Новости

Квартплату в России можно снизить в два раза, если бы не полное безразличие к энергосбережению в собственном доме
Лишь половина россиян постоянно следят за своими коммунальными платежами, сообщили "Российской газете" в министерстве энергетики, ссылаясь на опрос общественного мнения. Отсюда и полное безразличие к энергосбережению в собственном доме. Тогда как оно могло бы в два раза снизить наши затраты на коммуналку.

Правда, здесь одних усилий граждан не хватит, многое зависит еще и от строителей, и от самой системы ЖКХ. Но ведь и их надо как-то подтолкнуть к работе по-новому. Заместитель министра энергетики Антон Инюцын рассказал "РГ", что нужно изменить, чтобы снизить наши расходы на коммуналку.

А в том, что менять подходы к энергосбережению придется, эксперты практически единодушны. В 2008 году указом президента была поставлена цель снизить энергоемкость ВВП страны на 40 процентов, в развитие этого указа в 2009 году был принят федеральный закон, в 2010 году - соответствующая госпрограмма. Но сейчас очевидно, что прежними инструментами амбициозная цель вряд ли будет достигнута.

Антон Юрьевич, в минэнерго говорят, что у ЖКХ огромный потенциал энергосбережения. Как же его реализовать?

Антон Инюцын: Потенциал снижения энергоемкости ЖКХ 22 процента - это как минимум. Но из-за потерь в сетях, во внутридомовых инженерных системах мы перепотребляем коммунальные ресурсы, главным образом, тепло, в 2-2,5 раза. Фактически мы отапливаем улицу.

Если сравнивать Россию с передовыми в области энергоэффективности скандинавскими странами, например, с той же Канадой, где схожие климатические условия, то мы в 2-3 раза отстаем по технологиям, по потерям и по конечному объему потребления ресурсов.

Жилье в России часто сдается уже устаревшим - в том числе и поэтому квартирантам приходится ставить пластиковые окна

И мы поддерживаем предложения экспертов о том, что нужна большая концентрация на данном направлении. Возможно, в рамках действующей госпрограммы по обеспечению граждан доступным жильем должна появиться отдельная подпрограмма по повышению энергоэффективности ЖКХ.

Инфографика "РГ"/ Леонид Кулешов/ Александр Мелешенко

Какие показатели и мероприятия должны быть в ней заложены?

Антон Инюцын: Во-первых, инструменты стимулирования инвестиций в эту отрасль, во-вторых, показатели с целевыми значениями по снижению удельного расхода электроэнергии на квадратный метр жилья и по уровню внедрения наилучших доступных технологий.

Например, сегодня одним из ключевых показателей работы губернаторов является объем ввода нового жилья. Но ведь жилье сдается совершенно разного уровня. Дома, построенные по высоким стандартам в Москве, несопоставимы по качеству с теми, что строятся в ряде регионов, не будем их называть.

Что именно вы имеете в виду?

Антон Инюцын: Люди, въезжая в квартиры, переделывают системы теплоснабжения, ставят новые окна и так далее. Сейчас это никого не удивляет, однако это означает, что дом строился по архаичным технологиям, от которых нужно отказываться. К слову, ограничение оборота каких-то конкретных технологий, возможно, это одна из мер технологического регулирования.

Представляется совершенно необходимым на законодательном уровне перейти от нынешней системы оценки, когда в расчет принимается только стоимость строительства или проведения капитального ремонта дома, к оценке стоимости всего жизненного цикла здания, которая включает в себя совокупные затраты на строительство и эксплуатацию многоквартирного дома в течение, например, 30 лет. Дело в том, что первоначальные повышенные затраты на использование энергоэффективных технологий кардинально сокращают расходы на эксплуатацию здания, а они в среднем составляют до 75 процентов от стоимости его владения.

И отдельный раздел подпрограммы, о которой мы говорим, должен быть посвящен пропаганде энергоэффективного образа жизни. По опросам населения, только половина людей постоянно следит за своими платежками. Это говорит о том, что сегодня цены на энергоресурсы в России значительно ниже, чем в странах с высоким уровнем энергоэффективности.

Конечно, можно резко поднять цены на энергоносители, но это не наш путь, так как станет шоком для промышленности и населения. Но, безусловно, рано или поздно одним из главных стимулов энергосбережения станет стоимость ресурсов.

Можно ли добиться снижения потребления ресурсов, не заинтересовав в этом управляющие компании? Сегодня они просто операторы, которые передают платежки, но они не заинтересованы в снижении потребления ресурсов.

Антон Инюцын: Наша первоочередная задача - создать выгодные условия для инвестиций. Сегодня огромная работа ведется по запуску так называемых энергосервисных контрактов. Это когда частный инвестор проводит энергосберегающие мероприятия и получает прибыль за счет части сэкономленных средств на оплату ресурсов.

Проблема в том, что в ряде регионов отсутствует политическая воля для поддержания мер по повышению энергоэффективности, начиная с разъяснительной работы среди населения и заканчивая настройкой отношений с крупными инвесторами. В других регионах есть действительно системный подход: там сначала работают адресно с каким-то одним инвестором, потом открывают ворота для всех.

А как в целом идет работа по снижению энергоемкости экономики России?

Антон Инюцын: С 2000 года энергоемкость российской экономики снизилась на 34 процента. Это очень неплохой показатель. За этот же период в США он составил 16 процентов, в Германии - 12 процентов. Так что определенный фундамент для этой работы, конечно же, мы заложили.

Если говорить о конкретных отраслях, то потенциал снижения энергоемкости промышленности составляет 20-25 процентов, транспорта - 10 процентов, ТЭК - 22 процента.

У бюджетных организаций есть обязательства по ежегодному снижению потребления ресурсов на три процента. Как они выполняются?

Антон Инюцын: Эта задача стоит перед бюджетными учреждениями не первый год, но, на наш взгляд, надо корректировать эту норму с учетом класса энергоэффективности зданий и сооружений, в которых располагается конкретное бюджетное учреждение.

Одно дело, когда у вас старое, требующее капремонта здание, и совсем другое, если речь идет о помещении, построенном с учетом суперсовременных норм и правил. Естественно, в старом здании достаточно окна подклеить, и сразу энергоэффективность повысится на 10 процентов. А владельцы новых зданий нередко не могут и за пять лет на 15 процентов потребление ресурсов снизить. Подчас прибегают к различным уловкам, но это негативно отражается на качестве эксплуатации здания. Доходит даже до абсурда, когда выкручивают лампочки, экономя на освещении.

Но мы же строим современные здания не для того, чтобы потом таким допотопным способом сберегать энергоресурсы. Экономия должна быть разумной. Приведу пример светодиодного освещения. Это действительно технологически простой и малозатратный способ существенно повысить энергоэффективность, снижающий потребление энергоресурсов в разы. При этом можно существенно улучшить и качество освещения. Москва это поняла и добилась повышения уровня освещенности города на 40 процентов без увеличения энергопотребления. И это все видят. С моей точки зрения, надо концентрировать бюджетные ресурсы именно на таких проектах.

Не планируете вводить какие-то взыскания для тех руководителей бюджетных организаций, кто нормы по снижению потребления ресурсов не выполняет?

Антон Инюцын: Здесь не наказания нужны, а увязка государственных инвестиций с повышением энергоэффективности. Мы готовим законопроект, который обяжет все бюджетные учреждения по итогам года декларировать свои энергозатраты.

Это позволит оценить, какие результаты дают инвестиции региона и Федерации, сравнить эффективность. Из деклараций можно будет понять, насколько мы снизили энергопотребление, вложив, условно говоря, миллиард рублей, и второе - каким образом мы качественно изменили ситуацию с энергоэффективностью, какой ценой это достигнуто. Это очень важный инструмент мониторинга, который сегодня отсутствует.

34 процента - на столько снизилась энергоемкость российской экономики за 15 лет. В США - только на 16 процентов

На каком направлении работа по повышению энергоэффективности идет быстрее?

Антон Инюцын: В нефтегазовом секторе темпы гораздо выше, чем в других отраслях. К примеру, в 2014 году вертикально интегрированные нефтяные компании увеличили объем инвестиций на модернизацию на 10 процентов, они составили более триллиона рублей. До 84 процентов увеличился коэффициент использования попутного нефтяного газа, а это тоже огромный потенциал экономии ресурсов. За счет мер налогового стимулирования нам удалось снизить объемы выпуска так называемый темных нефтепродуктов, в первую очередь мазута, и стимулировать увеличение глубины переработки нефти.

А в области транспорта как энергоэффективность можно повышать?

Антон Инюцын: Яркий пример - амбициозный мегапроект высокоскоростной железной дороги Москва - Казань. Помимо того, что добираться в Казань будет значительно быстрее, у этого проекта есть еще дополнительные плюсы - получается, что это самый энергоэффективный транспорт на этом отрезке, на порядок менее энергозатратный, чем авиа и автомобильное сообщение.

Россия в этом году председательствует в БРИКС. Готовы предложить какие-то инициативы по энергоэффективности Индии, Китаю, Бразилии, ЮАР?

Антон Инюцын: Мы договорились, что в ноябре этого года в Москве проведем встречу министров энергетики, на которой будет подписан меморандум по энергоэффективности. Планируется, что будет создана отдельная рабочая группа, которая займется бенчмаркингом показателей и применяемых технологий, а также проведением стресс-тестов на устойчивость наших экономик в случае введения каких-либо ограничений на использование технологий, как это произошло в случае западных санкций в отношении России. То есть мы рассчитываем, что в рамках БРИКС появятся аналитические органы.

Надо сказать, что в области энергетики именно энергоэффективность оказалась той темой, которая интересна всем странам БРИКС.

И мы рассчитываем достаточно серьезно продвинуться в этом направлении.

Инфографика "РГ"/ Мария Пахмутова/ Роман Маркелов