Новости

14.07.2015 20:06
Рубрика: Власть

Свой закон - главнее

Конституционный суд заявил: решения ЕСПЧ должны исполняться, но с учетом верховенства Конституции России
Конституционный суд огласил свое решение по запросу группы депутатов Государственной Думы.

Запрос думцев касался юрисдикции Европейского суда по правам человека на территории России. По решению Конституционного суда, некоторые постановления ЕСПЧ отныне могут не исполняться - в случае, если они противоречат Основному Закону России.

При этом в суде подчеркнули, что наша страна по-прежнему остается под юрисдикцией Страсбургского суда. Тем не менее, по решению КС, Конвенция о защите прав и свобод человека или, к примеру, основанные на ней правовые позиции ЕСПЧ подлежат реализации только при условии высшей юридической силы - Конституции РФ.

В 1996 году наша страна подписала Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод и несколько протоколов к ней. Ратифицировав эти соглашения, мы признали юрисдикцию Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) и обязались исполнять его решения. Соответствующие положения впоследствии были внесены в ряд законов и кодексов, что сделало постановления ЕСПЧ основанием для пересмотра ранее вынесенных судебных решений.

Авторы запроса в КС утверждали, что, по Конституции, участие в межгосударственных объединениях не должно приводить к нарушению прав человека или противоречить основам конституционного строя. По их мнению, оспоренные нормы обязывают суды и прочие госорганы безусловно выполнять решение ЕСПЧ даже вопреки российскому Основному Закону. В результате, как считают депутаты, правоприменитель поставлен в безвыходную ситуацию, поскольку такая коллизия может оказаться неразрешимой.

Наш Конституционный суд подчеркнул - участие России в международном договоре не означает отказа от государственного суверенитета. Европейская Конвенция о защите прав человека и основанные на ней правовые позиции ЕСПЧ не могут отменять приоритет Конституции.

По мнению КС, их практическая реализация в нашей правовой системе возможна только при условии признания за Основным Законом страны высшей юридической силы. В основе Конституции РФ и Европейской конвенции о защите прав человека лежат общие базовые ценности. Исходя из этого, в подавляющем большинстве случаев коллизии между двумя документами не возникают. Однако подобный конфликт возможен, если ЕСПЧ даст трактовку конвенции, противоречащую Конституции РФ. В такой ситуации, в силу верховенства Основного Закона, Россия будет вынуждена отказаться от буквального следования постановлению Страсбургского суда.

КС уверен - при разрешении подобных конфликтов необходимо не стремиться к самоизоляции, а исходить из необходимости диалога и конструктивного взаимодействия. Только таким путем могут быть построены по-настоящему гармоничные отношения между правовыми системами Европы, основой которых будет не подчинение, а взаимное уважение. КС заявил: верховенство Конституции при исполнении решений ЕСПЧ может быть обеспечено исключительно Конституционным судом РФ в рамках одной из двух процедур:

- о проверке конституционности законодательных норм, в которых ЕСПЧ обнаружил изъяны. Соответствующий запрос обязан направить суд, пересматривающий дело на основании решения европейской юстиции;

- о толковании Конституции по запросу президента или правительства РФ, когда органы власти сочтут конкретное постановление ЕСПЧ в отношении России неисполнимым без нарушения Основного Закона. Если Конституционный суд РФ придет к выводу о несовместимости с Конституцией вынесенного в Страсбурге решения, оно не подлежит исполнению.

Федеральный законодатель вправе создать для Конституционного суда РФ специальный правовой механизм обеспечения верховенства Конституции при исполнении постановлений ЕСПЧ.

Компетентно

Корреспондент "РГ" попросил судью Конституционного суда Сергея Маврина ответить на вопросы.

Многие связывают решение суда с делом "ЮКОСа".

Сергей Маврин: КС не рассматривал дело "ЮКОСа". Никто к нам по этому поводу с запросом не обращался. Поэтому и я никаких комментариев на этот счет не буду давать по той причине, что оно вполне может быть предметом рассмотрения в КС.

Президент может обратиться с толкованием законов, чтобы понять, что значит выплачивать компенсации?

Сергей Маврин: Если сомнения возникают вне связи с разрешением конкретного дела, то в порядке части 4 ст. 125 Конституции РФ в порядке толкования Конституции с соответствующим запросом может обратиться как президент, так и правительство РФ. Об этом сказано в резолютивной части нашего решения.

Если такое обращение не поступит, будет ли это означать, что решение, в частности, по делу "ЮКОСа", по поводу которого публично высказывали сомнение в исполняемости, все-таки должно быть исполнено? И в течение какого срока власти должны определиться, обращаться к вам за неисполнимостью этого решения или все-таки исполнить это решение?

Сергей Маврин: Дело в том, что я не комментирую исполнение решения, поскольку это к компетенции КС не относится. Это уже компетенция других органов, в том числе прописанных в законодательстве о международных договорах РФ. На кого возложена эта обязанность, тот ее и должен исполнять.

Как это будут делать, будут исполнять, не будут исполнять, кто это должен делать - это не задача КС. Мы рассматриваем только те обращения, которые поступают к нам.

Уточню вопрос. Если власти не обратятся к вам с просьбой рассмотреть вопрос о возможности не исполнить решение ЕСПЧ, означает ли это автоматически, что они обязаны исполнить это решение?

Сергей Маврин: Если власти не обратятся к нам с вопросом, значит, мы этот вопрос и не рассматриваем.

Правда ли, что такая система, которая сегодня утверждена решением КС, существует и в других европейских государствах?

Сергей Маврин: Мы привели пример из практики таких уважаемых конституционных судов западноевропейских стран, как Федеральный конституционный суд Германии, суд Австрийской Республики, суд Итальянской Республики, Верховный суд Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии. Они еще до нас один в один имели те же самые проблемы, которые преодолевали тем же самым способом, который прописан в нашем постановлении. Мы здесь никакой оригинальностью не отличаемся. Следуем в общеевропейском фарватере.

Насколько велика степень компромисса? КС не ответил прямо на вопрос, так кто главнее - ЕСПЧ или Конституция? Насколько велика или глубока степень компромисса?

Сергей Маврин: Вы заблуждаетесь, что КС не ответил. КС ответил. Граница, предел возможного компромисса - это Конституция РФ. Компромисс мог быть достижим только в той мере, в какой решение КС и соответствующие решения госорганов не нарушают положения Конституции. В том случае, когда угроза или реальность нарушения Конституции совершенно очевидна, тогда КС просто не имеет возможности принимать решение, противоречащее Конституции.

Все зависит от толкования?

Сергей Маврин: Естественно. Толкование дается Конституционным судом. Это единственный орган, который может дать толкование о положении Конституции на территории РФ. Точно так же, как единственным органом по толкованию Европейской конвенции является Европейский суд. Мы говорим о конфликте толкования, а не о конфликте Конституции и Европейской конвенции.

Еще раз хочу подчеркнуть, что Европейская конвенция вместе с решениями Европейского суда по ч. 4 ст. 15 Конституции РФ включается в правовую систему. А в соответствии с ч. 1 ст. 15 той же самой Конституции абсолютным юридическим верховенством, абсолютной юридической силой на территории нашей страны обладает Конституция, в правовую систему которой включены конвенция и решение Европейского суда. Поэтому естественно, что если они включены в эту систему и должны подчиняться высшей юридической силе нашей Конституции, то кто, как не Конституционный суд, определяет, конституционно это или нет. Вот такой вполне логично оправданный вариант рассуждений.

Что касается логики, как может быть высшее включено в низшее, и тем не менее это низшее признается высшим.

Сергей Маврин: Логика есть. И совершенно безупречная. В соответствии с ч. 1 ст. 15 Конституции высшей юридической силой на территории РФ, в том числе в рамках ее правовой системы, обладает Конституция. В правовую систему, в рамках которой высшей юридической силой обладает Конституция, включаются конвенция и решение Европейского суда по правам человека на основании ч. 4 той же 15-й статьи. Это уже второй тезис. Из этих двух тезисов, двух посылок следует вывод о том, что если на всю правовую систему РФ распространяется высшая юридическая сила Конституции, то и на каждую ее часть, каковыми являются конвенция и решение Европейского суда, также эта высшая юридическая сила распространяется. В чем здесь логическое несоответствие?

В том, что было же такое положение и оно есть, что при конфликте международное законодательство важнее.

Сергей Маврин: В части 4 той же ст. 15 говорится о том, что в случае противоречия между положением международного договора и законами РФ, если возникает такое противоречие, приоритет отдается положениям международного договора. Если возникает противоречие между положением международного договора и законами России, но Конституция РФ не относится к ординарным и даже к федеральным конституционным законам. Это особый правовой акт, находящийся в вершине нашей правовой системы, обладающий, в силу ч. 1 ст. 15, высшей юридической силой в рамках этой системы.

Власть Работа власти Судебная система Судебная власть Конституционный суд Международные организации ЕСПЧ
Добавьте RG.RU 
в избранные источники