Новости

29.07.2015 20:27
Рубрика: Власть
Проект: Армия

Крылатое братство

Почему служившие в ВДВ ощущают себя одной семьей
В этом году 2 августа Воздушно-десантные войска России будут праздновать 85-летний юбилей. Корреспондент "РГ" обратился к одному из наиболее известных в Свердловской области представителей "крылатой пехоты" заместителю председателя Законодательного собрания региона Виктору Шептию с просьбой рассказать, что так прочно объединяет десантников.

Это единственный праздник рода войск, который так широко отмечается. Причем в тельняшках в этот день ходят и молодые люди, и зрелые. Чем это объяснить?

Виктор Шептий: В кинофильме о ВДВ "В зоне особого внимания" есть песня с такими строчками: "Вам недолго носить эту форму, ребята, но останется в вас до седин на висках та закалка, что вы получили в десантных продуваемых всеми ветрами войсках". Романтика, сложность и ответственность службы в ВДВ сплачивает, дает основание для гордости. Ребята дорожат принадлежностью к ВДВ, потому что задачи, которые они выполняют, не ставят больше никому. За время моей восьмилетней службы мы участвовали в событиях, вошедших в историю. Это армяно-азербайджанский конфликт в 90-м году, Приднестровье, Чечня. Мои друзья были миротворцами в Югославии. Наверное, нет большей ответственности и доверия, когда тебе поручают важнейшую миссию: гасить конфликты в зародыше. Девиз десантных войск - "Никто, кроме нас" - точно описывает суть задач, которые ставит верховный главнокомандующий. И их надо выполнить обязательно.

Ответственность за Родину появляется в парне с первого прыжка с парашютом и остается на всю жизнь. Я член областной призывной комиссии и могу засвидетельствовать: по итогам весеннего призыва из четырех тысяч парней, которые пошли служить в армию, всего 105 попали в ВДВ. Половина имела рекомендации Союза десантников России: ребята готовились к службе, мечтали войти в десантную семью. Именно - семью: у десантников есть связь между поколениями. Например, в Первоуральске здравствует ветеран десантных войск еще Великой Отечественной Николай Митрофанович Стволов, это отец Героя России Сергея Стволова, с которым мы служили. И мы, зрелые мужчины, и молодые ребята, которые к нему приходят, - все говорим на одном языке, исповедуем одни ценности.

Вокруг празднования Дня ВДВ есть фон, который те, кто дорожит репутацией службы, воспринимает негативно. С одной стороны, это купание в фонтанах и спиртное… С другой - когда из единичных случаев рисуют общую картину события. На самом деле в Свердловской области празднование Дня ВДВ год от года проходит все более организованно. Ребята выходят в город с семьями. В прошлом году областная организация Союза десантников заказала 500 маленьких тельняшек и беретов - и родители пришли на праздник с детьми. При детях хочется вести себя достойно.

Вы обмолвились о призыве. Действительно ли в последние годы отношение к службе в армии у ребят меняется?

Виктор Шептий: Да. Они идут в армию со спокойным настроем, нормально к этому относятся и родители. Думаю, произошло это потому, что министерство обороны стало открытым. Это позволяет устранять системные сбои, чем, например, была доставка призывников в армию: непонятно во что одетые ребята непонятно в каких теплушках ехали, чем питались и как себя вели. Было несколько инцидентов, проанализировав которые, удалось навести тут порядок. Сейчас ребята сразу на призывном пункте получают форму, питание - достойное, они заранее знают, куда пойдут служить. Большинство из тех, кто сегодня призывается, - парни старших возрастов, те, кто уже закончил учебные заведения и получил профессию. И очень важно, что они понимают: будут заниматься не какими-то непрофильными делами, а именно боевой учебой.

А почему вас после техучилища потянуло в десантники? Все та же романтика?

Виктор Шептий: Да, в большей мере под налетом романтики мы рвались в училище. Потом иллюзии, что это служба, к которой автоматически прилагается всенародное уважение, подверглись испытаниям. Это тяжелейший труд: 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, 365 дней в году. Поэтому на первом этапе обучения был отсев, и только, наверное, года через два учебы мы ощутили, что становимся в чем-то похожи на десантников. Прежде чем ты это почувствуешь, должен овладеть двумя-тремя специальностями: механика-водителя, наводчика-оператора боевой машины, санитарного инструктора, минера, сапера… Десантные подразделения, как правило, выполняют задачи в тылу противника, и здесь должна быть полная взаимозаменяемость. Поэтому обучение двойное: накладываются еще прыжки с парашютом… Очень напряженно. Ни до, ни после не сталкивался с таким специфическим режимом жизни.

А сколько у вас прыжков?

Виктор Шептий: Девяносто шесть.

Когда в последний раз прыгали?

Виктор Шептий: Ну, не последний - мы говорим "крайний". Три года назад. С моим сослуживцем Игорем Вячеславовичем Бариновым (тогда - депутатом Госдумы, сегодня - руководителем Федерального агентства по делам национальностей. - Прим. ред.) и ребятами из десантного клуба "Крылан" из Верхней Синячихи. Решили их приободрить, посмотреть, как они себя чувствуют в самолете. Баринов этот клуб поддерживал, и мы договорились прыгать вместе с курсантами.

Развал Союза застал вас в белорусском Витебске. Сложно было принимать решение о том, где служить дальше?

Виктор Шептий: В такую ситуацию попали все офицеры 103-й десантной дивизии. Белоруссия стала независимым государством, вышел приказ министра с предложением принять присягу этой страны. Многие офицеры имели семьи, обзавелись в Витебске жильем. Для них это был не такой простой выбор, как для меня, холостого. Я принял решение спокойно, так как готовился к поступлению в подразделение специального назначения: региональный отдел группы "А" Министерства безопасности в Екатеринбурге, это антитеррористическое подразделение. Кстати, те, кто тогда перевелся в Россию вместе со мной, сейчас занимают серьезные должности. Могу привести в пример главу Ингушетии Героя России Юнус-бека Евкурова, Героя России Алексея Романова, работающего в администрации президента.

С Евкуровым поддерживаете отношения?

Виктор Шептий: Общаемся регулярно. Кстати, благодаря очень теплому личному отношению Юнус-бека Баматгреевича к Уралу - он здесь проходил службу - сотрудничество с Ингушетией у нас выстраивается очень хорошо.

В своей книге вы пишете, что вам не очень хочется рассказывать о боевых операциях. Почему?

Виктор Шептий: Мне кажется, что человек, который часто рассказывает о личных боевых заслугах, невольно противопоставляет себя другим. Кроме того, я служил в спецназе: там не принято предавать огласке детали операций. Хотя секретов нет. В Чечне все вместе мы выполнили задачу верховного главнокомандующего: не допустить развала страны. Еще я горжусь тем, что сберег личный состав. Вообще, в ВДВ, в спецназе два приоритета: первый - выполнить задачу, второй - сохранить жизнь и здоровье людей. Если реализованы оба - это проявление высшего профессионализма.

Наверное, после службы в спецназе быть депутатом неинтересно?

Виктор Шептий: Депутатская деятельность предполагает, что ты должен быть компетентен в очень многих сферах и нет времени на раскачку. Тут либо самому быстро обучаться, либо идти по сформированной кем-то повестке. Одни удовлетворяются вторым вариантом, другие постоянно совершенствуются. Когда ты вырос, работа становится интересной. Когда появляется результат - тем более. Маленький пример. Пять лет назад было принято решение дать жилье всем ветеранам войны, у кого нет квартиры. Я заходил в частные дома к ветеранам, а они говорили: "Дом нас устраивает, соседи устраивают, соцработник устраивает, нам бы ремонтик". По закону не положено. Мы долго думали, собрали всех, кто что-то мог предложить, и изменили закон: теперь раз в пять лет ветеран войны может получить сто тысяч на ремонт дома. Выход из таких ситуаций приносит удовлетворение.

Депутатская деятельность состоит из двух частей. Первая - это законотворчество, вторая - работа с людьми по их обращениям. Про законотворчество я уже коротко сказал. В работе с избирателями происходит примерно то же: сначала не знаешь, как помочь человеку, но ищешь и ищешь выход. А потом оказывается, что квартира отремонтирована, ребенок устроен в детский сад, организован пешеходный переход, появился спортивный зал при сельской школе… И ничего не было бы, если б ты не прилагал усилия! Меня в семье часто спрашивают: "Ты что, серьезно получаешь от этого удовольствие?" Да, серьезно, потому что появляется чувство, скажем так, сделанного дела.

Ключевой вопрос

Есть наблюдение: из офицеров получаются сильные гражданские управленцы. Почему?

Виктор Шептий: Тут, наверное, два главных слагаемых. Нацеленность на результат: начиная с первого дня любой воинской службы это вносится в сознание человека. А второе - умение обучаться. Первое, что нам сказали в училище: учитесь постоянно совершенствоваться. Я считаю, что человек, который прекращает учиться, тут же начинает терять профессиональную компетенцию.

Справка "РГ"

Виктор Шептий родился в Свердловске в 1965 году. Окончил горно-металлургический техникум. В 1989 году - Новосибирское высшее военно-политическое общевойсковое училище по специальности "воздушно-десантные войска". Служил в 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии в Витебске. С 1993 года - сотрудник подразделения специального назначения ФСБ России "Группа "Альфа". Выполнял боевые задачи на территории Чеченской Республики, дважды ранен. Награжден несколькими боевыми наградами РФ.

В 1996 году окончил Уральскую государственную юридическую академию по специальности "юриспруденция". С 2004 - депутат Законодательного собрания Свердловской области. С 2011 года - первый заместитель председателя Законодательного собрания Свердловской области. Женат, отец троих детей.

Власть Безопасность Армия Власть Работа власти Регионы Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники