"Синистер 2": мертвые дети и не очень живые взрослые

Рецензия 23.08.2015, 17:35 | Текст: Алексей Литовченко

Молодая женщина с двумя сыновьями скрывается от их неуравновешенного папаши. В качестве убежища она выбирает дом, населенный целой ватагой детей-покойников и их предводителем - молчаливым патлатым "дядей Степой" в стильном костюме. На помощь несчастной семье приходит второстепенный персонаж из первого фильма, бывший коп, а ныне частный детектив, расследующий загадочные убийства, произошедшие в заброшенной церкви рядом с домом.

Одному из отпрысков мертвая ребятня по ночам устраивает просмотры самодельных снафф-муви, запечатленных ими на одну и ту же доисторическую камеру. И за каждым из таких любительских роликов, занимающих в целом львиную долю общего хронометража, скрывается неловкое оправдание создателей: "Извините, но нам нечего больше рассказать и показать, а денег заработать на популярности первой части очень уж хочется".

Схема, отрабатываемая студией Bloomhouse работает, как часы. Снимается более или менее оригинальный хоррор за скромный бюджет ("Паранормальное явление", "Астрал", "Судная ночь"), который окупается в прокате несколько десятков раз. Затем снимаются точно такие же хорроры, но уже с цифрой в заголовке. Алгоритм повторяется до тех пор, пока зрителям не надоедает в очередной раз отдавать свои деньги за одно и то же блюдо, с каждой итерацией безвозвратно теряющее свои вкусовые качества. 

В случае с "Синистером 2" мы имеем продукт, зачерствевший и испортившийся уже на втором заходе. История о демоне Багуле, похищающем детей и заставляющем их убивать собственные семьи, бодро начатая в "Синистере" номер один, путается в собственных ногах. Она, как плесенью, обрастает все новыми ненужными деталями, вызывающими только недоуменные вопросы. Баланс мистики, драмы и детектива, достигнутый три года назад Скоттом Дерриксоном, в одночастье развалился. Начинающий режиссер Киран Фой так и не смог определиться, в какую сторону нужно двигаться, в итоге толком не получилось ничего.

На окоченевшем трупе сюжета отплясывают деревянные фигурки персонажей. Злобный папаша время от времени появляется, чтобы напугать своих чад, отроки общаются с призраками-сверстниками и грубят матери, мать крутит с бывшим копом, бывший коп пытается что-то выяснить, но ничего внятного из его детективной линии не выходит. Все это копошение иногда прерывается на сцены убийств и заканчивается предсказуемым финалом, таким же скучным, как и все остальное здесь. 

В абсолютно необязательной для сюжета сцене в начале картины чернокожий священник говорит главному герою: "Человек не может искоренить зло, он может лишь оградить себя от него". Эту банальную до безобразия реплику можно и нужно повернуть против своих авторов, вставив вместо "зло" уточнение: "плохое вторичное кино".

2.0

Читайте также