Новости

08.08.2015 00:01
Рубрика: Общество

Мы потеряли своих сыновей

Елена Александровна Мотрикала, мама рядового Сергея Мотрикала (село Воронье Костромской области):

- Мой сын погиб. В телеграмме было сказано: "Погиб, выполняя воинский долг, защищая мирных жителей Южной Осетии". Потом ничего не помню: ни как хоронили, совсем ничего. Два года держалась на уколах, все это время выпало из памяти. А муж погоревал и не выдержал - умер. Сережа родился в нашем селе Воронье. Он хотел быть сварщиком или водителем. Характер золотой, всегда улыбался и помогал мне во всем. Я была на присяге в учебке, прошло немного времени, и я снова поехала. Сердце не давало покоя. Понимала, что мне надо ехать к нему. Сережа не хотел меня отпускать. А я со смехом сказала: "Ну, разве мне уборщицей рядом с тобой устроиться. Не так уж долго тебе служить, скоро домой вернешься". Потом отправили его в Буйнакск, в Дагестан. Он был водителем бронетранспортера. Последний раз позвонил из Южной Осетии. Это было в среду, шестого августа. Когда замолчал мобильный, я все поняла. Мне сказали, что у поселка Джава Сережа попал под артобстрел, прямо в машине погиб вместе со своим командиром. Сыну было двадцать лет.

Галина Владимировна Кусмарцева, мама рядового Олега Кусмарцева (г. Сердобск Пензенской области):

- Олега я поднимала одна, очень тяжело было. А он рос мальчиком со счастливым характером. У него было много друзей, с детства любил технику и неплохо учился. Поступил в машиностроительный техникум, мечтал об институте. Служить попал в мотострелковые войска 58-й армии. Никогда не жаловался, успокаивал: "Мама, не переживай, сложности закаляют. Зато потом легче будет". Я сама догадалась, что он в Цхинвале. Он уже три дня там был, но мне не сообщал ничего, только одно повторял: "Мама, не волнуйся". Потом связь пропала. Ему было 19 лет.

Елена Николаевна Нефф, мама героя России, младшего лейтенанта Виталия Неффа (село Бакмасиха Новосибирской области):

- У нас большая семья, 10 детей. Витя мой первый ребенок. Наверное, поэтому у него очень ответственный характер, так принято - старший отвечает за всех. Он хотел идти в армию, не было и разговоров, чтобы не служить. Попал в мотострелковую дивизию, был командиром танкового взвода. О том, что началось, мы узнали по телевизору. Я ни о чем сына не расспрашивала. Муж мой тоже военный, поэтому привычки задавать вопросы у меня нет. Но мы, конечно, и так понимали, где Виталий, номер части-то знали. Последний раз он созванивался с сестрами.

Военком рассказал, что Виталий принял бой на окраине Цхинвала. Ему было 24 года. У него невеста осталась, и через полгода после этих событий родился сын. Он знал, что у него скоро будет ребенок. Это выяснилось как раз перед войной. Денису сейчас шесть с половиной лет, в сентябре пойдет в первый класс.

Любовь Ивановна и Сергей Алексеевич Ивановы, родители рядового Алексея Иванова (пос. Архипо-Осиповка Краснодарского края):

- Нашему Алеше было 18 лет, когда он погиб под Цхинвалом, - говорит Любовь Ивановна. - Алексей учился в железнодорожном училище, ему полагалась отсрочка, но он сказал: "Пойду служить". Если бы не война, стал бы машинистом тепловоза. Восьмого августа сын позвонил и сказал: "Мама, смотрите телевизор". А потом от него пришла СМСка: "Мы сейчас в Южной Осетии. Сейчас в городе. Город весь в развалинах. Только что закончился обстрел. Пятиэтажка развалилась, как карточный домик, у нас на глазах. Уже второй день не спим, даже поесть некогда. Насколько останемся, не знаю, предполагаю, надолго". Он сначала отстреливался, а потом его накрыло минометным огнем. Алеша награжден орденом Мужества посмертно.

- Бой был на самом краю Цхинвала, там идет сельская дорога, которая простреливалась со стороны Грузии, - говорит Сергей Алексеевич. - Беспроводную связь засекли, и Алексею надо было протянуть провод. Он бежал с катушкой, тащил этот провод к БТР. Ополченец Джамбулат Кокоев рассказал, что моего сына хотели захватить живьем, а он отбивался до последнего. Очень сильная стрельба была. Его накрыла мина. До БТРа пять-семь метров оставалось. Джамбулат отдал мне простреленную каску Алеши. У Джамбулата тоже убили сына, он был чуть старше моего. Шел с тренировки, и его подстрелили с той стороны. Мы оба потеряли своих детей.

Общество Утраты Годовщина войны в Южной Осетии