Новости

01.07.2015 22:55
Рубрика: Культура

Это не "Компромисс"

Станислав Говорухин - о своем новом фильме по произведениям Сергея Довлатова
Новый фильм Станислава Говорухина "Конец прекрасной эпохи", в титрах которого написано, что он снят по сборнику рассказов "Компромисс" Сергея Довлатова, пока что в кинотеатре показали только один раз. Картиной открывался крупнейший фестиваль российского кино "Кинотавр", и первыми зрителями стали, в основном, профессионалы. После показа, судя по первым рецензиям, стало ясно, что многие и восприняли картину, как экранизацию "Компромисса" Сергея Довлатова - сравнения не заставили себя ждать. Между тем сам режиссер в беседе с обозревателем "РГ" пояснил, что это не так, и его новую работу следует воспринимать совсем по-другому.

Станислав Сергеевич, почему вы взялись за Довлатова и именно за "Компромисс". У него же есть еще "Чемодан", например, которое так и просится на экран...

Станислав Говорухин: У меня не просился. У меня просились только "Заповедник" и "Компромисс". Но фильм "Конец прекрасной эпохи" нельзя называть экранизацией "Компромисса". Там много взято из записных книжек Довлатова, из моих собственных воспоминаний... Эта картина - по мотивам произведений Довлатова. Просто "Компромисс" - так было в договоре написано, и я не стал менять. Это же не о Довлатове. Герой некий журналист. Половина текстов там сочинена сценаристом.

Мне странно это слышать, потому что люди смотрят титры, и поэтому фильм многие восприняли именно как экранизацию "Компромисса".

Станислав Говорухин: Кто-то воспринимает так, а кто-то - нет. Кто-то вообще представления не имеет о книге. Кто-то забывает о том, что речь о Довлатове. Я уже много впечатлений наслушался.

И какие они?

Станислав Говорухин: Все примерно одинаковые - фильм понравился людям.

А ваше отношение к Довлатову каково?

Станислав Говорухин: Мне он очень нравится как писатель. Замечательный... Чеховский...

А почему в договоре не написали "Заповедник"?

Станислав Говорухин: Потому что "Компромисс", и ничего с этим не связано. Фильм - подчеркивается - о журналисте, который работал в конце 60-х годов. Тема мне близкая.

Так я и пришла с вами поговорить, потому что именно, как журналист, очень люблю эту книгу, считаю ее лучшей у Довлатова: она показывает, как и тогда, и сейчас - в другую эпоху, - все трансформируется от того момента, когда автор получает задание, до того, когда текст выходит в газете. Мне казалось, что журналистика другая. Может, я то время не застала...

Станислав Говорухин: А я был журналистом. Как раз в то время и чуть пораньше. Журналистом в Казани, и в Москве - в "Советской культуре". Поэтому в картине много личного.

Вы с коллегами тоже столько пили?

Станислав Говорухин: Может быть, даже и больше. Точно больше - что они там пьют? Мы выпивали покрепче!

Для чего? Для того, чтобы примириться с реальностью?

Станислав Говорухин: Просто выпивали, и все! Потому что не хотелось расставаться. Потому что друзья вокруг. Закончилась работа, и что - пошли по домам? Нет, конечно. Выпили - тогда пошли, уже под ночь. Так жил весь советский народ.

Я понимала, что пили не только из-за того, что не хотелось расставаться, но и потому, что чувствовался диссонанс - видишь жизнь одну, а писать вынужден о другой.

Станислав Говорухин: Это глупость вы говорите. Мы жили в прекрасное время. Большинство народа верило, тем более в начале 60-х - такие успехи были у страны. Такой расцвет литературы и искусства! Поэзия - на подъеме! Театры новые. И что? Пили от того, что ужас такой? А почему сейчас пьют? Вы очень политизированы. Разве мы с друзьями выпиваем от внутреннего раздрая? Нет! А потому, что нам хорошо.

Почему для названия вы выбрали слова "Конец прекрасной эпохи" - вы их взяли у Бродского?

Станислав Говорухин: Почему? И у Довлатова есть эти слова.

А какая прекрасная эпоха, по-вашему? Та или нынешняя? Раз конец прекрасной эпохи, то сейчас, получается, она уже другая?

Станислав Говорухин: Конечно, другая. Тогда была общность советских людей. Неслыханная и невиданная во всем мире. Тогда жили коллективами. Сейчас же каждый сам по себе.

Исполнителя главной роли - молодого актера Ивана Колесникова вы сразу нашли?

Станислав Говорухин: Нет! История длинная: пока найдешь артиста, пока он тебя устроит... И все равно думаешь, а, может, не попал?

Все его сравнивают с молодым Довлатовым.

Станислав Говорухин: Кто все? Вы - первый человек, который мне об этом говорит. У меня много друзей, которые мне говорят откровенно обо всем. Многим из них и в голову не пришло, что главный герой - это Довлатов.

Но вы это подразумевали?

Станислав Говорухин: Нет. Я, наоборот, искал человека, совершенно непохожего на Довлатова. А получился тоже крупный, черноволосый. Но, в принципе, Довлатов был другой - чтобы совсем уж не возникало никаких таких аллюзий.

Вы в свое время открыли актрису Светлану Ходченкову. И даже ходили разговоры о том, что вы запрещали ей худеть. Она похудела, изменилась, стала актрисой совсем другого плана, и вы ее больше не снимали со времени фильмов "Благословите женщину" и "Не хлебом единым" - то есть примерно с 2004 года.

Станислав Говорухин: Я ее снимал. Прошлым летом она снималась в картине, где я был художественным руководителем. Детский фильм - "Дневник мамы первоклассника".

Но, когда вы ее открывали, вы предполагали, что она будет развиваться как актриса и строить свою карьеру в другом направлении, правильно?

Станислав Говорухин: Нет. Она оказалась более правой, чем я. Поколение другое растет. И если бы она оставалась в тех же параметрах, может быть, ее и снимать бы не стали. Видите, какие теперь на экране героини.

Как сейчас вам с ней работалось?

Станислав Говорухин: Она талантливая артистка - у нее хорошая школа. Я имею в виду даже не столько Вахтанговское училище, сколько ее первую картину "Благословите женщину", в которой она работала с Ириной Купченко, Инной Чуриковой, Александром Балуевым... Работа с такими партнерами - хорошая школа.

В фильме "Конец прекрасной эпохи" очень хороши Дмитрий Астрахан и Федор Добронравов - они больше всего похожи на типичных газетных сотрудников. Почему именно они?

Станислав Говорухин: Я не мог никого себе представить в роли Жбанкова, кроме Федора. У нас пьяных играть - это очень тяжело. Лучше всех это делает Добронравов.

Станислав Сергеевич, расскажите мне какую-то историю из того времени, когда были журналистом. Вы же писали на тему культуры?

Станислав Говорухин: Да. Была такая газета "Советская культура". Это было уже в Москве. И вот там я работал, одновременно учась во ВГИКе. Один раз редактор летом мне говорит: "Хочешь отдохнуть? Поезжай в Диканьку". "В какую Диканьку?" - не понял я. "Ты Гоголя читал?" - спрашивает он. "Читал. А что, она на самом деле существует?" - удивился я. И поехал туда. Там были Сорочинцы, Решетилово... Я написал статью, которая так и называлась "Вечера на хуторах близ Диканьки". Но задание было чисто из довлатовского "Компромисса". Нужно было написать, как на хуторах близ Диканьки смотрят фильм "Русское чудо". Этот фильм сняли немецкие кинематографисты про Никиту Сергеевича Хрущева. Никто, конечно, смотреть эту картину не хотел. Приходит народ на хуторах, посмотрит немного, разбежится и начнет разговаривать и семечки лузгать... И, естественно, я, как в "Компромиссе" написал какую-то придуманную историю. А в 1962 году этот фильм насильно показывали везде. Напечатали миллион копий...

Может быть, в наше время такое, что насильно будут показывать какую-то картину?

Станислав Говорухин: Пока непохоже на то.

Культура Кино и ТВ Наше кино Умер режиссер Станислав Говорухин Кино и ТВ с Сусанной Альпериной РГ-Фото