20idei_media20
    16.07.2015 15:30
    Рубрика:

    На Дону 82-летняя блокадница очутилась в коммунальной осаде

    Власти Персиановки сделали ремонт не для блокадницы Ленинграда, а для галочки
    В редакцию "РГ" позвонила расстроенная жительница Персиановки Тамара Ивановна Цыганкова. 82-летняя блокадница Ленинграда, инвалид, пережившая в прошлом году ампутацию ноги, чуть не плачет. Еще к 65-летию Победы ей обещали сделать в квартире ремонт, но вся помощь ограничилась несколькими визитами местных чиновников и заменой газовой колонки, которую перевесили ниже, так, чтобы женщина могла дотянуться до ручки со своего инвалидного кресла.

    В администрации Персиановского поселения имя Тамары Ивановны сразу же вспомнили.

    - Как же, мы своих ветеранов лично знаем и помним по именам, их и так считаные единицы осталось, семь человек, - сказал замглавы по ЖКХ, строительству и благоустройству поселения Алексей Бутенко.

    - Бодрая такая женщина, эта Цыганкова. Конечно, помогаем как можем. Как обращается с просьбами или пожеланиями, сразу реагируем. Вот в мае прошлого года Тамаре Ивановне ампутировали ногу, мы сразу переделали выключатели в квартире, колонку газовую, - рассказывает Бутенко. - Живет она в хорошей трехкомнатной квартире в пятиэтажке, в которой три года назад делали капремонт. В гараже в кооперативе отремонтировали кровлю. Спилили дерево, которое росло рядом и рухнуло на гараж. Картина представилась столь радужная, что мы лишь попросили еще раз наведаться к больной женщине и успокоить ее. Но потом решили сами посмотреть, как она справляется одна.

    На звонок домофона долго не отвечали. Инвалиду непросто добраться до входной двери. Тамара Ивановна с трудом разворачивает коляску в тесном коридорчике. В кухне показывает пресловутую газовую колонку - единственное, что ей действительно поменяли. И то, как оказалось, на ее же деньги: 6800 стоит сама колонка, еще две тысячи взяли за работу по ее установке и 850 - за запчасти. Рядом раковина, а вот к крану дотянуться уже проблематично. Переставлять его на ближнюю стену ремонтники не стали. Чистенькая и опрятная кухня неумолимо ветшает. С потолка сползает лохматыми лоскутами штукатурка. Комнату, по словам Тамары Ивановны, периодически заливали с верхнего этажа. Раньше ремонт делал муж, кадровый военный, потом худо-бедно она сама. А теперь у нее нет никакой возможности подновить потолок. Об этом она и просила администрацию. Всего-то дел, почистить да подкрасить участок в пару квадратных метров. Ей обещали.

    В итоге часть полок и шкафчиков перекочевали на балкон, окончательно захламив его, но к ремонту никто так и не приступил. Бедная женщина совсем теперь лишена прогулок - с третьего этажа в доме без лифта ей самой больше не спуститься. Но теперь даже на балконе подышать свежим воздухом ей нельзя. Тут тоже мешает и узкая дверь, и высокий порог, неприступный для неуклюжей коляски. На подоконнике Тамара Ивановна устроила огородик: в маленьких горшочках трогательно зеленеют свежая петрушка и даже рахитичные помидорчики. Осталась такая тяга к земле, на которую ей теперь не ступить.

    - Я еще кувыркаюсь, все делаю сама. Хотя часто падаю, - говорит Цыганкова. - Еще звонили из соцобеспечения, обещали, как меня поставят на учет, так сразу все будет: и уход, и уборка, и памперсы-пеленки. Но ничего не было, пока я не пригрозила вызвать телевидение и Малахова. Мне говорят: не вызывайте, мы все сделаем. Подарили сразу и ортопедический матрац, и новую коляску. Она, новехонькая, стоит в спальне. Счастливая владелица пользоваться ею не может. Слишком высокая, и шины надо накачивать, как велосипедные, вот только они моментально спускают. Матрац бросили на тахту, а такая высота для инвалида недосягаема. Так называемым санузлом пенсионерка не пользуется уже больше года. По простой причине: коляска не проходит в узкие двери и не может преодолеть порог. Женщина ловко зонтиком нажимает выключатель, - на¬спех переставленный, даже дыра не заделана штукатуркой, и зажигает в ванной свет. Потом, как заправский водитель, маневрирует из кухни в коридор, а оттуда задним ходом к ванной.

    Моется пожилая женщина на своей же коляске, соцработник приносит таз с водой.

    - Я просила мэра: ну сломайте перегородку, объедините комнатки в одну, - рассказывает Тамара Ивановна. - Кто меня туда затянет, кто вытянет? Мне вначале обещали, даже вместо ванны, куда мне все равно вовек уже не залезть, поддон поставить собирались. Но потом пришел мастер и сказал, что переделывать двери - целое дело, и стоить это будет 70 тысяч рублей, а из поддона я буду заливать нижний этаж. И ничего делать не стал. Слышала, то одному ветерану ко Дню Победы сделали ремонт, то другому. А мне как обещали еще к 65-летию Победы, так и дотянули вот уже до 70-летия. Принесли мне медаль юбилейную и все подробно записали, что нужно сделать. Сказали, будет подарок к празднику. Все время меня обманывают. Поздравления закончились, будни наступили. И опять я у разбитого корыта.

    Так Тамара Ивановна очутилась в коммунальной блокаде. Почти такой же суровой, как 72 года назад в стылом Ленинграде. Тогда ее, 12-летнюю, полузамерзшую, подобрали на улице. Отогрели и отправили в детский дом, потому что за ту зиму девочка потеряла и мать и отца.

    - Папа работал на Кировском заводе и в войну перешел на казарменное положение. Попал под обстрел, его ранило, а восстановить здоровье сил не было, да и возможности. Баланду дрожжевую, которой в больнице кормили, отдавал матери: "Неси детям". Его так и не спасли. У дома, где жили, во время бомбежки снесло крышу, и Павловых переселили ближе к Сенной в подвальное помещение. Две сестры Тамары умерли от голода, младшенькая перед смертью все просила есть: дай, дай. А брат 1935 года рождения умер от заворота кишок, тогда через Ладогу привезли хлеб и масло сливочное, он мать упрекал, что она уморить голодом его хочет, и она все давала и давала ему еду. А нельзя было так сразу. Потом куда-то, в больницу наверное, увезли маму, я сидела одна, боясь крыс за фанерной дверью, они были как лошади. Когда все-таки вышла в коридор, увидела, там женщина лежит с объеденным носом. Она просила позвать кого-нибудь. Я пошла на улицу. Там меня и нашли. Услышала над ухом: "Она проснулась!"

    В шкафу Тамара Ивановна бережно хранит свое парадное серое платье. На нем юбилейная медаль за снятие блокады Ленинграда, знак "900 дней, 900 ночей", медали к юбилеям Великой Победы...

    Комментарий

    Ирина Чуносова, специалист отдела по делам ветеранов минсоцтруда Ростовской области:

    - Действительно, еще пять лет назад в Ростовской области решили помочь ветеранам в ремонте жилья. Из резервного фонда выделили 137 миллионов рублей на компенсацию покупки стройматериалов. Но помощь касалась только ветеранов, принимавших участие в боевых действиях. В этом году к 70-летию Победы создали мобильные бригады для проведения мелкого текущего ремонта в домах ветеранов, участников войны и блокадников Ленинграда. Помощь им должны оказывать в органах местной власти - находить средства на ремонт, спонсоров, выделять деньги из бюджета. Ведь это не такие уж огромные средства. И большую часть работ можно выполнить своими руками, было бы желание и настоящая чуткость к людям, у которых такая нелегкая судьба.