Новости

27.07.2015 21:50
Рубрика: В мире

Люди, открытые новому

Азербайджанский мультикультурализм - модный эксперимент или социальная инновация?
Арсений Авраамов, один из создателей электроакустической музыки, яркий представитель музыкального авангарда Серебряного века, сочинил "симфонию гудков". Созвучия и мелодии этой масштабной мистерии составлены из гудков фабрик, пароходов, автомобильных клаксонов, многотысячных хоров, колокольных звонов, артиллерийских залпов и пролетов авиации. Только два города - Москва и Баку - в 1922 году сумели реализовать "сверхмузыкальную" концептуальную идею. В Баку, как и в Москве, этот эксперимент стал возможным благодаря созданной на тот момент промышленно-портовой инфраструктуре...

Поэтому допустимо такое сравнение - политику толерантности, поддержание атмосферы взаимного уважения культур можно представить воплощением музыкальных идей Авраамова в социальной действительности. Об азербайджанцах часто говорят в контексте их гостеприимства, добрососедства. Говоря научным языком, это элементы "структуры повседневности" азербайджанского социокультурного пространства. Но еще, я бы сказал, это следствие стремления поддерживать гармонию как в быту, так и в своей общественной жизни. Если понимать гармонию в смысле синтеза открытости "новому" и бережного сохранения национально-духовного ядра.

Пожалуй, из всех искусств лишь музыка обладает максимальной социально-организующей мощью. Хорошо известный факт про Баку - впервые проявившись в качестве промышленной и финансовой столицы Южного Кавказа, город практически сразу же оказался на передовых рубежах новых культурных веяний. Дух толерантности и открытости азербайджанского общества этому, конечно, способствует. Как и столетие назад, и сегодня Баку привлекает архитекторов, музыкантов, представителей авангарда и современного искусства, дизайна, сохраняя свой индивидуальный дух и традиционные ценности.

Вообще, в этом стремлении быть современным и стильным есть нечто большее, чем веяние моды. Происходит "перекличка времен" - заметно определенное совпадение социокультурных устремлений современного Азербайджана и духа глобальных культурных революций столетней давности. Русский Серебряный век стремился сделать мир лучше, продвигал подлинные ценности братства, стремления к единению и общему благу такими, как их видел. Азербайджан стремится воплотить ценности мультикультурализма и толерантности в качестве подлинных, способных исправить мир к лучшему. Если Авраамов собирал из многоголосья и хаоса новую гармонию, то Азербайджан стремится собрать единую мозаику из противоречивых и зачастую конфликтующих элементов, возвращаясь к утраченным или забытым идеалам подлинных ценностей добрососедства и общего блага.

Конечно, такая политика выглядит смелым экспериментом на фоне провала западного проекта социокультурной толерантности под ударами нарастающей миграции с юга. Несмотря на известный высокомерный сарказм Запада по поводу азербайджанской толерантности и демократии, Баку настойчив в продвижении этих идей как в глобальном мире, так и внутри страны, закрепляя принципы толерантности в образовательном процессе и на различных уровнях законодательства.

Разница с европейским подходом достаточно существенная - Азербайджан пытается синтезировать толерантность с сохранением идентичности. Тем самым азербайджанские интеллектуалы стремятся нащупать способы защиты от неудач вестернизации и автоматического переноса западных социальных практик в реалии своей страны.

Формирование целостной концепции, а затем и реализация политики толерантности, как и любая сложная социальная технология, не лишены трудностей и внутренних конфликтов. Толерантность не должна открывать дорогу для деградации ценностей консервативного общества, а напротив, призвана защитить "подлинные ценности" в новом мире. Порой изменить ценности легче, чем другие виды реальности. Однако изменить их не легче, чем осуществить технологический рывок или изменить политический строй: ценности "упорны", если установились, и неустойчивы в периоды социальных трансформаций. Весь парадокс в том, что вряд ли социальные взрывы или революции могут привести к толерантности.

В свое время азербайджанское общество уже получило травму в результате распада СССР и продолжающегося по сей день нагорно-карабахского конфликта. Преодоление синдрома недоверия начала 1990-х, мрачного взгляда в будущее и политической апатии заняло годы. Возвращение к власти Гейдара Алиева отчасти компенсировало тот опыт неудачной "вестернизации". Он сумел сконцентрировать силы общества на положительных изменениях, которые, собственно говоря, и дали импульс возникновению новых позитивных идей социального развития с опорой на мультикультурный подход и концепции толерантности.

Сегодня Азербайджан ставит перед собой задачу перехода в разряд стран-лидеров, сочетающих производство и знание. Возникает вопрос, как политика толерантности связана с социально-экономической модернизацией. Можно сказать, что толерантность проявляется и как результат модернизации, и как ее условие. Однозначного ответа нет. Уже понятно, что дорога в "общество знания" лежит через добрососедство, главное условие которого толерантность к различным культурам и социальным практикам. С помощью интеллектуальных СМИ, качественного и разностороннего образования, воспитания в дружной и любящей семье, наконец, индивидуального развития в морально здоровом коллективе такая метаморфоза вполне достижима.

В мире экс-СССР Азербайджан