Новости

20.07.2015 00:40
Рубрика: Власть

Защитили суверенитет

Судьба Конституции России решается не в Страсбурге, а в Москве
На прошлой неделе было принято решение Конституционного Суда по запросу депутатов Госдумы о том, что в случаях, когда и если международные договоры противоречат Конституции, то приоритет должен отдаваться Конституции, а не международным договорам.

Это решение уже вызвало критику в Брюсселе и Страсбурге. Так, председатель Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) Анна Брассер заявила, что постановление КС РФ подразумевает "селективный подход" к страсбургским вердиктам. "Российская газета" попросила прокомментировать ситуацию члена Центральной избирательной комиссии РФ, доктора юридических наук, профессора, бывшего судью Конституционного Суда Бориса Эбзеева. В частности, не противоречит ли это решение пятнадцатой статье Конституции, в которой говорится о приоритете международных ратифицированных договоров?

- Хочу начать с одного примера: года три тому назад ЕСПЧ по обращению двух наших граждан, пребывающих в местах лишения свободы по приговору суда за совершение тяжких уголовных преступлений, принял решение, смысл которого заключался в том, что такие лица должны обладать активным избирательным правом. Внешне кажется, что ЕСПЧ защитил граждан России. Между тем в статье 32 Конституции нашей страны сказано, что лица, по приговору суда находящиеся в местах лишения свободы, избирательными правами не пользуются.

Перед юристом в связи с этим неизбежно встает вопрос: что выше, Конституция, легитимированная волей нашего народа, либо Конвенция 1950 года, принятая рядом европейских государств?

Основным правопорядком России является Конституция. В статье 15 Конституции сказано: в случае если между нашим федеральным законом и международным договором России возникает коллизия, действуют правила международного договора. Авторы Конституции совершенно осознанно внесли это положение в наш Основной закон. Мы всегда были добросовестны в отношении своих международных обязательств.

Но одновременно в статье 15 Конституции столь же осознанно установили: высшая юридическая сила Конституции России не может быть подвергнута сомнению никаким международным договором и ни при каких условиях. Говоря иначе, судьба Конституции России решается не в Страсбурге, а в Москве.

Удовлетворен постановлением Конституционного Суда. Как вы понимаете, я не политик и не журналист, потому далек от политически мотивированных рассуждений на этот счет. Именно как юрист считаю необходимым обратить внимание наших сограждан, которые вовсе не обязаны знать тонкости конституционного или международного права, на одно очень важное обстоятельство. ЕСПЧ много лет тому назад назвал Европейскую конвенцию 1950 года "конституционным инструментом правопорядка". За этой красивой фразой скрывается глубокий смысл: европейские страны уже много лет идут к единому государству. Сегодня Европейский союз является по существу полуфедеративным государством. Европейская бюрократия активно обсуждает вопросы о том, что Европейскому союзу нужен единый президент, единые вооруженные силы, единое ведомство иностранных дел и т.д. Речь идет о трансформации "сообщества государств" в "государство государств". Нас в это "государство государств" не приглашают, мы остаемся в "сообществе государств" и выстраиваем свои отношения с членами ЕС и Союзом в целом в соответствии с международным правом. Постановление Конституционного Суда не ответ на санкции, которые, кстати, сами не соответствуют международному праву. Так поступает всякое уважающее себя государство. Задолго до нас так поступали ФРГ, Великобритания, Австрия и Италия.

Конституционный Суд вовсе не за выход России из данной конвенции. Именно поэтому он указал, что обеспечение верховенства Конституции России при исполнении принятых ЕСПЧ решений возможно проверкой Конституционным Судом конституционности норм законов, в которых Европейский суд обнаружил изъяны. Теперь российский суд, пересматривающий дело на основании решения Европейского суда, обязан направить запрос в Конституционный Суд нашей страны. Такое обеспечение может быть обеспечено также толкованием Конституции по запросу главы государства или правительства России, если российские власти придут к выводу, что исполнение решения ЕСПЧ приведет к нарушению Конституции. Если Конституционный Суд придет к выводу о несовместимости с нашим Основным законом решения ЕСПЧ, такое решение не подлежит исполнению.

Это означает, что конституционное правосудие России защитило суверенитет нашей страны. Но Конституционный Суд ни в малой степени не поставил под сомнение конституционное право наших граждан в установленном законом порядке обращаться за защитой своих прав в международные органы и организации. При том, однако, что Конституция России ни при каких условиях не может быть объектом их контроля. Хорошо бы это понять и не спекулировать на теме прав человека: "ЕСПЧ денно и нощно печется о правах человека, а неразумный Конституционный Суд противится этому".

Международная конституализация стоит перед дилеммой: демократия, основанная на воле народов и их приверженности ценностям, которые тысячелетия составляли духовную и нравственную основу цивилизованного развития, либо юридическая технократия, равнодушная к различению добра и зла и признанию их равноценности?! Конституционный Суд сказал "нет!" поползновениям поставить Россию под "высокую руку" ЕСПЧ. Полагаю, что из постановления Конституционного Суда мы должны сделать еще один вывод: пора активизировать действующие в рамках СНГ правозащитные механизмы.

Ну, а что касается решения Конституционного Суда, вызывающего столь нервную реакцию некоторых судей Европейского суда, может быть ЕСПЧ побаивается? Тем более что сами эти судьи не скрывают, что для них права человека - политический вопрос.

Конституционный Суд - за учет Европейским судом конституционного плюрализма в современном мире, за диалог и сотрудничество. Хватит ли на это воли и мудрости у ЕСПЧ?

Власть Право Судебная власть Конституционный суд