловском педагогическом институте.

Ему это было интересно, ученикам тоже. Даже двоечники спешили на географию, потому что это всегда было путешествие и приключения. Теперь уже не у кого спросить, а ведь, возможно, не только его сын, но и ученики стали прототипами книг. Сейчас в Новоуткинске есть музей Марковой, но, к сожалению, о Клёпове материалов там не сохранилось.

С началом войны Клёпов был мобилизован. Василий Степанович служил агитатором полка, а затем бригады в частях уральского военного округа.

С началом войны Клёпов был мобилизован, был отправлен на курсы политработников запаса. Василий Степанович служил агитатором полка, а затем бригады в частях Уральского военного округа. Татьяна Всеволодовна показала ребятам сохранившиеся с 1940-х годов газеты - "Сын Отечества", "Сталинский удар". Журналисты старались поднять дух бойцов, рассказывали о буднях армии и военных новостях.

А сын Сева, как и многие подростки военного времени, вот что учудил - побежал с приятелем на фронт. Конечно, с поезда мальчишек сняли, доставили домой. Но это желание пацанов помогать бить фашистов, как и прощальная записка маме, вошли в книгу, которую сначала придумает и расскажет сыну, а потом запишет военный корреспондент.

После войны Василий Степанович 5 лет работал в газете "Уральский рабочий" заместителем главного редактора. Но семья распалась, и в 1951 году Клепов по путевке ЦК КПСС уехал в сочинскую газету "Красное Знамя", впрочем, проработал там недолго. "Дважды меня "хватил" паралич. После чего в 1956 году я вынужден был уйти на пенсию. Инвалид второй группы!" Для Василия Степановича, любителя путешествовать, это было вдвойне тяжело. И все же он, поселившись в Лоо, под Сочи, постоянно выбирался на природу. Внучки (у Татьяны Всеволодовны есть сестра, на 2 года младше ее) приезжали навещать деда. Он водил девчонок на рыбалку с ночевкой, учил разводить костер, плавать, ставить палатку, различать голоса птиц. Начал писать книгу. Рассказы о приключениях мальчишек, которые рассказывал сыну Севе, выросли в "Тайну Золотой долины".

Сын, к сожалению, до этого времени не дожил - несчастный случай на озере, и в 1957 году Всеволода не стало. Книгу издали в 1958 году. И нашелся на увлекательные приключения свой "родительский комитет" - в газете появился отзыв, автор которого предупреждала: "Родители, берегитесь этой книги! Она учит детей сбегать из дома". Не понравилось критику и то, что в повести постоянно упоминаются зарубежные писатели!

Это был серьезный удар для начинающего писателя. И Василий Степанович даже... переделал конец. В новом варианте мать Лёвки не перенесла побег сына, умерла, описываются похороны - этот жуткий кусок Татьяна Всеволодовна помнит по одному из изданий, и он совсем не годился для увлекательных приключений. К счастью, за книгу заступился редактор журнала "Урал", тоже известный уральский писатель Олег Коряков. Он попытался объяснить, в чем педагогическая ценность повести. После этого "Тайна Золотой долины" издавалась уже в первоначальном варианте.

К февралю 1970 года у Василия Степановича было издано 10 книг в издательствах Свердловска, Москвы, Краснодара и Ростова, 2 книги готовились к выходу в Свердловске и одна лежала на рабочем столе, над ней он еще работал.

Татьяна Всеволодовна вспоминает, что дедушка был внешне строгим, но только стоило с ним заговорить, особенно на интересные для него темы, как он моментально открывался. Характер у него был теплый, любил пошутить, любил путешествовать, что, конечно, видно и по книгам.

"Тайна Золотой долины" и "Четверо из России" пользовались огромной популярностью у читателей, особенно мальчишек. И когда Татьяна Всеволодовна была студенткой (она училась в Свердловском университете на филологическом факультете), все парни знали ее как внучку автора "Золотой долины".