Новости

04.07.2015 09:00
Рубрика: "Родина"

Факты и мифы о человеке, который ушел из земной жизни 1000 лет назад

Владимир Святославович. Святой. Красное Солнышко
Текст: Сергей Алексеев (доктор исторических наук) , Ольга Плотникова (доктор исторических наук)
Несколько поколений русских историков звали его Владимиром Святым. Позднее из былин в ученые труды поднялось фольклорно-языческое "Красное Солнышко". Но во все времена суждения о Крестителе Руси не были однозначны. И как иначе, если он жил на тектоническом разломе двух эпох - языческой и христианской? Если начинал свой жизненный путь, как буйный языческий воитель, а закончил праведным христианином?

ГЕРОЙ БЫЛИН И БАЛЛАД

Добро, - сказал князь, когда выслушал он
Улики царьградского мниха, -
Тобою, отец, я теперь убежден,
Виновен, что мужем был стольких я жен,
Что жил и беспутно и лихо.
Что богом мне был то Перун, то Велес,
Что силою взял я Рогнеду,
Досель надо мною, знать, тешился бес,
Но мрак ты рассеял, и я в Херсонес
Креститься, в раскаянье, еду!

Владимир Святославович, великий князь Киевский, миниатюра из книги 1672 года. / РИА Новости ria.ru

Рубежность судьбы Владимира уловил много веков спустя граф Алексей Константинович Толстой в балладе "Песнь о походе Владимира на Корсунь". Его былинный образ привлек Пушкина в "Руслане и Людмиле". А в наши дни - кинематографистов, в том числе мультипликаторов. Но и на экране он очень разный. Вот трагический герой эпопеи "Князь Владимир" (2006 год). А вот - потешный псевдо-былинный "князь" из нашумевшего "богатырского цикла" мультфильмов.

Не оставляют Владимира вниманием и политики - причем, не только и не столько в России. Например, рожденная советскими учебниками "Киевская Русь" стала своеобразным фетишем для нового украинского мировидения. И Креститель, собравший вокруг стольного Киева русские земли, принесший сюда веру из Херсонеса, оказывается весьма подходящей фигурой для манипуляций...

Впрочем, втиснуть князя в сузившуюся национальную квартиру - занятие бессмысленное. Княжение Владимира - чрезвычайно важный этап в создании единого государственного прошлого русских, украинцев и белорусов. И каждый из трех народов хранит память о нем и в ученых трудах, и в народном предании. Это - наше общее. Но все-таки: где кончаются мифы и начинаются реальные (насколько их возможно разглядеть меж летописных строк) факты

Что знаем мы о Владимире из исторических источников?

Владимир Красное Солнышко. Рисунок Елены Доведовой.

УДАЛОЙ ВОИН И ГУЛЯКА

Его отец, великий князь русский Святослав Игоревич, не засиживался в стольном Киеве, проводя время в далеких военных походах. Мать, Малуша, была княжеской рабыней, ключницей княгини Ольги, первой христианки в династии Рюриковичей и матери Святослава. Но осуждая язычество Святослава, она оставалась его верной советчицей и правительницей Киева до самой своей смерти. Потому и растила Владимира, незаконнорожденного "робичича", наравне с другими внуками.

Святослав погиб в начале 972го года в сражении с печенегами, возвращаясь с неудачной войны. Но за три года до этого он разделил свои земли между сыновьями: старший Ярополк стал князем киевским, Олег получил землю древлян, а Владимира отправили в Новгород с дядей и воспитателем Добрыней. И после смерти отца начались междоусобные распри. Ярополк, убив Олега, присоединил к своим владениям Древлянскую землю. Не имея сил бороться с братом, Владимир бежал из Новгорода. Ярополк немедленно послал туда своих наместников. Однако в 977м году Владимир вернулся из-за Балтийского моря с наемными варягами. Новгородцы тут же перешли на его сторону...

В 978-м году северорусская рать двинулась на Киев. Голод вынудил Ярополка сдаться. Сам он был коварно убит.

Победу праздновал отважный воин и удалой гуляка - из песни слова не выкинешь. Тем более, из "Повести временных лет":

"Был же Владимир побежден похотью. Были у него жены: Рогнеда, которую поселил на Лыбеди, где ныне находится сельцо Предславино, от нее имел он четырех сыновей: Изяслава, Мстислава, Ярослава, Всеволода и двух дочерей; от гречанки имел он Святополка, от чехини - Вышеслава, а еще от одной жены - Святослава и Мстислава, а от болгарыни - Бориса и Глеба, и наложниц было у него триста в Вышгороде, триста в Белгороде и двести в Берестове, в сельце, которое называют сейчас Берестовое. И был он ненасытен в блуде, приводя к себе замужних женщин и растлевая девиц. Был он такой же женолюбец, как и Соломон, ибо говорят, что у Соломона было семьсот жен и триста наложниц".

Археолог Сергей Беляев возле крестильни при древнехристианском храме, где по преданиям произошло крещение князя Владимира Святославовича. Раскопки на территории Херсонесского музея.  / РИА Новости ria.ru

НОВОЯВЛЕННЫЙ ПОЛИТИК

К середине 980-х годов почти все восточнославянские земли были объединены Владимиром под прямой властью Киева. Таких успехов не добивался ни один русский князь. В столице он создал святилище пяти высших языческих богов во главе с Перуном. Возможно, языческая реформа должна была стать символом покорности южан новому незаконному князю. Но главным в этот период стал коренной поворот не в религии, а в политике.

В 985-м году Владимир разгромил волжских болгар. Но не стал по обыкновению облагать страну ненадежной данью, а заключил равноправный мир и вечный союз. Летопись свидетельствует, что решено было так по совету верного дяди и соратника Добрыни. Обойдя пленных он сказал: "Осмотрел колодников - все в сапогах. Этим дани нам не давать. Пойдем, поищем себе лапотников".

Странная как будто фраза означала смену всей политической линии Руси. На первый план выдвигались уже не полуразбойные набеги на соседние земли за разовой "данью". Задачей провозглашалось кропотливое собирание "лапотников" Восточной Европы - славян, балтов, финнов, - под властью киевского князя. Не разорение чужих государств, обычное для народов племенной эпохи, а строительство своего.

Совсем не случайно, что вскоре за этим последовало крещение Руси.

Готовы струги, паруса подняты,
Плывут к Херсонесу варяги,
Поморье, где южные рдеют цветы,
Червленые вскоре покрыли щиты
И с русскими вранами стяги.
И князь повещает корсунцам: "Я здесь!
Сдавайтесь, прошу вас смиренно,
Не то, не взыщите, собью вашу спесь
И город по камням размыкаю весь -
Креститься хочу непременно!"
 Государственная Третьяковская галерея. Подготовительная работа художника Виктора Васнецова для росписи Владимирского собора в Киеве

КРЕСТИТЕЛЬ РУСИ

В 987-988 годах. Владимир вел переговоры с Византией о своем крещении и браке с царевной Анной, обещая взамен предоставить императорам Василию и Константину военную помощь. Князь свое слово сдержал, а вот его визави коварно ушли от своих обязательств. Тогда Владимир и совершил поход на Херсонес, центр греческих владений в Крыму, захватил город и взял в жены Анну. Тогда ли он принял крещение или еще до похода - мнения историков расходятся.

Вернувшись в Киев, князь приказал разрушить возведенное им же капище с языческими идолами. Всем киевлянам было велено собраться у впадения в Днепр речки Почайны. Там греческие священники, прибывшие с Владимиром из Херсонеса, и крестили народ - прямо в речных водах...

Но насколько исторично летописное повествование, столь богатое на колоритные детали? Ведь "Повесть временных лет", наиболее известная летопись Древней Руси, создана только в начале XII века. За рядом событий, которые нам видятся действительной историей, летописцы искали Божью притчу, высший смысл. Владимир под их пером уподоблялся то библейскому патриарху Иакову, то праведному царю Соломону, то первому христианскому императору Константину, как бы повторяя на Руси их деяния.

И, конечно, нам, далеким потомкам, кажется не вполне возможным чудесное преображение грешника в праведника в столь короткий срок. Но попробуем критически проанализировать все, что нам известно о Владимире...

ВОПРОСЫ О ЛИЧНОМ...

ИСЦЕЛИЛСЯ ЛИ КНЯЗЬ КРЕЩЕНИЕМ ОТ СЛЕПОТЫ? Вокруг Крещения неизбежно появлялись легенды и противоречивые версии. Даже место крещения Владимира указывают по-разному. По сведениям ряда источников, крестился он в Киеве в 988 году. Этот же год считается датой крещения Руси. Хотя, по мнению многих ученых, страна была крещена только в 989 году - именно тогда, по сведениям современного событиям византийского автора Льва Диакона, русы взяли Херсонес. Следовательно, не ранее этого года Владимир должен был замириться с Византией и жениться на Анне.

То, что с греками воевал он уже крещеным, подтверждает и другой современник - немецкий хронист Титмар Мерзебургский.

Но, по летописной легенде, в момент, когда Владимир завоевывал руку Анны, с ним приключилась внезапная болезнь - слепота. Приехавшая в Корсунь Анна в качестве исцеления посоветовала князю креститься. Владимир послушал и - исцелился.

О слепоте говорится во многих древнерусских источниках, сообщающих о крещении Владимира. Но имеется в виду душевная слепота, которая показывается читателям через физический недуг, якобы одолевший князя. Духовная слепота прошла после обретения Христа и осмысления веры - причем по совету Анны, по-библейски "доброй жены", обращающей мужа к добру и Богу. Благодаря ей Владимир становится христианином и мудрым правителем.

БЫЛ ЛИ ВЛАДИМИР СЛАСТОЛЮБИВ? Владимиру приписывается 12 сыновей, причем из перечней в самой летописи это число не вполне очевидно. Более того, если у князя действительно (как сказано в той же летописи) были сотни наложниц, то детей, скорее всего, должно было оказаться больше. Между тем для летописца в данном случае была значима отнюдь не реальность, а та сакральная нагрузка, которая вкладывалась в число 12. Двенадцать детей великого князя - это двенадцать патриархов, от которых произойдут двенадцать колен христианского "нового Израиля", потомки великих князей русских.

И хотя нет оснований сомневаться в сластолюбии Владимира-язычника (об этом говорит и Титмар Мерзебургский в "Хронике", причем он отмечает, что отказался Владимир-христианин от порочной наклонности не сразу), для летописца главное не фактическая точность, а параллель с Соломоном. Тот тоже был сластолюбив, и это отвело его от Бога, - тогда как Владимир, напротив, пришел от блуда и язычества к Богу через "добрую жену", царевну Анну.

ЩЕДРО ЛИ КНЯЗЬ ПОДАВАЛ НИЩИМ? Черты реальной личности иногда проступают там, где, на первый взгляд, идет речь о литературном образе, клише. В летописях и житиях особо прославляется Владимир за свои милостыни. О доступных всем пирах "ласкового князя Владимира" вспоминалось в былинах. Первый русский писатель, митрополит XI века Иларион, показывал Владимира щедрым и милостивым защитником всех страждущих. Более того, резко отзывавшийся о Владимире немецкий хронист-современник Титмар тоже говорит о нем как о нищелюбце и подателе милостыни. Это выглядит очень контрастно по отношению к предыдущим характеристикам Владимира как женолюбца и гонителя христиан.

Вообще повествование Титмара о Владимире наполнено контрастами. Как, надо думать, и подлинная жизнь князя.

Перуна топят в Волхове. Рисунок Елены Доведовой.

О ГОСУДАРСТВЕННОМ...

КРЕСТИЛ ЛИ КНЯЗЬ РУСЬ "ОГНЕМ И МЕЧОМ"? Это одна из самых волнующих умы тема. Но ни один из древнейших источников - ни русских, ни иностранных, - не говорит об этом ни слова. Князь угрожал некрестившимся, что они "враги ему будут", - но, по всем данным, в крупных городах таковых и не нашлось. Для славянина-язычника князь был высшим авторитетом в религиозных делах. А то, что он безнаказанно уничтожил идолов, разрушило веру в могущество богов. Киевляне оплакивали сокрушенного Перуна, но крестились без всякого сопротивления и даже с радостью - по крайней мере, внешне. То же произошло и почти по всей остальной Руси.

Лишь в Новгороде, по очень позднему преданию, были столкновения. И новгородскому наместнику Добрыне будто бы пришлось применить силу. Но говорит об этом один-единственный источник - т.н. Иоакимовская летопись, сохранившаяся только в труде историка XVIII века В.Н. Татищева. Последний получил ее от своего свойственника архимандрита М. Борщова, которого настойчиво просил о какой-либо древней рукописи. Рукопись нашлась и ожидаемо "подтвердила" многие догадки Татищева о древнейшей истории Руси. В тексте много странностей и противоречий, а о монахе Вениамине, будто бы предоставившем рукопись Борщову, сам Татищев писал, что тот "токмо для закрытия вымышлен". Так что ко временам Владимира Иоакимовская летопись не восходит, и достоверным источником служить не может - даже если является компиляцией, а не чистой подделкой. О крещении же "огнем и мечом" всей Руси нет ни малейших свидетельств даже в Иоакимовской летописи.

ЧТО ПРИНЕСЛО ХРИСТИАНСТВО РУСИ? Она вошла, как равноправная, в семью европейских христианских народов. На Руси распространялась славянская азбука. Переписывались первые книги - сначала копии славянского перевода Библии. На Русь были перенесены византийское каменное зодчество, иконопись. Христианство постепенно пронизывало всю нарождавшуюся русскую культуру.

 Художественный фильм

О ГЛАВНОМ

КНЯЗЬ ВЛАДИМИР: ДНИ ПРАВДЫ ДОРОЖЕ ВОИНСТВЕННЫХ ДНЕЙ!

Великий князь русский Владимир Святославович умер 15 июля 1015 года. Уже ближайшие потомки единогласно признавали его заслуги в преобразовании Руси, оказавшиеся важнее и прошлых прегрешений, и политических просчетов. Именно трудами Владимира, продолжившего дело Ольги, Русь превратилась в подлинное государство. Она объединила под своей властью все восточнославянские племена, став одной из крупнейших и сильнейших держав Европы. Владимир же в итоге показал себя правителем доблестным на войне и мудрым в дни мира, заботящимся о благе всех подданных.

Листая страницы древних летописей и научных трудов, часто затрудняешься понять: как тот или иной правитель становится героем большой Истории? Нет-нет и возникнет ощущение: те, кого мы ныне считаем героями, для своей эпохи были едва ли не злодеями. Но верно и другое - те, кого древность избрала в герои и святые, были детьми своих суровых веков. И современники в их заслугах не сомневались. Это наш рафинированный взгляд бурные и жестокие страсти минувших тысячелетий могут ужаснуть до потери зрения. До потери различать главное.

Русский народ запомнил князя Владимира в своих былинах как "Владимира Красное Солнышко", хозяина блестящего богатырского двора. Русская православная церковь в XIII веке причислила Владимира, Крестителя Руси, к лику святых.

И.Е Эггинк (1787-1867) Великий князь Владимир избирает религию. 1822 год.
Как сон, вся минувшая жизнь пронеслась,
Почуялась правда Господня,
И брызнули слезы впервые из глаз,
И мнится Владимиру: в первый он раз
Свой город увидел сегодня.
Народ, издалека их поезд узнав,
Столпился на берег - и много,
Скитавшихся робко без крова и прав,
Пришло христиан из пещер и дубрав,
И славят Спасителя Бога.
И пал на дружину Владимира взор:
"Вам, други, доселе со мною
Стяжали победы лишь меч да топор,
Но время настало, и мы с этих пор
Сильны еще силой иною!
Что смутно в душе мне сказалось моей,
То ясно вы ныне познайте:
Дни правды дороже воинственных дней!
Гребите же, други, гребите сильней,
На весла дружней налегайте!"
Вскипела, под полозом пенясь, вода,
Отхлынув, о берег забила,
Стянулася быстро ладей череда,
Передние в пристань вбежали суда,
И с шумом упали ветрила.
И на берег вышел, душой возрожден,
Владимир для новой державы,
И в Русь милосердия внес он закон -
- Дела стародавних, далеких времен,
Преданья невянущей славы!

Он же не памятник!

Текст: Лев Аннинский (ведущий рубрики "Лейтмотив")
Мало кто усомнится сегодня, что тысячелетие со дня кончины Равноапостольного князя Владимира Святославовича - отличный повод установить ему в Москве памятник. В самом деле, не ждать же еще тысячу лет. А если мыслить половинными, пятисотыми годовщинами - так в 1515 году было как-то не до памятников.

Вялотекущая русско-литовская война никак не кончалась, Герберштейн примирить стороны не мог, тем более что и тевтоны, и поляки лезли в дело, и чьим останется Смоленск, было неведомо.

Нынешний момент куда удачнее. Князь, почивший в 1015 году, в синодиках верующих - святой, а в народных байках, былинах и сказах - веселый, щедрый, ласковый, вечно пирующий, гостеприимный хозяин. Богатыри совершают подвиги, а в финале бывают вознаграждены, да так, что в памяти народа князь Владимир Святославович существует именно - как Красно Солнышко. Да такое, что за тысячу лет не погасло, и надо надеяться, не погаснет уже никогда... пока существует Россия.

И мы в ней.

ПОРТРЕТЫ

Хотя надо сказать, что за тысячу лет веселая эта фигура накопила самые невероятные облики. К началу Двадцатого века историки собрали коллекцию портретов: то перед нами нечто мифологическое, чуть не с древнеперсидским отсветом, то нечто воинственное, опасное, нависающее - на манер варяжский... а то - нечто отечественное, круто-властное - эдакое предчувствие Грозного...

Начало Двадцать Первого от этих парсун отшатывается: хочется понять, что же на самом деле представлял собой властитель, монумент которого вознесется над Москвой.

Конечно, непросто тысячу лет спустя решить, что в облике князя было "на самом деле", а что домыслено мемуаристами, летописцами и вдохновенными творцами легенд. Но во всяком домысле спрятана объективная необходимость, которая домыслом и выявляется. Я отдаю себе отчет, что дошедшие до нас сюжеты потому и дошли, что отвечают запросам нашего духа, и если я верю в эти эпизоды, то именно потому, что этого просит сегодня моя душа.

СЮЖЕТЫ

Первый такой сюжет - матримониально-эротический. У князя было пять жен (нынешние ценители брака с этим, наверное, примирятся) и еще 500 наложниц (нынешние гуляки, наверное, сдохнут от зависти). Но кто мог высчитать, кого уестествил князь в молодые годы?

Дело не в этом, не в фактуре, канувшей в забвенье, - дело в том, как все-таки примирить того сластолюбца и этого хозяина пира, который сидит рядом с законной своей Апраксиевной. А чтобы примирить того и этого, надо, пожалуй, еще вспомнить, как добывал князь себе законную Анну, византийскую царевну, - обещая за нее грекам военную помощь. Греки князя обманули, тогда он захватил Херсонес (центр греческих владений в Крыму) и получил-таки суженую.

Нашлись стихотворцы, извлекшие из этого эпизода "херсонский" пряник пополам с отравой: то ли ты крестишь тех, кто хочет окреститься, то ли ты крестишь насильно:

"Сдавайтесь, прошу вас смиренно,
Не то, не взыщите, собью вашу спесь
И город по камням размыкаю весь -
Креститься хочу непременно!"

Как примиряются такие эпизоды в судьбе личности? Безудержная агрессивность и безудержное смирение?

Дикость и цивилизация переглядываются на переломе эпох?

Другой знаменитый сюжет, обильно комментируемый пересказчиками: диспут князя с вероучителями, призванными выбрать для Руси правильную веру. Их, собственно, и звать не надо: и иудеи исправно торгуют в Киевской Руси, и болгары исламизированные под боком, а о Риме католическом и говорить нечего - уж он-то воистину нависает... И диспуты, подобные корсунскому, обычное дело: многовекторная религиозность бороздит языческое Приднепровье... Так зачем искать Владимиру общую новую веру? Скомпенсировать запалы похоти, смирить буйство младых лет?

В какой-то степени - да.

Но, я думаю, главное в диспутах не это. Главное - государственное геополитическое чутье, которым наделен князь Владимир.

ГРАНИЦЫ

Он чует: на этом евразийском безграничье может удержаться только мощная, великая, грандиозная держава. Так и вышло: не сплотили ее хазары - сплотили ордынцы, а отступились ордынцы - удержали русские.

Интуитивно чуя задачу, славянский князь приглядывается к вероучителям, прикидывает, какая идея сможет объединить эти гуляющие по безграничью племена. Это и выпытывает, хотя в доводах то и дело отделывается шутками.

Вопрос к иудеям: где родина? (Знает же, что у них не родина, а галут, тотальное скитанье.) С мусульманами, чуя масштабность задачи, отшучивается, кидая соотчичам упоительный завет: "Веселье Руси есть пити", веселье трезвенья оставляет исламу. Греция - ничем не угрожает. С православием контакты - реальны. Хотя есть древний соблазн: пограбить Царьград...

И получили мы в конце концов Православную Державу - от финских хладных скал до пламенной Колхиды. А не исполни этот завет мы - исполнили бы другие. В тех же масштабах. И такой же ценой, как сказал бы Лев Гумилев.

А еще помог делу поразительный нюанс: обувной.

ЛАПОТНИКИ

Воспитатель и соратник князя Добрыня после очередного победоносного их похода к соседям, осматривая захваченных пленников, усек, что они все в сапогах! В историю мгновенно вошла еще одна непревзойденная фраза: "Поищем себе лапотников!" Это значило, что нужны не разбойные набеги на соседей, а кропотливое собирание усилий миллионов простых тружеников.

Лапотники не подвели. Скинув сапоги, они дошли до "двух великих океанов" и создали Российскую Державу.

Вот она и стоит вторую тысячу лет. Ей есть что помянуть: и славного, и горького, и извне павшего на нее, и изнутри рвавшего души. Красные Звезды могут многое добавить Красну Солнышку.

Держава хранит память о тех славянах, еще не распавшихся, - они дали стране почву, общий язык, общую судьбу. Это мне дорого. Это наше общее. Там мы вместе.

Пусть каждый увидит свое в памятнике над Москвой.

Я о своем сказал.