Новости

23.06.2015 13:48
Рубрика: "Родина"

Между учебником и интернетом

Об историческом знании современной российской молодежи
Текст: Сергей Алексеев (доктор исторических наук) , Ольга Плотникова (доктор исторических наук)
В 2014-2015 годах специалисты Московского гуманитарного университета провели в ряде московских вузов социологический опрос, призванный определить уровень исторических познаний студенческой молодежи. Опрос проводился в рамках проекта "Влияние исторических фальсификаций и мифов на сознание и социальное поведение современной российской молодежи". При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением президента Российской Федерации от 17.01.2014 N 11рп и на основании конкурса, проведенного Фондом ИСЭПИ. Среди опрошенных студенты различных курсов, обучающиеся по специальностям различного, в основном социального и в меньшей степени гуманитарного профиля. Всего опрошен был 2051 студент восьми столичных вузов.

Обычно исторические познания современной молодежи, зависимые во многом от случайных обстоятельств, от интернет-"картинки", оцениваются весьма низко и даже в трагических тонах. Действительно, подавляющее большинство опрошенных берет свои исторические знания в том числе из Интернета (60,1%), а также из кинофильмов и телесериалов (45,4%). Однако безусловным лидером остается учебник (78%), - что, как увидим дальше, и предопределило многие результаты опроса.

На вопросы формального характера, призванные выявить "верхний" слой исторической осведомленности, правильно обычно отвечали большинство, около половины или хотя бы относительное большинство опрошенных. Так, 75,5% знакомы с понятием "норманнская теория". К полководцам и флотоводцам XVIII в. отнесли в первую очередь А.В. Суворова (62%), второе место занял Ф.Ф. Ушаков (33%), а третье - М.И. Кутузов (12,5%), что, строго говоря, не является ошибкой. В основном знают молодые люди, что союзниками России в канун Первой мировой войны являлись Великобритания и Франция (64,8%), что план войны Гитлера против СССР носил название "Барбаросса" (72,6%). Гораздо меньше опрошенных правильно связали название "битвы народов" с Лейпцигской (38%) и вспомнили о Брусиловском прорыве 1916 г. (53,5%), но и эти ответы заняли первые места. Несколько хуже познания в хронологии, но в целом и они оказались на должном уровне - тестовый опыт определенно пошел здесь "на пользу". Даже на вопросы, в самой формулировке вводившие некий исторический термин и предполагавшие, таким образом, более глубокий уровень знаний, в основном давались правильные ответы. Так, большинство, как оказалось, в курсе, что преемником Лжедмитрия I на царстве был Василий Шуйский и что после Северной войны был заключен Ништадтский мир. Единственное исключение составил вопрос о наиболее видном иконописце Новгородской школы - здесь уверенное первенство завоевал самый известный иконописец Руси Андрей Рублев (49,2%), обойдя Феофана Грека (26,6%).

Итак, анализируя материалы опроса, можно прийти к выводу, что познания обучающихся в вузах молодых людей в истории России ориентированы скорее на информацию, получаемую из учебников и справочников. Это явствует из группы вопросов, призванной выявить именно влияние на респондентов исторической мифологии как фольклорного, так и литературного происхождения, а также некоторых известных примеров фальсификации истории.

При всей популярности некоторых расхожих исторических мифов (Аляска, проданная якобы при Екатерине II, - 23,9% опрошенных; Г.К. Жуков как Верховный Главнокомандующий в годы войны - 24,3%) они все-таки уступают верным историческим представлениям. Правда, есть и противоположные примеры. Включение России в число держав-победительниц в Первой мировой войне (42,2%) явно откликается на волну мифологизации истории последней в связи с печальным юбилеем 2014 г. Один из популярнейших мифов советской эпохи - о кукурузе как основной сельскохозяйственной культуре в период правления Н.С. Хрущева - не просто жив, но господствует в массовом сознании до сих пор (67,4%). Что же касается новейшей "академической" и псевдоакадемической мифологии и фальсификаций недавнего исторического прошлого, то они, в отличие от "фольклорных", судя по всему, остаются или неизвестны опрошенным, или в основном ими не воспринимаются. Так, совершенно в соответствии с российским научным мейнстримом представляют опрошенные складывание и раннюю историю Древнерусского государства - что надо связывать, конечно, не столько со знакомством с научными трудами, сколько с доверием к преподаваемой в школе и вузе информации. Что касается истории новейшего периода, то и здесь большинство, судя по результатам, не видит повода для дискуссий с устоявшимися представлениями (даже с не вполне точными, как в случае с ранним СССР как "союзом суверенных республик" - вариант, поддержанный 70% опрошенных).

Что же, можно сделать вывод, что историческими знаниями студенческая молодежь в большей или относительно большей части располагает? Однако в этом заставляет серьезно усомниться самооценка опрошенных. Отвечая на вопрос об отношении к истории, 41,7% честно признали, что со школы относятся к ней с безразличием - не любимый предмет, но и не нелюбимый. При ответе на другой вопрос, о знании истории, 47,9% разумно признают, что пока знают историю недостаточно, хотя и изучают ее, в то время как 27% не могут признать, что вообще знают историю. В последнее можно поверить - ведь в вышеприведенных ответах на "формальные", тестовые вопросы уровень правильных редко поднимался и до двух третей.

Ларчик оптимистической иллюзии, которую могут создать результаты, открывается весьма просто. Речь идет именно о студенческой молодежи - в настоящий момент учащейся, проходящей тестирование, имеющей дело с учебником. Знания, получаемые таким образом, сохраняются - но зачастую ровно до тех пор, пока в них есть прагматическая необходимость, связанная с благополучным получением образования. Недостаточное, вопреки ожиданиям, влияние на молодежь исторических мифов и широко распубликованных вымыслов свидетельствует не столько о невосприимчивости к ним, сколько об отсутствии интереса к теме в настоящий момент. При наличии только формальных, в конечном счете поверхностных знаний это может оказаться роковым в случае возникновения "интереса" - или его возбуждения политическими манипуляторами.

Для того чтобы отобрать и понять полезную информацию в разноголосице Интернета и СМИ, надо знать подлинную историю - как Отечества, так и желательно всемирную. А вот этим знанием наша молодежь как раз и не может похвастаться в силу многих причин, и по большей части объективных. В обществе, где долгое время почти в открытую провозглашался принцип "каждый - сам за себя", поиск удовольствий становится основной ценностью. Потребитель ищет на просторах информационного поля "интересное". И находит - различного рода пересказы истории, подчас сознательно фальсифицированные. Очевидно, что из всего потока информации лучше всего усваиваются яркие и простые, легко узнаваемые "картинки". Достаточно хорошо известно также, что пороки исторического знания молодежи нередко приводят к агрессии, недоверию к авторитетам, включая государственную власть, и демонстративной оппозиционности, а в крайних случаях и к вовлечению молодых людей в различные экстремистские течения. Фальсификация истории ведет к искажению исторического сознания и разрушению идентичности народа России. Данная проблема может рассматриваться как угроза безопасности государства.

В рамках того же проекта проводился осенью 2014 г. опрос экспертов - специалистов по молодежной проблематике, работающих с молодежью, историков-преподавателей, молодых историков. Почти все эксперты согласились с мнением о необходимости усилить историческое воспитание молодежи - как часть воспитания гражданина и патриота. Проблема эта, и по нашему мнению, остро стоит на повестке дня.

Однако на пути ее решения ряд других проблем, которые нашли отражение и в материалах "круглого стола" "Влияние исторических фальсификаций и мифов на сознание и социальное поведение современной российской молодежи", прошедшего 13 мая 2015 г. в Московском гуманитарном университете. В частности, по мнению участников мероприятия, необходима государственная и широкая общественная поддержка объединений историков-профессионалов, занимающихся историко-просветительской деятельностью, особенно борьбой с историческими фальсификациями. В настоящее время такого рода структуры на общих основаниях могут получать поддержку отдельных своих проектов, тогда как их повседневное существование и полноценная деятельность зависят от случайных обстоятельств.

Ряд проблем связан с научно-популярным книгоизданием в сфере истории. Активно продвигаемый "наукометрический" подход в оценке квалификации ученых практически не оставляет места для столь недавно еще уважаемого жанра, как научно-популярная монография. По сравнению с академической "рецензируемой" монографией и еще более важной теперь статьей (опять же не в популярном, а в "рецензируемом" журнале) работа над научно-популярной книгой оказывается не просто бесполезной, но даже "вредной" для самореализации ученого, поскольку отвлекает от более насущных для научно-преподавательской карьеры задач. Историк, желающий обращать свои работы к широкому кругу читателей, оказывается перед весьма непростым выбором. Между тем именно в исторической сфере научно-популярное книгоиздание наиболее развито и наиболее нуждается во внимании и участии профессионалов. Ставящиеся задачи защиты истории России от фальсификаций невозможно решить без поддержки профессиональной самореализации тех историков, которые готовы ею заниматься.

История России во все времена вызывала широкий интерес своих граждан. Изучение истории формирует у молодого поколения историческое сознание, чувство патриотизма, сопричастности к истории Отечества, социально-культурной идентичности. Наш опрос выявил уровень знания истории - но не исторического сознания. Между тем последнее включает целую совокупность взаимосвязанных элементов: знание истории, осмысление исторического опыта и вытекающих из него уроков, социальное прогнозирование, осознание исторической ответственности за свою деятельность. Историческое сознание как отдельного человека, так и группы лиц очень сложно выявить. Но наша сегодняшняя молодежь, да и общество в целом, этим сознанием точно не обладает, в отличие от некоторого познания истории.

Решение проблемы реконструкции исторического сознания и исторической памяти в соответствии с достоверным историческим прошлым нашей страны - за историческим образованием и историко-патриотическим воспитанием. И эту проблему одним ученым не решить. Подлинное историческое сознание сложится, когда новое российское общество сформируется окончательно, когда оно выработает единую систему патриотических ценностей. Кажется, время решительных шагов в этом направлении уже наступило.