Новости

26.08.2015 00:24
Рубрика: Общество

Детям тоже больно

Порядок назначения обезболивающих маленьким пациентам нужно пересмотреть
За последние полтора года было предпринято немало шагов, упрощающих порядок получения наркотиков для обезболивания тяжелобольными людьми. На бумаге такие лекарства стали доступнее. Однако в жизни остается множество нерешенных вопросов. Обезболивание станет одной из тем Всероссийского форума ОНФ по здравоохранению, который запланирован на начало сентября.

Очередные поправки в закон, регулирующий оборот наркотических веществ, вступили в силу месяц назад. Они упростили ведение отчетности по наркотическим препаратам в стационарах, отменили необходимость спецохраны при перевозке таких лекарств, дали право делать назначение не только онкологам, но и просто лечащим врачам и даже фельдшерам. Что касается непосредственно пациентов, был втрое (до 15 дней) увеличен срок действия специального рецепта, врач получил возможность удвоить количество лекарства, получаемого по одному рецепту. А для того, чтобы выписать следующую порцию анальгетика, больной уже не обязан сдать предварительно все пустые упаковки и использованные ампулы.

И все-таки во многих регионах, особенно в отдаленных, фактическая картина с обезболиванием по-прежнему вопиющая. Более половины тяжелобольных, опрошенных в рамках недавнего исследования Фонда помощи хосписам "Вера", сообщили, что даже при сильных болях готовы отказаться от наркосодержащих лекарств.

Вдумаемся, ведь это просто дикость: люди готовы продолжать страдать, потому что понимают, насколько сложно родственникам получить такие лекарства. Они знают: это связано с унизительным хождением по кабинетам, выпрашиванием, "убеждением" врача, что назначение наркотика - не блажь больного, а единственное средство облегчить мучения.

В ОНФ выделили несколько безотлагательных проблем. Поскольку наркотические лекарства по-прежнему требуют особого учета и контроля, в Московском штабе ОНФ предложили внедрить единую систему электронного учета пациентов, а также единую систему электронных рецептов.

Нужны разные виды паллиативной помощи, включая сестринские отделения и бригады, выезжающие на дом

Кроме того, уже в ближайшее время нужно отказаться от избыточных требований к регистрации и распределению рецептов. "Все это позволит упростить процедуры выписывания, назначения и, самое главное, сократит сроки получения лекарств нуждающимися больными", - считают в ОНФ.

Еще одна задача, которую надо решать срочно, - это пересмотр системы обеспечения такими лекарствами в отношении больных детей. Минздрав недавно утвердил новый порядок оказания паллиативной помощи детям. Когда ребенок выписывается из стационара и далее наблюдается по месту жительства в поликлинике, назначение ему делает детский онколог, а постоянно наблюдает педиатр. Но для того, чтобы выписать спецрецепт, родителям приходится обращаться уже во взрослую поликлинику, где есть допущенные к этому ответственному делу специалисты. В итоге возникают несостыковки и проволочки.

Третье направление, над которым необходимо работать - это возможность "открепить" больного от своей поликлиники и своей аптеки.

В Фонд "Вера", на "горячую линию" Росздравнадзора постоянно поступают звонки от отчаявшихся людей. "Нам часто звонят жители ближайшего Подмосковья. Это не только онкологические больные, но и люди с болевым синдромом при отсутствии подтвержденного диагноза, - рассказала президент Фонда помощи хосписам "Вера" Анна Федермессер. - У них также проблема обезболивания стоит очень остро. Очень сложно приходится тем, кто проживает в Москве, а зарегистрирован в других городах или регионах. Получить паллиативную помощь и обезболивание по месту фактического проживания без вмешательства руководства города таким больным практически невозможно".

В минздраве об этой проблеме знают и соглашаются с тем, что "привязывать" пациента к определенной аптеке неправильно. Но, как пояснила заместитель министра Татьяна Яковлева, сложность в том, что речь идет о взаиморасчетах между регионами - когда больной зарегистрирован в одном регионе, а медицинскую помощь и бесплатные лекарства получает в другом. По словам Яковлевой, для того чтобы финансовая схема заработала, необходимо изменение бюджетного правила, а это прерогатива минфина. "Мы работаем над этим", - отметила замминистра.

Но и на этом проблемы не заканчиваются. "У врачей до сих пор сохраняется большой страх перед назначением морфина, - поясняют представители благотворительных фондов, занимающихся организацией паллиативной помощи безнадежным больным. - Типичная ситуация: пациент жалуется, что обычный сильнодействующий анальгетик уже не помогает. Но врач увеличивает дозу трамала (что чревато негативными побочными эффектами), лишь бы не "связываться" с назначением наркотика".

При проведении проверок работы поликлиник выяснилось: количество пациентов, получающих наркотические анальгетики на дому, крайне мало. При этом в хосписах очереди на госпитализацию, и все койки заняты.

Это говорит о том, что принятое во всем мире золотое правило оказания паллиативной помощи - пациент должен быть избавлен от боли, и при назначении терапии врач должен ориентироваться на ощущения больного - у нас пока еще не соблюдается.

Врачей надо обучать основам паллиативной помощи. В Москве, кстати, такие мероприятия по повышению грамотности терапевтов и врачей других специальностей уже проводятся. Но в регионах, увы, типичная картина: медикам неонкологических специальностей, определяющему политику конкретного медучреждения, не хватает знаний о том, зачем для обезболивания нужно назначать сопутствующую терапию - антидепрессанты, психотропные лекарства, успокоительные средства.

Тем же самым грешит и административный персонал, а ведь он определяет политику каждой конкретной поликлиники и больницы в отношении больных. Все это означает, что предстоит развивать подготовку медиков. Но у нас пока на всю страну в медицинских ВУЗах открыто лишь две-три кафедры по паллиативной медицине.

Отдельно надо говорить и о развитии производства современных обезболивающих препаратов и разнообразных лекарственных форм. В мире широко используются таблетированные формы наркотиков, а также обезболивающие пластыри. Инъекционные формы, уколы и капельницы, применяют на последних стадиях, когда все остальное перестает действовать. При этом, например в Германии, раковому больному в последней стадии заболевания дома устанавливают систему внутривенного введения лекарства, и он сам может регулировать его поступление. Для нашей страны, нашей медицины такое доверие больному, прямо скажем, немыслимо.

В ОНФ предлагают суммировать все проблемы и принять единую "Стратегию развития паллиативной помощи в России". В ней в отличие от существующих программ должна быть жесткая ориентированность на пациента и его нужды, говорят в ОНФ.

На уровне Москвы можно запустить пилотный проект по выработке полного комплекса услуг оказания паллиативной помощи. Кроме того, предлагается организовать работу выездных служб паллиативной помощи больным на дому и выработать модель оптимальной организации поддерживающей помощи на всех этапах ее оказания.

При этом надо понимать, что ситуация в регионах разная, и власти на местах вправе самостоятельно решать, в каком направлении действовать. Независимые эксперты, впрочем, не раз высказывали опасение: у регионов есть соблазн пойти более простым путем, организовав в столичном городе крупный центр паллиативной медицины. Деньги будут "освоены", "галки" поставлены. Но больным нужны и другие виды паллиативной помощи: сестринские отделения ухода, выездные бригады, помогающие на дому.

Общество Здоровье Медицина и здоровое питание Онкология: как победить рак