Новости

01.09.2015 14:35
Рубрика: Общество

Чемпион России по триатлону: Что думают профи о любителях

В сентябре в Сочи вновь приедет триатлон, профессиональный и любительский. 26 сентября в курортном районе "Имеретинский" пройдет Финал Кубка Европы, а 27 сентября состоится Ironstar 113 Sochi среди спортсменов-любителей. На соревнования в числе прочих приедет чемпион России Александр Брюханков. В первый день он будет бороться за победу с профессионалами, а затем придет поддержать участников Ironstar 113. Кроме того, Александр, выбранный организаторами амбассадором соревнований, проведет открытые тренировки в рамках тренировочного кэмпа для любителей.

Мы поговорили с Александром и узнали, как он попал в триатлон, что ему хотелось бы изменить во взаимоотношениях профессиональных спортсменов с любителями и болельщиками, и выяснили, как профессионалы относятся к результатам любителей.

Когда и почему вы начали заниматься триатлоном? Все-таки триатлон не самый популярный вид спорта.

Александр Брюханков: В детстве я занимался разными видами спорта, родители не брали меня за руку и не тащили в какую-то определенную секцию. Я был на продленке, потому что родители работали, а оттуда ходил на разные спортивные кружки: танцы, настольный теннис, плавание, рукопашный бой. Этим я занимался примерно до пятого класса, а потом я сломал ключицу и перестал заниматься спортом. Затем мне предложили попробовать себя в летнем полиатлоне - это составная часть ГТО. Туда входил бег, метания гранаты, стрельба из винтовки, плавание. Параллельно я выступал на других соревнованиях: по легкой атлетике, морскому многоборью.

Я хорошо бегал, а плавал плохо, но мне предложили поучаствовать в триатлоне. У нас всех триатлетов брали в основном из плавания, меня же взяли из летнего полиатлона.

Помните свой дебют в триатлоне?

Александр Брюханков: Мои первые соревнования по триатлону прошли в Ярославской области. Я не знал, как распределить силы на дистанции. Мы проплыли в бассейне, а ехали и бежали на улице. Я отдал все силы на велоэтапе, слез с велосипеда и ощутил, что у меня ноги, как у ковбоя - бежать я не могу, делаю это чуть ли не со слезами на глазах. Но в итоге я смог догнать лидирующую группу, вырвался вперед с Дмитрием Растегаевым, но все-таки он меня опередил, я занял второе место. Про себя я думал: "Нафига мне все это надо? Это очень сложно, я больше не буду выступать!" Затем подошел тренер и сказал, что моя судьба в триатлоне. На тот момент я ему не поверил, потому что я не хотел выступать в дисциплине, в которой мне так плохо! Но потом я съездил еще на несколько стартов, втянулся.

Первые несколько лет у меня были неудачные старты. Я очень плохо плавал, приплывал во второй-третьей группе. Кого-то доставал на беге, но все равно этого было мало, я финишировал в третьей десятке. В 2004 году, когда я заканчивал школу, мне предложили поехать на сбор национальной команды. Потом я отобрался на первенство Европы по юношам. Затем меня позвали в Москву. С одной стороны, это было заманчиво, а с другой - нет. Я думал, что буду всегда жить в Рыбинске, но все-таки рискнул и поехал в столицу, это был 2004 год.

Хватает ли у вас времени на что-то еще, кроме триатлона?

Александр Брюханков: Триатлон занимает почти все мое время: с утра тренировки, в обед поел, поспал, восстановился, проснулся - тренировки. Свободное время иногда бывает вечером, но это происходит не всегда и зависит от загруженности.

В конце сезона я устраиваю себе отдых, бездельничаю. За целый год я устаю психологически и физически, и этот месяц я вообще не думаю о спорте.

Спортсмены похожи на наркоманов - им надо тренироваться, чтобы поддерживать свой кайф. За месяц такой голодовки у меня появляются новые силы, эмоции.

На какой месяц выпадает отдых?

Александр Брюханков: Конец октября - середина ноября.

Как проводите этот месяц?

Александр Брюханков: Я люблю гулять, кататься на коньках. Я купил себе форму, хочу поиграть. На сноуборде катаюсь, на рыбалку хожу, с друзьями встречаюсь. У меня есть семья.

До скольких лет обычно выступают триатлеты на профессиональном уровне?

Александр Брюханков: У всех по-разному. Есть индивиды, которые до 36-38 лет хорошо выступают, но в этом возрасте скорости уже не те. Когда сам почувствуешь, что не тянешь, тогда можно переходить из профи на Ironman. Так что возраст не имеет значения.

Вы думали о том, чем будете заниматься, когда придется снизить к себе требования?

Александр Брюханков: Да, конечно. Я попробую себя в Ironman. Если там не пойдет, может быть, стану тренером. Но пока я выступаю профессионально, то мало думаю о будущем и живу лишь одной мечтой - золотой медалью Олимпийских игр.

Доходы профессиональных триатлетов позволяют рассчитывать на обеспеченную старость? Например, средняя годовая зарплата футболиста, выступающего в чемпионате России, составляет более миллиона долларов в год.

Александр Брюханков: В профессиональном триатлоне суммы не такие заоблачные, как в футболе или в хоккее. Куда нам тягаться с их миллионами? Чтобы хорошо зарабатывать, надо хорошо выступать или иметь спонсоров. А с этим у нас большие проблемы.

Почему?

Александр Брюханков: Я не знаю. Может, у нас такой менталитет, или никто не хочет вкладывать именно в профессиональный триатлон. Сколько мы не искали - никто не хочет давать денег. Такое ощущение, что у нас не хотят развивать спорт высоких достижений.

А как этим обстоят дела в США и Европе?

Александр Брюханков: Мы обращались к западным спонсорам, но они предпочитают вкладывать средства в местных профессиональных спортсменов, пусть даже они занимают низкие места, чем в топ-атлетов из других стран. Там даже самый непутевый спортсмен может найти себе спонсора.

Вас и Юлию Елистратову выбрали амбассадорами Ironstar. Какие обязанности на вас возложили?

Александр Брюханков: Я буду популяризировать старт в соцсетях, проводить тренинги, рассказывать о новинках и в целом общаться с триатлетами-любителями.

Мы были в июле в Сочи на Ironstar не только как журналисты, но и как участники эстафетной команды, для нас это был первый опыт в триатлоне. Нам понравилось, что профессиональные спортсмены находились на одной территории с любителями. Здорово, что не было никаких барьеров, при желании можно было подойти, пообщаться. В других видах спорта это встречается редко. Для вас важна связь любителей и профессионалов?

Александр Брюханков: Некоторые любители даже не знают в лицо лидеров сборной. Когда этот контакт между любителями и профессионалами будет налажен, триатлон будет развиваться быстрее.

Возьмем, например, чемпионат мира. Приезжает сборная Австралии. Команда и любители селятся в один отель. Пока идет чемпионат мира, у них проходит настоящий праздник: подсчитывают медали, устраивают пати, общаются друг с другом. У них все классно, идет свой междусобойчик. У нас не так - профессионалы поселились в одном месте, любители в другом, кто-то в третьем, четвертом. Никто друг о друге ничего не знает.

Это только австралийцы отличаются таким единением, или это в целом распространено на Западе?

Александр Брюханков: Это распространено вообще везде, а в России нет.

В чем причина? Не сложилось такой культуры, или проблема в организации?

Александр Брюханков: Я думаю, и то, и то.

Что из опыта других стран вы хотели бы перенять для улучшения спортивной коммуникации в России?

Александр Брюханков: Мне нравится, что иностранцы ходят красиво одетые, у них примерно одна экипировка, ходят в цветах своего флага. У нас любители стремятся надеть форму сборной России, а вот профессионалы выходят как на базаре, кто в чем одет.

Почему так?

Александр Брюханков: Наверное, федерация недорабатывает. Например, экипировку нам дают в конце сезона, получается, что на основные старты мы выходим без формы.

А теперь мы зададим вопрос, который волнует абсолютное большинство любителей спорта. Как профессионалы относятся к любителям? Уважают, или смотрят свысока? Нам кажется, что профессионалы недооценивают результаты новичков. А как на самом деле?

Александр Брюханков: Я считаю, что любители достойны уважения хотя бы за то, что просто занимаются спортом. Я посвящаю свое время только спорту, а любители где-то работают, плюс находят время для тренировок.

Может ли быть такое, что любитель станет профессиональным триатлетом? Были ли такие случаи на вашей памяти?

Александр Брюханков: Я не помню, чтобы в России такое было. Многие приходили в триатлон из других видов спорта.

Как думаете, у кого мотивация больше? Кому труднее победить?

Александр Брюханков: Мне кажется, мотивации хватает и тем, и другим. Любители хотят преодолеть себя, доказать себя, что они могут. Помните, в июне в Сочи участвовала женщина, которая преодолела олимпийскую дистанцию почти за пять часов. Представьте, какая у нее была мотивация!

А у профессионалов сильная мотивация добиться чего-то значимого: попасть в сборную, отобраться на Олимпиаду. Они идут к своим целям, пытаются себе что-то доказать.

Кто больше рискует в плане здоровья? У кого организм страдает больше?

Александр Брюханков: И у тех, и у других.

Все-таки за вами следят врачи…

Александр Брюханков: У нас в команде есть врач, но он не всегда с нами, а приезжает на небольшое время, на неделю. Например, сборную США сопровождают физиотерапевты, массажисты, доктора, а у нас ничего этого нет. Такое ощущение, что они на нас с автоматами идут, а мы на них с палками.

Какие задачи ставите в сентябре на Ironstar?

Александр Брюханков: Я один из тех спортсменов, кто всегда хочет победить.

Общество Здоровье Пора бежать