Новости

24.08.2015 19:30
Рубрика: Власть

Место посадки - Петровка, 38

Анатолий Якунин: Только за месяц полиция ликвидировала в столице 47 организованных преступных групп
Столичная полиция скоро приступит к возведению нового комплекса на Петровке, 38. Его главная изюминка - собственная вертолетная площадка на крыше, откуда в любой момент дня и ночи сможет подняться легкий полицейский вертолет - для поддержки своего спецназа, для наблюдения за ситуацией в городе, для помощи людям, попавшим в беду. Как действует система "Безопасный город", как работает туристическая полиция, и снизилась ли в столицей этническая преступность, и о многом другом рассказал в эксклюзивном интервью "Российской газете" начальник Главного управления МВД России по Москве генерал-лейтенант полиции Анатолий Якунин.

Анатолий Иванович, уже продуман план новых сокращений? Это будет механическое, так сказать, увольнение сотрудников или реорганизация подразделений? Есть опасения в обществе, что это ухудшит качество работы полиции. Попадут ли "под нож" оперативные сотрудники? Вообще, эта ситуация болезненна для столичной полиции?

Анатолий Якунин: Конечно, каждый руководитель ратует за то, чтобы у него было больше сотрудников - меньше будет нагрузка. Хочу сказать, что это сокращение хорошо продумано в министерстве. В том числе нам дали указание не сокращать сотрудников, работающих на территории. Мы уже сократили почти 7 тысяч единиц - требуемые 10 процентов. У нас было почти 70 тысяч аттестованного состава, осталось около 62 тысяч.

Сразу скажу, что на безопасность в городе это никак не повлияет. Во-первых, мы не сократили ни одного участкового уполномоченного, ни одного патрульно-постового полицейского. На весь гарнизон сократили всего 46 оперуполномоченных, и то в аппарате главка, где есть некомплект. Следователей сократили три единицы. Опять же, из некомплекта в аппарате.

- То есть, сокращали не людей, а пустые клеточки?

Анатолий Якунин: Да, в основном именно пустые клеточки. Дежурные части не сокращали совсем. В общем, все службы, которые занимаются на районном уровне непосредственно борьбой с преступностью и защитой населения, их мы не трогали. Мы сократили часть тыловых и кадровых служб, и то на уровне аппарата главка. В основном, конечно, мы сокращали некомплект. Потому что увольнять живых людей, с учетом того, что у нас постоянно хронически некомплект был 4 тысячи, было бы неправильно. Поэтому мы пошли по такому пути.

В основном мы сократили вневедомственную охрану. Но при этом ни одной группы задержания, ни одной группы немедленного реагирования, которые патрулировали улицы, которые охраняли квартиры граждан, сокращено не будет. Поэтому я считаю, что в Москве, что касается сокращения, процесс менее болезненный. Да, по вневедомственной охране получается около 6 тысяч сокращено. А у них был некомплект только 800 единиц. Но мы им сейчас предлагаем другие вакантные должности, у нас некомплект по городу 2,5 тысячи. Кто соглашается, по критериям подходит, мы их туда переводим. Плюс у нас еще есть почти 1,5 тысячи сотрудников, которые сегодня имеют пенсионный возраст, и мы их обязаны отправить на пенсию, поблагодарить за службу.

Конкурс в столичную полицию есть?

Анатолий Якунин: К сожалению, пока в Москве такого конкурса нет. Кстати, о некомплекте. Вы удивитесь, но тут есть один плюс: этот некомплект позволял нам перераспределять фонд оплаты труда. Ведь средства в этот фонд начислялись, исходя из штатной численности. И мы "лишние" деньги направляли на премии наиболее отличившихся сотрудников, кто добросовестно работает.

Украинские бывшие милиционеры у вас служат?

Анатолий Якунин: "Беркут" мы приняли в пределах где-то ста человек в наш центр специального назначения, в ОМОН. Они трудятся успешно. Там добросовестные парни, все хорошо подготовленные.

Любопытно: какую-то свою символику, нашивки они сохранили?

Анатолий Якунин: Нет, они полностью одеты в нашу форму, знаки различия, и их все устраивает. Мы решили вопрос, опять же через правительство Москвы, о выделении им дотации в 15 тысяч рублей для найма жилья. В общем, все бытовые и служебные вопросы у них в основном решены. Ребята уже трансформировались в наше законодательство, в специфику службы, в принятую у нас тактику действий - для этого мы их и обучали. Коллективы их приняли - как будто они всю жизнь служили в нашем Центре специального назначения.

Есть ли у столичной полиции и, тем более, у спецназа вертолетная поддержка? Сколько вертолетов сейчас у вас?

Анатолий Якунин: У нас три вертолета - этого вполне достаточно. В перспективе мы готовимся к Чемпионату мира по футболу в 2018 году. В настоящее время Мэр города Сергей Семенович Собянин по нашим неоднократным ходатайствам и при поддержке руководства МВД России решил реализовать инициативу о строительстве на Петровке, 38 дополнительного здания. А наверху планируем сделать вертолетную площадку. Сейчас разрабатывается техническое задание, мы проведем конкурс и будем уже готовить проект. А со следующего года начнем строить.

Сейчас много туристов из дальнего зарубежья. Гость может спокойно ночью выйти в Москве погулять, не опасаясь за свою безопасность? Или все-таки у вас есть какие-то рекомендации туристам?

Анатолий Якунин: Помните, не так давно в Ялте состоялся президиум Госсовета под председательством Президента Российской Федерации, где рассматривали вопрос, как привлечь в нашу страну больше туристов? В Москве эта работа ведется постоянно. В прошлом году мы пришли к такому решению, что необходимо создать в Центральном административном округе туристическую полицию. И мы ее создали, хотя, не скрою, это было сделать непросто. Нужно было найти сотрудников, которые в совершенстве владеют английским языком. Но, опять же, здесь мне пришлось обратиться к мэру города Сергею Семеновичу Собянину, попросить его, чтобы он помог простимулировать эту категорию сотрудников, доплачивать им ежемесячно по 20 тысяч рублей. Он согласился и тогда, конечно, это дело стало спориться быстрей. К нам пошли выпускники различных гражданских вузов. Появились и среди нашего многотысячного гарнизона желающие служить в туристической полиции. И сейчас в туристической полиции работают уже более ста сотрудников, плюс к тому - организовали курсы. Многие сотрудники попросили: дайте время, мы все освоим - и язык, и специфику службы. И, действительно, освоили. И вот 13 пешеходных зон сегодня в центре столицы патрулируются туристической полицией.

Вот, кстати, повод для размышления. В Неаполе, например, туристам не рекомендуется гулять по портовым районам, особенно в вечернее время. Но за определенные деньги и для ощущения экстрима полиция может провести такую экскурсию по всем "интересным" местам. Понятно, что и в центре Москвы туристы могут гулять в безопасности. А как быть в некоторых, например, - южных спальных районах, и вокруг рынка "Садовод"?

Анатолий Якунин: Не отрицаю, что в некоторых спальных районах уровень безопасности гораздо ниже, чем в Центральном округе. Но мы постепенно идем к окраинам. Увеличиваем количество видеокамер, проводим рейды. Проводим отработки и всех бывших промышленных зон, в том числе в районе названного вами рынка "Садовод" - там тоже есть проблемы. Да, там происходят преступления, нападения на перевозчиков денежных средств.

Мы сейчас глубоко проанализировали всю ситуацию. Будет принят ряд организационных мер, чтобы уменьшить количество преступлений, которые совершаются в данных промышленных зонах.

И все-таки, на что чаще всего туристы жалуются?

Анатолий Якунин: В основном на небольшие кражи, мошенничества в обменных пунктах.

Туристическая полиция - это обычные полицейские? Или они чем-то выделяются внешне? Может быть, это скрытые агенты, которые гуляют как туристы в гражданской одежде и в нужный момент проявляются?

Анатолий Якунин: Это обычные полицейские, только они знают иностранный язык - английский, как язык международного общения. Впрочем - да, у них есть нашивки, с надписью "туристическая полиция" на русском и английском языках.

А вот, кстати, все больше звучит просьб от москвичей вернуть на улицы пешие патрули - так людям спокойнее. Вот полицейские в метро - всегда на виду и там совершается меньше всего преступлений. Теперь - еще одно подтверждение: туристическая полиция, опять же - пешая. Возможно ли в Москве возродить такой метод охраны порядка?

Анатолий Якунин: Знаю, что жители Москвы постоянно возвращаются в прошлое и спрашивают, можно ли вернуть пешие патрули. Привыкли, понятно. Когда я в детстве приезжал в Москву, видел, сколько здесь пеших патрулей. Все они в белых перчатках, подтянутые, красивые, строгие. До сих пор у меня эта ассоциация осталась. К сожалению, вернуть пешие патрули уже нет возможности. И не только у нас - весь мир склоняется к такой схеме охраны правопорядка, как патрулирование на машинах. Во всех странах создаются мобильные группы, группы быстрого реагирования. Им определяется маршрут, и они на этом маршруте патрулируют, получая возможность быстро преследовать преступников, быстро переместиться в указанную точку. Но мы решили сочетать принцип пешего и мобильного патрулирования на транспортных средствах - это Центральный округ. В центре Москвы, я считаю, на пешеходных маршрутах, уровень безопасности очень высокий. Там ни одного серьезного преступления не совершено. Случаются мелкие административные правонарушения. Но туристическая полиция все это быстро пресекает. Так что с иностранными туристами, смею вас заверить, в Москве все нормально. И рекомендация здесь только одна - в Москву нужно ехать, в Москве есть что посмотреть и здесь очень высокий уровень безопасности.

Сократилась ли этническая преступность?

Анатолий Якунин: По статистике у нас из иностранных граждан, совершивших преступления, 98 процентов - выходцы из бывших республик СССР. И всего-навсего два процента - приезжие из стран дальнего зарубежья.

Но в целом доля приезжей и иностранной преступности сокращается или растет? Одно время говорили, что чуть ли не 60 процентов в Москве - приезжие. Что-то меняется?

Анатолий Якунин: Почти ничего не меняется, 50 процентов - иногородняя преступность. Что важно, эта преступность - не только из бывших наших республик, но и из российских регионов.

Так называемые "гастролеры"?

Анатолий Якунин: Да. Чтобы вы представляли картину в целом, расклад такой: 50 процентов преступлений совершают москвичи, а 50 - иногородние граждане, в том числе, иностранцы. При этом "настоящие" иностранцы совершают 20 с лишним процентов от этих 50 процентов преступлений. Это, в основном, приезжие из Таджикистана и Киргизии. За этот год мы ликвидировали 15 преступных сообществ, 12 банд плюс большое количество организованных преступных групп.

Давайте уточним: вы говорите о вооруженных бандах или о преступных группах, допустим, мошеннических?

Анатолий Якунин: Нет, это чистейшие, что называется, банды, которые занимаются серьезным криминалом. Мы у них изымаем оружие, маски, различные приспособления для разбоев и грабежей.

У так называемых этнических преступников есть сферы влияния, компактные зоны проживания? Где вы их ловите?

Анатолий Якунин: Проживают они очень часто в Московской области, а планируют преступления в Москве - здесь же, по их мнению, крутятся большие деньги. За семь месяцев совершено порядка семисот преступлений.

Сейчас возвращаются с отсидки члены "бригад", разгромленных в "лихие 90-е" - как раз прошло 10-15 лет. Ожидается ли передел сфер влияния между организованными преступными группировками, новые "криминальные войны"? Ведь отсидевшим "браткам" надо где-то трудоустраиваться? Надо ли ожидать очередных "гангстерских" войн? И вообще, сколько в Москве ОПГ и "воров в законе"?

Анатолий Якунин: Эту ситуацию мы знаем и отслеживаем. Уже три года назад пошли тенденции, что они - отсидевшие - возвращаются, это мы, как и вы, просчитали по срокам. На сегодняшний день мне докладывают руководители оперативных подразделений, что нет тенденций, что идет какой-то передел, ничего этого мы не наблюдаем. Мы имеем оперативные подходы и знаем, что кого-то взяли в бизнес, кого-то - в охрану. Думаю, они будут "мирно" трудоустроены.

Рассосутся?

Анатолий Якунин: Возвращаться к прежним делам государство им уже не позволит. Это уже не то время. Сейчас мощные спецслужбы, полиция совсем не та, государство не то. Поэтому возврата к привычной лихой жизни никто не допустит.

Сама структура криминального мира в Москве изменилась?

Анатолий Якунин: У нас в Москве, так сказать, "зарегистрировано" около 40 "воров в законе". Из них 10 находятся в местах лишения свободы, 10 - за пределами Москвы.

А вы сотрудничаете с коллегами из ближнего зарубежья? Может, есть возможность договориться, чтобы они задерживали своих преступников до приезда к нам?

Анатолий Якунин: Взаимодействие есть. С этой целью было создано Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств-участников СНГ.Они нам дают информацию, мы - им. Но там их арестовать нельзя - не за что. К сожалению, они преступления планируют и совершают именно у нас - считают, что здесь больше всего денег.

Так, только в июне этого года мы ликвидировали 47 организованных преступных групп. Было арестовано более 200 активных членов, раскрыто три убийства, 8 похищений людей. Я уже не говорю об оружии - свыше 60 единиц изъято. Эта работа является для нас приоритетной на сегодня, найдено более десяти килограммов наркотиков. Почти месяц искали нападавших на инкассаторов. Нашли. Тоже - этнические группировки.

Почему такое перекос произошел в этнической преступности? Раньше была у них какая-то специализация - Кавказ занимался разбоями, грабежами, Средняя Азия - в основном воровство, и причем не очень крупное. А сейчас мы видим, что Средняя Азия вооружается.

Анатолий Якунин: Действительно, сейчас организованные преступные группы, состоящие из граждан Таджикистана, очень дерзкие, они занимаются как раз разбойными нападениями. А так специализация выдерживается. Грузинские ОПГ как занимались квартирными кражами, так и продолжают заниматься. Есть и другие преступления, но в основном их специализация - квартирные кражи. Кстати, сейчас у нас процент раскрываемости таких краж вырос, но все равно низкий - всего 21 процент.

Система "Безопасный город" уже полностью реализована в Москве?

Анатолий Якунин: Сейчас у нас 128 тысяч видеокамер. Они разные - и подъездные, и дворовые, уличные, в метро, и так далее. Мы раскрыли много преступлений. Кстати, я специально мэру города показывал весь алгоритм расследования по видеокамерам, было весьма интересно наблюдать. Скажем, на месте происшествия видеокамерами фиксируем совершение преступления, а потом идем буквально вслед, ведем этих преступников и задерживаем их практически в квартире в противоположной части города.

С камеры на камеру передаете изображение?

Анатолий Якунин: Передаем, но не в этом дело. У нас создан специальный отдел, где работают сильнейшие аналитики. Именно они все отслеживают и составляют полную картину: кто куда пошел и что сделал. Вот, например, взяли недавно банду убийц и грабителей. Они меняли машины, пересаживались на велосипеды, грузили их в машины, а затем снова на них садились. Уникально. Наши опера нашли их благодаря аналитикам, работающим с видеокамерами.

Мы пытаемся понять, куда ушла так называемая палочная система. Как вы оцениваете эффективность работы своего сотрудника? Допустим, нет, преступлений на улице? Может, парню просто повезло - район такой, спокойный.

Анатолий Якунин: Честно скажу, это сложнейший вопрос. Некоторые сотрудники, с которых начинаешь требовать раскрытие преступления, начинают прикрываться этим объяснением: опять палочная система возвращается. А как заставить сотрудника раскрывать преступления? Многие смирились с низкой раскрываемостью преступлений, можно сказать, что вообще их не раскрывают. Они их зарегистрировали, протокол осмотра происшествий небольшой написали, бросили это все, и вопросов никаких нет.

Гражданин обратился, а преступление не раскрывается. Как здесь быть? Поэтому критерии оценки эффективности сотрудников органов внутренних постоянно совершенствуются. Шаг сделан очень большой. МВД России определило наиболее объективные критерии. Теперь оценка складывается из общих параметров: ведомственных показателей, общественного мнения и итогов инспекторских проверок. Если рассматривать на примере: скажем, когда сотрудник не раскрывает тяжкие и особо тяжкие сложные преступления. А какое-то маленькое преступление небольшой тяжести он зацепил и раскрыл. И так, как говорится, пять раз. А вот раскрытий квартирных краж, разбоев и грабежей, тем более - убийств, нет. Но ведь именно они влияют на общественную безопасность. Вот они, критерии, по которым и оцениваем сотрудников, - не уходи от сложных проблем.

А ведь бывает, чтобы доказать свою "эффективность", полицейские идут и на подлоги?

Анатолий Якунин: Бывает. На Северо-востоке столицы мы выявили целый "Бабушкинский куст" преступлений - 500, которых в природе не было.

Почему мы не используем хороший советский опыт - не протягиваем руку населению? В каждом доме есть очень активные граждане - бывшие отставники, пенсионеры, которые готовы и могут помочь полиции. Бабушки на скамейках. Почему бы не создать такой маленький актив микрорайона? Скажем, участковый пришел бы к ним: выходите сегодня на патрулирование как дружинники. Я думаю, очень многие согласятся.

Анатолий Якунин: Согласен, будет много желающих. В отличие от многих регионов, у нас сохранилась советская система. Очень эффективно работают общественные пункты охраны правопорядка. Есть председатель общественного пункта охраны правопорядка, как правило, это бывший сотрудник органов внутренних дел. Поэтому я и внес мэру города предложение, чтобы мы на одном островке, в одном помещении объединили общественный пункт охраны правопорядка вместе с участковым уполномоченным полиции, инспектором по делам несовершеннолетних, председателем пункта и добровольными народными дружинами. И все это в одном помещении сосредоточено

А население будет знать об этом?

Анатолий Якунин: Конечно. Общественные пункты правопорядка сегодня работают очень активно, допустим, по проверке квартир, которые сегодня сдаются без договора аренды. Ведь главная цель - это узнать, кто там проживает, чтобы предупредить совершение преступлений и правонарушений.

Участковые уполномоченные как раз получают информацию, граждане сообщают им, в том числе, взаимодействие со старшими домов, старшими подъездов, получают информацию о гражданах, которые проживают в той или иной квартире, поступает эта информация в компьютерную базу общественного пункта правопорядка, оттуда - участковому уполномоченному, и они вместе идут с представителем общественного пункта правопорядка, проверяют эту квартиру, пишут акт.

Работа идет. И работа идет неплохо, у нас председатели общественных пунктов правопорядка оплачиваются, но все равно взаимодействовать, конечно, нужно более плотно со старшими домов, подъездов. Они не только знают, кто где проживает, законно или нет, но даже кто рядом с домами крутится, в том числе, квартирные воры, они их тоже знают. У нас много примеров, когда старший подъезда звонит в полицию - смотрите, здесь третий день наблюдаю группу, которая что-то высматривает. Их задерживали, они оказывались квартирными ворами матерыми. Поэтому здесь у нас серьезная работа ведется. Но ее надо расширять и дальше.

А как насчет профессионализма самих полицейских? Сколько случаев, когда их избивают и даже убивают.

Анатолий Якунин: Конечно, и профессионализм наших сотрудников надо повышать. У нас есть такой печальный случай, когда два месяца тому назад, сотрудники вневедомственной охраны задерживали нарушителей, действовали безграмотно, а через месяц было опубликовано видео и Следственный комитет возбудил уголовное дело. Когда мы разбирались в этой ситуации, мною были даны поручения управлению профессиональной подготовки: найти экспертов и подготовить учебный фильм, как действовали сотрудники полиции. Конкретно объяснить, где они действовали профессионально, а где - абсолютно неграмотно. Этот фильм направим во все подразделения.

Что полицейские не так сделали?

Анатолий Якунин: Во-первых, не так подъехали. Машину прижали к бордюру. Патрульная машина должна встать сзади, а они встали сбоку. Уже нарушение. Дальше: никакой страховки никто не организовал.

Жители лично к вам обращаются с жалобами? На что жалуются? И как к вам обратиться?

Анатолий Якунин: Конечно, обращаются. Во-первых, я принимаю граждан два раза в месяц. Один раз на Петровке, 38. И, начиная с этого года, выезжаю в административные округа. А жалобы бывают разные. Начиная от шума во дворе и в доме, и заканчивая серьезными экономическими преступлениями.

И все это - лично к вам?

Анатолий Якунин: На выездных совещаниях я говорю, чтобы все, кто пришел с проблемами, попали ко мне. Я понимаю, такая ситуация: люди прошли все инстанции, везде получили отказ и в нашем главке видят, образно говоря, высшую справедливость.

Понятно, что это далеко не так, есть другие инстанции. Но лично я готов выслушать многих, если это в нашей компетенции.

Жалуются люди на полицейских?

Анатолий Якунин: Конечно, странно было бы, если бы таких заявлений не было.

И чем народ не доволен?

Анатолий Якунин: Многим, и вполне справедливо. Например, раскрытием квартирных краж. Мало раскрываем!

Предприниматели не жалуются на то, что их "крышуют", вымогают деньги?

Анатолий Якунин: Есть и такая проблематика. Мы заключили соглашение с Торгово-промышленной палатой города Москвы, я их попросил - помогите, давайте информацию.

Помогли?

Анатолий Якунин: Пока трудно сказать. Но мы готовы реально помогать.

А если "крышуют" сами силовики?

Анатолий Якунин: Тем более - с ними надо бороться. И у нас есть для этого все, в том числе - служба собственной безопасности.

Досье "РГ"

Анатолий Якунин родился 11 февраля 1964 года в селе Кривцово-Плота Должанского района Орловской области. Службу в милиции начал после армии в Должанском районном отделе внутренних дел участковым инспектором.

За более чем 20-летнюю службу в органах занимал должности начальника отдела внутренних дел, начальника управления по борьбе с организованной преступностью и первого заместителя начальника УВД - начальника криминальной милиции УВД по Орловской области. Затем проходил службу в должности первого заместителя начальника - начальника криминальной милиции ГУВД по Воронежской области. С июня 2010 года возглавлял УМВД России по Новгородской области.

Анатолий Якунин имеет высшее юридическое образование. Окончил Академию МВД России, а затем Академию государственной службы при президенте РФ. Удостоен государственной награды - медали "За отличие в охране общественного порядка", награжден знаком "Почетный сотрудник МВД" и другими ведомственными наградами.

Власть Безопасность Правоохранительная система Москва ГУМВД Москвы Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Деловой завтрак РГ-Видео РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники