Новости

Глава минсельхоза Александр Ткачев - о том, чего ждать от новых запретов на импорт продуктов
Россия прекратила импорт морепродуктов, мясных изделий, молока и молочных продуктов, а также овощей и фруктов из стран, добавленных правительством в список российского ответного продэмбарго, заявили "РГ" в Россельхознадзоре. Речь идет об Албании, Исландии, Лихтенштейне, Черногории и Украине (в отношении последней страны действуют "особые условия" - они означают запрет только в случае применения Киевом экономической части соглашения об ассоциации с Евросоюзом).

Потребители занервничали: как бы это не привело к новому витку роста цен на продукты и к дефициту столь любимого россиянами украинского сала и селедки, которую, оказывается, везли к нам из Исландии. На эти вопросы в интервью "Российской газете" ответил министр сельского хозяйства России Александр Ткачев.

Александр Николаевич, насколько серьезными последствиями для отечественного продовольственного рынка может "аукнуться" новый запрет? У нас хватит своих резервов, чтобы заместить импорт?

Александр Ткачев: В ходе исполнения поручения правительства России о дополнении перечня стран, которые попадут под запрет, касающийся ввоза в нашу страну отдельных видов продовольствия, Минсельхоз, безусловно, проводил анализ импортных потоков. Так вот доля поставок продукции по утвержденному списку из Албании, Черногории, Исландии и Лихтенштейна незначительна - порядка 5 процентов на все эти страны.

Поэтому уверен, что расширение списка стран не окажет существенного влияния на сбалансированность внутреннего рынка. Выбывшие объемы импорта будут компенсированы за счет роста отечественного производства и поставок из других стран.

Поставки товаров в Россию, скажем из Албании и Лихтенштейна, действительно мизерные. А вот, сдается нам, с Украиной у нас были серьезные торговые отношения, и еды оттуда на отечественном рынке было немало. Читатели переживают, что можем остаться, например, без сала, шпика.

Александр Ткачев: Ну, во-первых решение по Украине принято "на особых условиях". Запрет на импорт некоторых видов сельхозпродукции из этой страны может вступить в силу только в случае применения правительством Украины экономической части соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Теперь о сале. Дело в том, что Украина не поставляет сало в Россию, а ввозит свежемороженую свинину. И доля этой страны в общем объеме поставок свинины на наш рынок составляет всего около 4 процентов. Эти объемы уверенно могут заместить отечественные производители или другие страны, например, Бразилия, Китай и Чили.

Напомню, что Россия активно наращивает внутреннее производство мяса. За первое полугодие текущего года производство свинины во всех категориях хозяйств увеличилось на 3,5 процента. У нас есть успешные регионы, где производят высококачественное мясо, в том числе свинины. Это Белгородская, Курская, Тамбовская области в центральной России, а например, в Сибири: Томская и Свердловская области, Красноярский край.

Ну а как быть с селедкой и скумбрией, которую везли к нам из Исландии?

Александр Ткачев: Ее везли не только из Исландии, и исландские поставки заключались не только в скумбрии и селедке. Вообще доля Исландии в импорте рыбопродукции в Россию с начала года составила не более 15 процентов. Нельзя сказать, что это небольшой объем, но и значительным его тоже не назовешь. Тут есть еще один интересный момент. В атлантических водах в районе Исландии и Норвегии ведут добычу российские же рыбаки. И те потоки, которые раньше шли к нам через Исландию, теперь можно перенаправить, например, через Фарерские острова. Кроме того сельдь и скумбрию ловят в тихоокеанских водах на Дальнем Востоке. И селедка, выловленная в Охотском и Беринговом морях, ничуть не хуже атлантической.

Что касается атлантического лосося, который также поставляли в Россию через Исландию, какие-то объемы может заменить Чили. Да и опять-таки на нашем Дальнем Востоке добывается тихоокеанский лосось.

А потребительские цены в результате таких логистических кульбитов не вырастут?

Александр Ткачев: Если бы цены регулировались только логистикой... Это сложный, комплексный вопрос, над которым Минсельхоз в пределах своей компетенции работает ежедневно. Но напомню, что мы не отвечаем за регулирование розничных цен. При этом мы не отмечаем роста отпускных цен у сельхозпроизводителей. Например, оптовая стоимость свинины, коль уж мы о ней заговорили, сейчас находится на уровне августа прошлого года, что подтверждает сбалансированность спроса и предложения. По данным регионов средняя цена сельхозпроизводителей на свинину в убойном весе по состоянию на 14 августа этого года сложилась на уровне 191 рубля за килограмм и по отношению к 11 августа прошлого года увеличилась всего на 4 процента.

Говоря о ситуации в целом, хочу напомнить, что в прошлом году после введения ответных мер также возникал вопрос: сможем ли мы заместить импорт из стран ЕС и Америки. И осенью 2014 года буквально в течение нескольких месяцев удалось перестроить импорт с одних стран на другие, обеспечить бесперебойные поставки из стран Латинской Америки и Азии. Кроме того не стоит забывать, что это всегда шанс для отечественных сельхозпроизводителей - нарастить объемы производства и занять освободившиеся ниши.

Полную версию материала по этой теме читайте в номере "Российской газеты" от 17 августа 2015 года.