Новости

14.08.2015 16:00
Рубрика: "Родина"

Город Троицкий на Таган-роге

Каким был облик первой военно-морской базы России?
Текст: Петр Аваков ( кандидат исторических наук)
Таганрог - один из немногих городов Юга России, чья историческая самоидентификация связана с харизматической фигурой Петра Великого. В этом нет ничего удивительного, ведь царю-реформатору не без оснований принадлежит слава основателя города (на которую может претендовать и возродившая его Екатерина II)1, создавшего здесь первую российскую военно-морскую базу.

Боргсдорф, Трузин и Регузин

Исследователи неизменно наделяют Таганрог комплиментарными характеристиками, подчеркивающими его исключительность: "Один из первых городов, строительство которого велось по заранее разработанному плану", "первая модель русского города новой эпохи, в котором своеобразно слились европейские и национальные особенности", "важнейшая (и единственная в то время) база русского военно-морского флота и крупнейшая крепость на юге Российского государства". Здесь следует заранее оговориться: крепость, построенную на мысе Таган (Таган-роге) по инициативе Петра Великого, весь период ее существования (1699-1711) называли "городом Троицким". Это наименование фигурирует во всех официальных документах тех лет: в правительственных указах, в наказах троицким воеводам, в их отписках и "росписных списках" о приеме-передаче крепости, иногда в форме "Троицкое".

По иронии судьбы подлинный внешний облик этого города-крепости до сих пор неизвестен даже специалистам. Причина заключается в слабой изученности источников, отражающих историю фортификационного строительства на северном побережье Азовского моря в эпоху Петра Великого, а также в отсутствии среди известных изобразительных источников планов Троицкого, которые бы позволили составить наглядное представление о нем. Последнее обстоятельство кажется особенно странным с учетом того, что в документах 1699-1711 гг. различные чертежи Троицкого упоминаются неоднократно (один из них даже хранился в личной библиотеке Петра Великого).

В литературе получил известность проектный план крепости на Таган-роге, выполненный австрийским инженером бароном Эрнстом Фридрихом фон Боргсдорфом в 1698 г. и опубликованный около 1701 г. секретарем посольства Священной Римской империи германской нации Иоганном Георгом Корбом в своей знаменитой книге "Дневник путешествия в Московию"2. Многочисленные авторы, тиражировавшие впоследствии эту гравюру на страницах своих трудов, не имели понятия, что проект так и не был реализован, а строительство велось совсем по иному плану. Вопреки утверждениям некоторых авторов барон Э.Ф. фон Боргсдорф не только не был автором плана, по которому строился Троицкий, но вообще не имел никакого отношения к процессу его строительства3. По проекту барона и под его руководством в октябре 1698 г. на Таган-роге были построены временные укрепления в виде трех земляных "городков", соединенных линией вала со рвом впереди4. Вряд ли эти фортификационные сооружения, фигурирующие в официальной документации тех лет как "шанец", можно отождествлять с нынешним Таганрогом, основание которого краеведческая традиция относит к 1698 г.

Строительство на мысе "города Троицкого" - мощной крепости, спроектированной в соответствии с передовыми достижениями европейской долговременной фортификации, началось 1 сентября 1699 г. в присутствии самого царя Петра, вернувшегося с эскадрой Азовского флота из Керченского похода. К тому времени Э.Ф. фон Боргсдорф давно покинул Северо-Восточное Приазовье: еще в июле царь удовлетворил его челобитье об увольнении со службы по состоянию здоровья и приказал отпустить из Азова в Москву, а оттуда - в Вену. Получив в августе соответствующую грамоту в Посольском приказе, инженер выехал на родину.

Автором проекта Троицкого, утвержденного царем и принятого к исполнению, был прусский инженер Рейнгольд Трозьен, более известный в России как Трузин. Именно он руководил фортификационными работами в крепости с момента ее основания и до своей смерти в марте 1700 года. Заменившему его шведскому инженеру Кристиану Ругэлю царь приказал продолжать строительство "по чертежу инженера Рейнголта Трузина", на который в дальнейшем опирались и другие его преемники5.

Некоторые исследователи ошибочно считали, что Трозьен и шведский инженер Юхан Георг Рекхаусен, которого в России называли Яганом или Иваном Регузином, - одно и то же лицо. Однако это не так. Рекхаусен приехал в Россию на три года позже Трозьена, возглавил строительство Троицкого после смерти К. Ругэля в декабре 1700 г. и умер в сентябре 1702 г.6

Упоминаемый в ряде документов "Трузинов чертеж" Троицкого не дошел до нас. Сохранился лишь перевод названия проектного плана крепости и объяснений к нему, выполненный в Москве в ноябре 1699 года переводчиком Андреем Дикосом7. Название плана содержит ценную информацию о церемонии закладки Троицкого и разметке на местности его укреплений: "Исправной чертеж и розмер строению нового города, что на Тагань-рогу на Азовском море, строят тут же пристанище карабелное, на котором великий государь царь 28го числа июля сам изволил указать и розмерять, и для того я дале 1го числа сентября нынешнего году, в пребывании при великом государе, зачал с молебным пением тот чертеж или размер, я - униженны[й] слуга Рейнголт Трузин"8.

Реверс медали:

Архивная находка

До сих пор единственным известным источником, позволявшим составить представление о внешнем виде Троицкого, оставалась реплика золотой медали, которой в 1709 г. был награжден строитель Таганрогской гавани капитан Маттиа Милланковидж, более известный как Матвей Симонт.

Серебряные реплики этой медали с изображением плана Троицкого на реверсе хранятся в фондах нескольких российских музеев. Контуры крепости на медали почти совпадают с начертанием крепостных верков Таганрога на планах второй половины XVIII в., и не случайно. Как известно, при разработке проекта восстановления крепости в 1769 г. за основу были взяты старые планы петровского времени9.

Отсутствие чертежей Троицкого, современных ему, побуждало исследователей обращаться к планам таганрогской крепости, восстановленной в правление императрицы Екатерины II. Так, Ф.Ф. Ласковский опубликовал "План кр[епости] Таганрог в 1710 году", реконструированный им по плану, снятому в 1769 г. инженер-подполковником А.И. Ригельманом и "изображающему остатки крепости" накануне ее возрождения10.

Недавно среди чертежей и рисунков, отложившихся в фонде "Кабинет Петра I и его продолжение" Российского государственного архива древних актов, был обнаружен рукописный план Троицкого 1704 г.11

План представляет собой созданный графическим способом на математической основе масштабный чертеж крепости в ортогональной проекции, выполненный карандашом и тушью на прямоугольном листе плотной бумаги и раскрашенный акварелью приглушенных цветов. В нижней части к нему по диагонали приклеен фрагмент бумажного листа с изображением Таганрогской гавани, примыкающей к Троицкому12. В правом нижнем углу плана серой тушью написано название на немецком языке, по сути являющееся пояснением: "Этот мой чертеж верно отображает все крепостное строение Троицы, а именно в каком оно состоянии ныне пребывает, Троица, 26 декабря 17[0]4 года"13, под которым другим почерком поставлен автограф: "J Breckling".

Указывая год, автор чертежа допустил ошибку, пропустив ноль перед последней цифрой. Ниже русской скорописью XVIII в. дан неточный перевод названия плана: "Проект строения крепости Троицкой, в каком оная состоянии ныне находится 174 г. 26 декабря". Судя по тому, что эта надпись выполнена коричневыми чернилами, она была сделана позже создания чертежа. Оригинальное название плана и его содержание однозначно говорят о том, что перед нами не проект, а фиксационный чертеж, отражающий определенный этап строительства крепости.

Как выглядел город-крепость Троицкий?

Изображенный на плане город-крепость Троицкий занимал оконечность омываемого водами Азовского моря мыса с обрывистым берегом. Обращенная к полю крепостная ограда в виде земляного вала состояла из четырех бастионных фронтов, образованных тремя бастионами и двумя полубастионами. На площадках первого и второго бастионов возвышались кавальеры14. Перед валом вдоль него с внешней стороны друг за другом располагались сухой ров с кунетом15, прикрытый путь16 с плацдармами17, частокол и гласис18, создававшие дополнительную преграду для противника. Куртины прикрывали находившиеся с внешней стороны рва четыре равелина19, к двум из которых через ров были переброшены мосты. Открытую горжу20 крепости с моря защищали каменные молы Таганрогской гавани, имевшей прямоугольную планировку. Помимо укреплений на плане отмечена внутренняя застройка Троицкого, включая стоящие на берегу отдельные здания, например - церковь. В верхней части чертежа изображены два профиля крепостной ограды в разрезе, со шкалами масштаба к ним, а также шкала масштаба к плану. В качестве единицы измерения указана рута21. Все имеющиеся на плане надписи на немецком языке ниже повторены в русском переводе, причем оба варианта выполнены одинаковой тушью, но разными почерками. Разные части крепости и гавани на плане и профилях обозначены множеством повторяющихся арабских цифр от 1 до 23, продублированных равнозначными кириллическими числами, но их объяснение отсутствует - его следует искать в отдельном документе. Так же продублированы цифры на шкалах масштаба.

Поскольку план является единственным известным чертежом Троицкого, подробно раскрывающим творческий замысел Р. Трозьена, достигший определенной стадии практического воплощения, есть все основания считать его уникальным историческим источником. Значение его для исследователей прошлого Таганрога и его архитектуры переоценить сложно.

Подпись, стоящая на плане, принадлежит майору "городового дела" Юхану Якобу Бреклину, уроженцу Дании (по другим данным - Швеции), руководившему строительством Троицкого с 1703 г. Однако он не мог быть автором заверенного им чертежа. Еще в апреле 1702 г. с фортфикатором произошел несчастный случай: ему оторвало ядром кисть правой руки22. Корявость его подписи, имеющейся на многих документах, объясняется тем, что она была сделана левой рукой. Маловероятно, чтобы майор приноровился чертить ею геометрически точные линии. Все надписи на чертеже сделаны другим почерком. Автора плана следует искать среди иностранных специалистов, служивших в Троицком под началом Бреклина.

План города-крепости Троицкого. 1704 г. РГАДА.

Судьба крепости

В дальнейшей судьбе Троицкого как в зеркале отразились все исторические перипетии, связанные со становлением России в качестве морской державы и ее противоборством с Османской империей.

Завершить строительство Троицкого помешал неудачный для России исход Прутского похода. По условиям Прутского мирного договора от 12 июля 1711 г. Петру I пришлось разрушить крепость, а Азов со всем Северо-Восточным Приазовьем вернуть Турции23. Прошло 60 лет, прежде чем появилась возможность возродить крепость на Таган-роге.

Приняв вызов Османской империи, объявившей России войну в сентябре 1768 г., императрица Екатерина II решила направить войска в Северо-Восточное Приазовье и восстановить ранее существовавшие там крепости. В апреле 1769 г. отряд бригадира Никласа де Жедерака (Ивана Петровича Дежедераса) занял Таган-рог и приступил к сооружению укреплений. В августе следующего года началась реконструкция Таганрогской гавани, ставшей базой Азовской флотилии[24. Первоначально восстановленную крепость называли Троицкой, но прежнее имя не прижилось и за ней закрепилось название мыса. По существу, это была новая крепость, построенная на развалинах старой и по тому же плану. Именно с 1769 г. берет начало непрерывная история современного Таганрога.

После включения в 1783 г. Крымского ханства в состав Российской империи, проведения новой линии границы с Турцией по реке Кубань и основания новых военно-морских баз на Черном море стратегическое значение Таганрога стало снижаться. Указом Екатерины II от 10 февраля 1784 г. предписывалось оказавшийся "внутри государства" Таганрог отныне крепостью "не почитать"25.

Остатки фортификационных сооружений екатерининского Таганрога на протяжении почти четверти века препятствовали развитию купеческого города, застройка которого продолжалась за крепостью и на ее гласисе. В 1806 г. таганрогский градоначальник барон Бальтазар Бальтазарович Кампенгаузен вынужден был ходатайствовать перед министром военных сухопутных сил С.К. Вязмитиновым "о срытии" укреплений, но доходы города не позволили осуществить это. Согласно генеральному плану города предполагалось сровнять с землей равелины и гласис крепости, а через бастионы проложить дороги. В марте 1808 г. император Александр I утвердил этот план, и градоначальник передал его для реализации в Таганрогский комитет по управлению городских строений. Вскоре началось уничтожение укреплений давно упраздненной крепости[26]. До наших дней от них почти ничего не осталось.


Примечания
1. Аваков П.А. Таганрог на заре своей истории: Вехи градообразования // Фронтири мiста: Iсторико-культурологЄчний альманах. Вип. 2. Днiпропетровськ, 2013.
2. Корб И.Г. Дневник путешествия в Московию: (1698 и 1699 г.). СПб., 1906. С. 294, изобр. 9.
3. Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великого. T. 3. СПб., 1858. С. 277; Григорян М.Е., Решетников В.К. Таганрог: История архитектуры и градостроительства конца XVII - начала ХХ века. Таганрог, 2013. С. 10, 12.
4. Научно-исторический архив Санкт-Петербургского института истории РАН (АСПбИИ РАН). Ф. 105. Оп. 1. Д. 21. Л. 62, 77-77об., 80, 108, 144, 146, 147, 195; РГАВМФ. Ф. 176. Д. 27. Л. 77об.-79; там же. Ф. 177. Д. 7. Л. 1108об.-1109; Корб И.Г. Дневник путешествия в Московию. С. 293, изобр. 8.
5. АСПбИИ РАН. Ф. 105. Оп. 1. Д. 24. Л. 233; Д. 250. Л. 143, 152; РГАВМФ. Ф. 176. Оп. 1. Д. 27. Л. 46, 394-394об., 405-406; Ф. 177. Оп. 1. Д. 4. Л. 618об.-619; Д. 7. Л. 1108об.; Д. 14. Л. 45об.-46, 94об.-95, 138об., 139об-146об., 159об., 355, 422об., 558, 580об.; РГАДА. Ф. 396. Оп. 3. Д. 24. Л. 303; Письма и бумаги императора Петра Великого (ПиБ). Т. 1. СПб., 1887. С. 474, 800; Аваков П.А. Таганрог на заре своей истории. С. 71-72.
6. Сытина Т.М. Южнорусские города первой четверти XVIII века // Русское искусство XVIII века: Материалы и исследования. М., 1968. С. 54; Михайлова М.Б., Решетников В.К. О градостроительной истории Таганрога // Архитектурное наследство Т. 36. М., 1988. С. 204; Григорян М.Е., Решетников В.К. Таганрог... С. 12; Государственный архив Воронежской области. Ф. И-5. Оп. 1. Д. 207. Л. 1, 2, 4; там же. Д. 208. Л. 2-3; РГАВМФ. Ф. 177. Оп. 1. Д. 14. Л. 568-569, 611об., 618-618об., 650, 865; РГАДА. Ф. 396. Оп. 3. Д. 24. Л. 303; ПиБ. Т. 2. СПб., 1889. С. 202, 399.
7. Некоторые исследователи ошибочно датировали план 1701 г. (Сытина Т.М. Южнорусские города первой четверти XVIII века. С. 40; Григорян М.Е., Решетников В.К. Таганрог... С. 12).
8. РГАВМФ. Ф. 176. Оп. 1. Д. 27. Л. 405-406. Название впервые процитировал А.П. Пушкаренко: Бодик Л.А., и др. Таганрог: Историко-краеведческий очерк. Ростов-н/Д., 1971. С. 12.
9. Щукина Е.С. Два века русской медали: Медальерное искусство в России 1700-1917 гг. М., 2000. С. 23; Государственный исторический музей. N ГИМ 60083/ГО 5111; РГВИА. Ф. 846. Оп. 16. Д. 22628; Ф. 349. Оп. 39. Д. 51; Д. 57; Д. 79; Д. 80.
10. Ласковский Ф.Ф. Карты, планы и чертежи к II части материалов для истории инженерного искусства в России. СПб., 1861. Л. 31. Изобр. 104; Его же. Материалы для истории инженерного искусства России. Ч. 2. СПб., 1861. С. 516, 629-630.
11. Независимо от автора документ выявил таганрогский краевед А.В. Смирнов.
12. РГАДА. Ф. 9. Оп. 2 (Отд. I). Д. 66. N 34.
13. Автор благодарит д. и. н. Ю.Н. Беспятых (СПбИИ РАН) за перевод названия плана.
14. Кавальер (итал.) - внутреннее оборонительной сооружение в крепости, малый бастион, расположенный на площадке большого бастиона и позволяющий вести ярусный огонь.
15. Кунет (франц.) - более глубокая канава посередине сухого крепостного рва, служившая для отвода воды.
16. Прикрытый (покрытый) путь - пространство между гласисом и крепостным рвом, служившее для помещения караулов и обхода дозоров, и использовавшееся как стрелковая позиция во время вылазок гарнизона осажденной крепости.
17. Плацдарм (франц.) - площадка на исходящих и входящих углах прикрытого пути.
18. Гласис (франц.) - пологая земляная насыпь, возводившаяся перед крепостным рвом впереди прикрытого пути, облегчавшая обстрел впереди лежащей местности.
19. Равелин (франц.) - внешнее укрепление в виде исходящего угла, расположенное перед крепостной оградой впереди рва, служившее для затруднения подступов к крепости, прикрытия куртины и поддержки огнем бастионов.
20. Горжа (франц.) - тыльная, наименее защищенная сторона укрепления.
21. Рута (нем.) - поземельная мера длины, бывшая в общем употреблении в германских государствах до введения метрической системы.
22. Отдел рукописей Российской государственной библиотеки. Ф. 29. Оп. 1. Д. 116. Л. 20; РГАВМФ. Ф. 177. Оп. 1. Д. 22. Л. 446об., 460.
23. ПиБ. Т. 11. Вып. 1. М., 1962. С. 322-323, 328-329; Аваков П.А. Северо-Восточное Приазовье в составе Российского государства в конце XVII - начале XVIII в.: завоевание, колонизация, управление: Дисс. к.и.н. Ростов-н/Д., 2011. С. 289-293.
24. Петров А.Н. Война России с Турцией и польскими конфедератами с 1769-1774 год. Т. 1. СПб., 1866. С. 296-297; Журнал военных действий армей ея императорскаго величества 1769 года. СПб., 1770-1773. С. 133; Лебедев А.А. У истоков Черноморского флота России: Азовская флотилия Екатерины II в борьбе за Крым и в создании Черноморского флота: (1768-1783). СПб., 2011. С. 668-692.
25. Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Т. 22. СПб., 1830. С. 22; Филевский П.П. История города Таганрога. М., 1898. С. 212-216.
26. РГИА. Ф. 1285. Оп. 8. Д. 161. Л. 11-15, 17-18.