Новости

18.06.2015 10:50
Рубрика: Власть

Отступление от выполнения международных обязательств по правам человека на Украине

Текст: Аслан Абашидзе (заведующий кафедрой международного права РУДН, Член Комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам, Председатель Комиссии международного права Российской Ассоциации содействия ООН, профессор, д.ю.н.) , Андрей Клишас (председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, заведующий кафедрой конституционного права и конституционного судопроизводства РУДН (Российский университет дружбы народов), профессор, д.ю.н.)
21 мая 2015 г. Верховная Рада Украины приняла Заявление об отступлении от своих обязательств по трем международно-правовым актам: Международному пакту о гражданских и политических правах 1966 г., Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (Европейская конвенция) и Европейской социальной хартии 1961 г. При этом вице-спикер Верховной Рады Оксана Сыроед заявила о том, что Украина, в свете проведения АТО для отпора вооруженной агрессии РФ, должна осуществить временный отступ от своих обязательств.

Для того, чтобы дать правовую оценку Заявлению Верховой Рады с точки зрения международного права, необходимо прояснить некоторые ключевые аспекты.

Ст. 4 Международного пакта о гражданских и политических правах (Пакт) допускает отступление от обязательств по нему: 1) лишь во время чрезвычайного положения, при котором жизнь нации находится под угрозой и о наличии которого официально объявляется; 2) только в такой степени, в какой это требует острота положения; 3) при условии отсутствия несовместимости с другими обязательствами по международному праву; 4) и при условии отсутствия дискриминации на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения. Отступление не допускается вовсе в отношении статей: 6, 7, 8 (пункты 1 и 2), 11, 15, 16 и 18. Также государство должно немедленно информировать других государств-участников Пакта через Генерального секретаря ООН о положениях, от которых оно отступило, о причинах, побудивших к такому решению, а также о той дате, когда оно прекращает такое отступление. Похожие положения содержатся и в ст. 15 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.

В 2018 г. Украина должна будет представить в Комитет ООН по правам человека периодический доклад о выполнении ею, в том числе, обязательств по вышеуказанной ст. 4 Пакта. При этом Украине придется учесть Замечания общего порядка, которые Комитет в целях правильного применения положений ст. 4 Пакта принял в 1985 г. (Замечание общего порядка) и в 2001 г. (Замечание общего порядка № 29).

Следует рассмотреть принятые Украиной меры в части отступления от принятых на себя обязательств в свете вышеуказанных условий ст. 4 Пакта и Замечаний общего порядка Комитета ООН по правам человека.

1) С целью поддержания принципов законности и верховенства права, объявляя о введении чрезвычайного положения, соответствующее государство должно действовать в рамках его конституциональных положений, регулирующих порядок объявления такого положения и осуществление чрезвычайных полномочий. В Заявлении Верховной Рады говорится лишь о "территориях АТО" в отсутствие официального объявления властями Украины о введении чрезвычайного положения в стране, что грубо нарушает рассматриваемое условие. Более того, власти Украины избегают признания факта существования на территории ДНР и ЛНР вооруженного конфликта немеждународного характера, так как в этом случае действуют нормы международного гуманитарного права, также направленные на предотвращение злоупотребления чрезвычайными полномочиями со стороны воюющих. Если же Украина ссылается на ст. 4 Пакта в ситуации отсутствия вооруженного конфликта, она должна тщательно обосновать необходимость и законность принятия подобных мер.

2) Требование учета остроты положения относится, прежде всего, к продолжительности, территориальном охвате и материальной сфере действия чрезвычайного положения, что является отражением принципа соразмерности. Таким образом, ни одно положение Пакта не может полностью утратить свое действие для государства-участника, которое обязано проводить тщательный предварительный анализ по каждой статье Пакта на основе объективной оценки сложившейся ситуации.

3) В свете того, что отступление не должно быть несовместимым с другими обязательствами по международному праву, Украина обязана учесть минимальные стандарты, подлежащие применению в чрезвычайных ситуациях, а именно: Доклады об основополагающих стандартах гуманности, представленные Генеральным секретарем ООН (например, резолюции 1998/29, 1996/65) и КПЧ ООН (E/CN.4/1999/92; E/CN.4/2000/94 и E/CN.4/2001/91); Парижские минимальные стандарты в области прав человека в периоды чрезвычайных положений (Ассоциация международного права, 1984 г.); Сиракузские принципы в отношении положений Международного пакта о гражданских и политических правах, касающихся ограничений и отступлений; заключительный доклад Специального докладчика Подкомиссии по поощрению и защите прав человека по вопросу о правах человека и чрезвычайных положениях (E/CN.4/Sub.2/1997/19 и Add.1); Руководящие принципы по вопросу о перемещении лиц внутри страны (E/CN.4/1998/53/Add.2); принятую в Турку (Або) Декларацию минимальных гуманитарных стандартов (1990 г.) (E/CN.4/1995/116); Доклад МККК (1995 г.) об обычных нормах международного гуманитарного права, применимых во время международных и немеждународных вооруженных конфликтов.

4) Условие, согласно которому отступление не должно порождать дискриминацию на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения, в свете политики киевского режима, направленной против русского языка, имеет прямое отношение к регионам ДНР и ЛНР, населенным в основном русскими.

Таким образом, все вышеуказанные условия не были соблюдены властями Украины.

Далее, согласно ст. 4 Пакта полностью запрещено отступать от: ст. 6 (право на жизнь), ст. 7 (запрещение пыток или жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания, а также медицинских или научных опытов без свободного согласия), п. 1 и 2 ст. 8 (запрещение рабства, работорговли и содержания в подневольном состоянии), ст. 11 (запрещение лишения свободы вследствие неспособности выполнить какое-либо договорное обязательство), ст. 15 (принцип законности), ст. 16 (признание правосубъектности каждого человека) и ст. 18 (свобода мысли, совести и религии).

Также ни при каких обстоятельствах власти Украины не могут нарушать положения гуманитарного права или императивные нормы международного права, запрещающие, например, взятие заложников, применение коллективных наказаний, произвольное лишение свободы или отход от основных принципов справедливого судебного разбирательства.

Помимо сказанного, также совершение преступлений против человечности лишает государство права ссылаться на ст. 4 Пакта с целью освобождения от ответственности. В этой связи юрисдикция в отношении преступлений, закрепленных в Статуте Международного уголовного суда, имеет прямое отношение к положениям ст. 4 Пакта и действиям Украины, ратифицировавшей Статут МУС. Например, в соответствии с ним насильственное перемещение лиц, ставших объектом выселения или других принудительных действий, из района, в котором они законно проживают, без каких бы то ни было оснований, является преступлением против человечности. Законное право отступать от статьи 12 Пакта во время чрезвычайного положения не может ни при каких обстоятельствах служить оправданием подобных мер.

Далее, никакое объявление чрезвычайного положения не может служить государству-участнику оправданием в плане ведения пропаганды войны или организации выступлений в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющих собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию. В этом контексте следует обратить внимание на неоднократные заявления нынешнего Президента Украины о возвращении неконтролируемых территорий силовым способом.

Важно, что соблюдение указанных выше прав должно обеспечиваться процессуальными гарантиями, включая судебные. При этом, так как некоторые элементы права на справедливое судебное разбирательство гарантируются и во время вооруженных конфликтов, Комитет по правам человека не видит никаких оправданий для отступления от этих гарантий во время других чрезвычайных ситуаций.

В свете сказанного возникает закономерный вопрос, почему власти Украины показывают всему миру свою неосведомленность при наличии достаточного числа грамотных юристов-международников. Ответ простой: в случае введения чрезвычайной ситуации Украине придется "попрощаться" с кредитами от МВФ, а также объяснить несоблюдение договоренности "Минск-2" (11-12 февраля 2015 г.). Ответ на этот вопрос лежит в вашингтонском обкоме.

Вместе с тем, киевские власти уверяют весь мир в необходимости введения миротворческих сил ЕС в обход решения Совета Безопасности ООН, а также о наличии у них права отступать от соблюдения прав и свобод человека "на территории АТО". В условиях отсутствия официального решения о введении чрезвычайной ситуации в стране (что означало бы официальное признание на Украине вооруженного конфликта немеждународного характера), действуя под ширмой АТО, киевский режим в форме некоего Заявления Верховной Рады (ничтожного, с точки зрения международного права) заявляет о наличии "агрессии со стороны России", не имея каких-либо доказательств этому. Посредством лжи киевский режим создает благоприятный "фон" для отказа от уплаты долгов, пытаясь сделать Россию уступчивой в вопросах цены за газ, и выторговывать дополнительные обещания со стороны США, ЕС и НАТО.

Власть Работа власти Внешняя политика