Новости

15.06.2015 21:27
Рубрика: Общество

Честь имеют, а не продают

Почему торговля орденами считается уголовным преступлением
Когда копишь деньги - копишь только деньги. Когда коллекционируешь ордена - коллекционируешь историю. Хотя и здесь выгода может быть немалая. Но это ли главное?

У Андрея Хазина, известного коллекционера, ученого-фалериста, академика Российской академии художеств и завкафедрой МГУ, давно хранилась Королевская викторианская цепь. А совсем недавно выяснилось, что она принадлежала российскому императору Николаю II. Представляете, в конце 1920-х годов ее продали через Гохран по цене обычного лома.

Андрей Леонидович, почему в те годы обезличивали ордена царской семьи и продавали их на вес? Наверняка можно было продать дороже, если известно происхождение ордена.

Андрей Хазин: Тогда ордена не были предметом коллекционирования. Собирать их стали фактически только после Второй мировой войны, а до этого никто орденами всерьез не интересовался. Более того, цены долгое время были очень низкими, и первый серьезный скачок произошел только около 2000 года.

При этом российские ордена являются наиболее дорогими в мире. Например, знаков российских орденов, каждый из которых стоит больше миллиона долларов, не так уж и мало. А британских или вообще западноевропейских по такой цене практически нет, за исключением отдельных знаков феноменальной исторической ценности.

И какие самые дорогие отечественные ордена?

Андрей Хазин: Знаки, в особенности цепи, ордена Святого Апостола Андрея Первозванного, ордена Святого Георгия высших степеней, женского ордена Святой Екатерины. Бриллиантовые знаки или знаки для нехристиан. А также высшие степени советских полководческих орденов, которые, кстати, нельзя приобретать на территории России, но которые активно коллекционируются за рубежом.

Только в России установлена уголовная ответственность за куплю-продажу орденов?

Андрей Хазин: Еще в Северной Корее. В США запрещено продавать и покупать Почетную медаль Конгресса - высшую награду страны. В некоторых других странах существуют единичные запрещения.

Что касается цен на советские награды, то они высокие вовсе не из-за того, что сделаны из драгоценных металлов, а в силу их исключительной редкости. Например, цена ордена Ушакова I степени доходила за рубежом почти до двух миллионов долларов.

Кстати, уже много лет существует фабрика в одной из прибалтийских республик, которая изготавливает качественные подделки советских наград.

А какие иностранные награды вы бы выделили?

Андрей Хазин: Очень дорогими являются награды наиболее значимых немецких земель, которых, кстати, бесконечное количество. Потому что не только каждое немецкое государство даже уже в составе Германской империи имело свои награды, но и несколько десятков медиатизированных владетельных домов после утраты суверенитета над своими землями сохраняли свои наградные системы.

В последнее время резко стала дорожать часть британской наградной системы, относящаяся к британскому владычеству в Индии. Их стали покупать индийцы, пакистанцы, бирманцы, выходцы из Бангладеш.

Сейчас в Кремле проходит выставка "Рыцарские ордена Европы". И там представлена цепь ордена Звезды Индии, единственный известный экземпляр этой высшей награды, который находится в частных руках. Принадлежала она, кстати, вице-королю Индии индийского происхождения, а это само по себе большая редкость. Именно такие орденские цепь и знак были изображены в гербе Индийской империи во времена Британского Раджа.

Александр II и рыцари-компаньоны

В чем уникальность главного экспоната выставки - ордена Подвязки Александра II?

Андрей Хазин: Это действительно шедевр, и не только нашей выставки. Вообще, каждый набор знаков ордена Подвязки уникален. Дело в том, что с момента основания ордена, а это 1348 год, не меняется максимальное количество его членов - 24 человека помимо членов королевской семьи и иностранных монархов.

Знаки ордена после смерти кавалера возвращаются британскому монарху и возлагаются на следующего награжденного, и "рыцарь-компаньон благороднейшего ордена Подвязки" может проследить свою "родословную" вплоть до XIV века.

Поэтому существует легенда, что Уинстон Черчилль хотел иметь не просто орден Подвязки, а знаки ордена, принадлежавшие его предку, первому герцогу Мальборо - Джону Черчиллю. Он отказывался от ордена, пока не умер кавалер, носивший легендарные знаки. В итоге получил орден только в 79 лет.

Первым российским кавалером ордена Подвязки был император Александр I. После его смерти знаки ордена были, как полагается, возвращены в Виндзор, и вскоре их прислали обратно - Николаю I. А когда тот умер, знаки отослали снова...

Даже несмотря на Крымскую войну?

Андрей Хазин: Да. Но тут эти знаки были посланы не наследнику, не Александру II, а противнику России - императору Наполеону III. Чистейший афронт!

Потом была сложная история о том, как все-таки королева Виктория решила пожаловать орден Подвязки Александру II. Но уже другие знаки, а не те, которые когда-то принадлежали его отцу и дяде. А дальше, как известно, Александра II убили, знаки ордена возвратились в Англию.

И с этого момента королева Виктория установила новую традицию - если иностранный кавалер ордена Подвязки трагически погибал, то его знаки больше не используются, а для следующего рыцаря-компаньона изготавливаются новые.

Знаки Александра II не покидали Виндзор с 1882 года. Только сейчас королева Великобритании Елизавета II прислала в Кремль на нашу выставку все эти пять знаков - цепь, цепной знак, чересплечную ленту, малый знак и звезду.

И тот факт, что знаки царя-Освободителя вновь оказались в Кремле, - для меня важнейший символ.

Пусть стыдится подумавший плохо об этом

Какими реликвиями своей коллекции вы гордитесь?

Андрей Хазин: Это прежде всего звезды орденов трех европейских империй, объединенные с орденом Подвязки. В королевских и императорских Домах существовала традиция ношения таких совмещенных наград, чтобы не носить сразу две звезды - своего высшего ордена и ордена Подвязки. В таком случае изображение собственно подвязки с девизом ордена ("Пусть стыдится подумавший плохо об этом") волнообразно накладывалось на лучи звезды.

Одна из таких звезд в моей коллекции -прусского ордена Черного орла, которая могла принадлежать либо кайзеру Вильгельму II, либо его брату гросс-адмиралу принцу Генриху, либо же кронпринцу Фридриху Вильгельму.

Другая совмещенная звезда - Большого Креста (I класса) австрийского военного ордена Марии Терезии. Награждений им было очень мало, чуть больше, чем у нас орденом Святого Георгия I класса. Скажем, за всю Первую мировую II степень Марии Терезии за реальные боевые действия получили всего 10 человек.

Приобрел я эту звезду как "фантазийную", которую продавцы полагали рекламным образцом, однако позднее мне удалось установить, что она принадлежала наследнику австрийского престола эрцгерцогу Францу Фердинанду.

Но как эта уникальная вещь попала в продажу?

Андрей Хазин: У Франца Фердинанда брак был морганатический, его дети не имели права на престол. Они носили титул графов Гогенбергов и жили в одноименном замке. И после того, как Австрия была включена в состав Германии, по приказу Гитлера, который ненавидел Габсбургов, они все отсидели в Дахау. И либо во время войны, либо сразу после знаки вышли из семьи, потому что надо было на что-то жить.

Наконец, третья совмещенная звезда. Это наш орден Святого Александра Невского с тем же самым орденом Подвязки. Эта звезда принадлежала либо Николаю II, либо его брату великому князю Михаилу Александровичу.

Франц Фердинанд, убийство которого послужило прологом к войне, Гогенцоллерны, которые ее развязали, и ставший в конечном итоге жертвой войны Николай II (или его брат), - их награды, объединенные лентой ордена Подвязки, лежат рядом в витрине выставки. При этом одна из самых известных звезд ордена Подвязки - принадлежавшая Фридриху III, отцу Вильгельма II, - также представлена на выставке.

Специально стремились их собрать?

Андрей Хазин: Как только такие вещи появляются на рынке, я немедленно стараюсь их приобрести. По счастливой случайности все эти звезды мне удалось получить либо очень дешево, либо путем обмена. И это, конечно, награда за труд и за знание.

С какого времени использовались такие звезды-трансформеры?

Андрей Хазин: Уже Александр I у нас их использовал. Надо понимать, что металлических орденских звезд до 20-х годов XIX века было совсем немного, как правило, они были у монархов. Когда в фильмах про Отечественную войну 1812 года мы видим русских генералов с россыпями серебряных звезд на груди, - это, увы, от незнания или от отсутствия исторических консультантов. В России полностью прекратили выдавать при награждениях шитые звезды лишь в 1850-е годы.

Но кавалер сам мог заказать себе звезду из драгметалла?

Андрей Хазин: Орденские знаки частного изготовления, конечно, использовались. Но в России уже император Павел I запретил украшать их драгоценными камнями, введя специальных вид наград - "бриллиантовые знаки". Такое награждение формально не повышало степень вручаемого ордена, но фактически служило "усилением" уровня внимания и благодарности монарха.

За этот кусок металла люди будут умирать

Какая зарубежная наградная система самая интересная для вас?

Андрей Хазин: Британская. Она самая древняя, и вопросы, которые возникали перед всеми наградными системами, в особенности большими, имперскими, перед ней ставились раньше других. И в Великобритании были первые попытки, как правило, очень успешные, решения этих вопросов. Многие потом шли по проторенному англичанами пути. Это касается задач по награждению дам, нехристиан, иностранных глав государств и многих других. Мечи на знаках тоже впервые появились в британской наградной системе, в рамках Королевского ордена Гвельфов.

Мечи - это за военные заслуги?

Андрей Хазин: Верно, в отличие от знаков без мечей - за гражданские заслуги. Вскоре мечи появились на прусских орденах, а поскольку император Николай I был женат на прусской принцессе, мечи через несколько лет появились и у нас. Примеров таких заимствований очень много, и не обязательно из английской системы.

Вот появился орден Почетного легиона - первый внесословный орден, который мог получить и маршал, и рядовой. И сразу в других странах возникли награды, преодолевавшие сословные преграды. В 1807 году в России учрежден для нижних чинов знак отличия Военного ордена...

Его еще называли орденом Святого Георгия V степени?

Андрей Хазин: Да, до Крымской войны он был одностепенным, потом разделен на четыре степени, а в 1913 году переименован в Георгиевский крест.

Причем для нижних чинов в тогдашней русской армии он имел огромное значение, поскольку награжденные освобождались от телесных наказаний.

В Пруссии в 1813 году появился Железный крест, который мог получить и рядовой, и фельдмаршал. И это все результат Французской революции.

Что интересно, когда Наполеон, еще будучи первым консулом, предложил Законодательному собранию билль о провозглашении ордена Почетного легиона, он получил перевес всего в 8 голосов. Ему резко возражали - мол, мы живем уже в котором году Революции, в век Просвещения, а вы предлагаете монархический символ, кусок металла. "За этот кусок металла люди будут умирать", - отвечал Наполеон. Двести лет прошло, и все так и происходит.

Есть ли обратные примеры, когда в других державах подражали российской наградной системе?

Андрей Хазин: Петр Великий впервые ввел массовые награждения за участие в баталиях медалями на петличных лентах.

До этого ленты были только настольные и нашейные, и уж, конечно, ни у кого даже в мыслях не было награждать одними и теми же наградами младших чинов, офицеров и генералов.

Спустя лет семьдесят такие медали стали вводить в практику в Священной Римской империи, через сто лет появилась английская медаль за Ватерлоо, и потом англичане в этой части, надо признать, всех превзошли.

Петр I заложил основы русской наградной системы. Как известно, она началась с ордена Святого Андрея Первозванного, статуты которого Петр собственноручно написал, но не утвердил - и в результате статуты этого ордена, который стал главным в орденской иерархии, были приняты только через сто лет уже императором Павлом I.

Мне удалось установить, на что опирался Петр. В Российском государственном архиве древних актов посчастливилось обнаружить оригиналы переводов статутов прусского ордена Черного орла и датского ордена Слона - с пометами Петра и текстуальными совпадениями с черновиком статутов ордена Андрея Первозванного.

Надеть ордена!

В чем российская наградная система была первой или отличалась от других развитых систем?

Андрей Хазин: В Британской Индии и для англичан, и для "туземцев" существовали специальные ордена: Звезды Индии, Индийской империи, Короны Индии для дам и так далее. Хотя и христиан, и индусов, и мусульман, и иудеев, вообще всех могли награждать и общеимперскими орденами.

А Россия пошла по другому пути - в 1845 году Николай I учредил знаки общеимперских орденов для нехристиан. Их единственное отличие состояло в том, что вместо вензеля святого или его изображения в медальоне на знаках помещался двуглавый орел - Государственный герб Российской империи.

По просьбе кавалеров их выдавали мусульманам и иудеям, а иногда, что интересно, и протестантам. Очень редкие знаки, поэтому очень дорогие.

Интересно, что еще Петр Великий в 1711 году повелел изготовить для крымского хана знак ордена Андрея Первозванного, не несущий христианской символики. Тут мы тоже были первыми.

А до этого нехристиан не смущали ордена с христианской символикой?

Андрей Хазин: Более того, когда появился особый для нехристиан знак отличия Военного ордена, появились в связи с этим, как бы потом сказали, обращения трудящихся с Кавказа - "верните джигита"!

В результате в 1913 году, когда Знак отличия стал официально называться Георгиевским крестом, знак для нехристиан был упразднен. Для орденов Святого Георгия они остались, а для Георгиевского креста - нет.

Как выглядела наградная система Российской империи на фоне других Великих держав?

Андрей Хазин: Она была очень продумана и решала все встававшие перед ней задачи.

Например, позволяла награждать дам, иностранцев, в том числе монархов и глав республиканских государств. Это настоящий инструмент государственного управления.

Что из опыта дореволюционной и советской систем орденов можно было бы возродить сейчас?

Андрей Хазин: У каждого государства есть символы в виде флага, герба, гимна, и единственный символ, который связывает конкретного гражданина с государством, - это знак государственной награды.

Конечно, обидно, что у нас сейчас орден не является институтом. Фактически орден сводится к знаку ордена. Нет орденских праздников, орденских кавалерских дум, орденских храмов, нет благотворительной деятельности орденов и соответственно призрения, как говорили раньше, пожилых и увечных кавалеров. Все это являлось в Российской империи, а во многих странах является и сейчас частью орденской жизни и гражданской жизни в целом. Мне кажется, стоит об этом задуматься.

И еще. У нас прервалась традиция ношения орденских знаков. Между тем, мне кажется, ее нужно восстанавливать, потому что орден - это знак благодарности нации человеку, который что-то для нее сделал.

Знаете, до войны прямо в орденской книжке было написано, что ношение знака ордена является почетной обязанностью. Орденоносец был обязан носить знак ордена. Чтобы все видели - вот идет герой, равняйтесь на него!

Общество История Лучшие интервью РГ-Фото