Новости

03.09.2015 21:00

Дома и стены помогают

Российские компании возвращаются с иностранных фондовых рынков на Московскую биржу
Московская биржа значительно расширила инструментарий фондового и денежного рынков. Для участников торговых операций открылись новые возможности. В целом, по мнению экспертов, проведенные в последнее время на Московской бирже реформы заставляют многие российские компании задуматься о размещении своих акций именно в Москве, а не на зарубежных площадках.

Среди последних нововведений - новые режимы торгов. Меняются также некоторые принципы дискретных аукционов. А на фондовом рынке наряду с расчетами в рублях появилась техническая возможность заключения сделок с иностранными ценными бумагами с расчетами в американских долларах.

Кроме того, биржа реализовала возможность торговли облигациями, номинированными в китайских юанях и британских фунтах, а также расчетов в этих валютах. В целом, по словам управляющего директора по развитию первичного рынка и клиентской поддержке Московской биржи Анны Василенко, сегодня инфраструктура и нормативная база российского рынка соответствуют мировым стандартам.

По оценкам экспертов, благодаря преобразованиям на Московской бирже российский рынок укрепил свое положение центра ликвидности и ценообразования по российским акциям. Поэтому в последние полтора года российские компании предпочитают размещать свои акции в основном в Москве, а не на иностранных биржах.

Более того, наблюдается процесс возвращения на наш фондовый рынок тех публичных российских компаний, которые прежде размещали свои акции на зарубежных биржах. Тем, кто этого еще не сделал, пожалуй, стоит задуматься о возвращении.

Сейчас вопрос переноса акций российских компаний на отечественную площадку становится особенно актуальным по причине действия западных санкций. Из-за них акционеры российских публичных компаний, разместивших свои акции за рубежом, рискуют столкнуться со значительным ограничением своих прав.

Даже если сама компания не находится под санкциями, но члены ее совета директоров являются фигурантами санкционных списков, как физические лица, то держатели ценных бумаг не смогут воспользоваться всеми своими акционерными правами.

В частности, владельцы так называемых GDR - глобальных депозитарных расписок - не смогут голосовать по целому ряду ключевых вопросов. По российским законам некоторые решения в компании могут приниматься только на общем собрании акционеров. Но если у компании, разместившей свои акции на иностранной бирже, возникли проблемы из-за санкций, акционеры уже не смогут в полной мере воспользоваться своим правом голоса. Все дело здесь в некоторых юридических особенностях.

Акционеры компаний, разместившихся на отечественной бирже, держат на руках РДР - российскую депозитарную расписку. Если говорить просто, это именная ценная бумага, которая подтверждает, что ее владелец имеет право на определенное количество акций. Если компания провела эмиссию за рубежом, то акционер получает ADR (американскую депозитарную расписку) или GDR (глобальную депозитарную расписку).

Интересы акционеров - владельцев ADR и GDR на общем собрании акционеров представляет соответствующий депозитарий, выпустивший эти бумаги. Если компания или кто-то из членов ее советов директоров попал под санкции, то депозитные расписки акционеров также могут оказаться заблокированы.

Прямого запрета голосовать владельцам ADR или GDR в постановлениях о санкциях, принятых иностранными государствами, нет. Однако широкие формулировки этих документов позволяют считать запрещенными любые действия в отношении имущества российских компаний, находящегося на территории США. Между тем акции российских эмитентов, хранящиеся в американском депозитарии, как раз относятся к такому имуществу. Если зарубежные депозитарии заблокируют ADR, то владельцы этих бумаг не смогут принимать участие в решении существенных вопросов, например, распределении дивидендов, одобрении сделок с заинтересованностью, выборах членов совета директоров. Поэтому и для акционеров, и для самих компаний размещение акций на Московской бирже становится вопросом экономической безопасности.

Прямая речь

О том, с какими проблемами могут столкнуться акционеры российских компаний, разместивших свои акции за рубежом, рассказал "РГ" доктор юридических наук, профессор Анатолий Кучерена.

Каковы особенности деятельности российских компаний, попавших под санкции США и ЕС, листингующихся на иностранных биржах, в частности, на популярной английской бирже (LSE), с позиций корпоративного законодательства? Изменилось ли что-нибудь для них?

Анатолий Кучерена: Если мы рассматриваем данный вопрос в контексте корпоративного законодательства, то, по моему мнению, санкции вряд ли причинили какой-то ущерб российским компаниям или вынудили их что-либо поменять в своих отлаженных корпоративных процедурах. А вот акционерам таких компаний, являющихся резидентами стран, в которых введены санкции против России или которые присоединились к таким санкциям, ущерб может быть причинен довольно серьезный.

Можно вас попросить поподробнее рассказать, о каком ущербе интересам нерезидентов Российской Федерации - акционеров российских компаний может идти речь?

Анатолий Кучерена: В связи с введением санкций против России владельцы ADR и GDR, удостоверяющих права на акции российских компаний, включенных в санкционные списки, могут оказаться лишенными права голосовать на общих собраниях акционеров таких компаний и, соответственно, влиять на принятие значимых для жизнедеятельности компании и самих акционеров решений (распределение дивидендов, выбор органов управления, доп. эмиссия и т.п.). Это может привести к тому, что все значимые решения будут приниматься мажоритарными акционерами без учета мнения миноритариев, защита интересов которых всегда пропагандируется и в США, и в ЕС как задача первостепенной важности для органов государственной власти и специальных регуляторных институтов, осуществляющих регулирование биржевой деятельности.

Так, в тексте американских санкций указано на то, что имущество лиц (в т.ч. юридических лиц, входящих в санкционный список), находящееся на территории США, должно быть заблокировано, такое имущество не может быть передано, оплачено, экспортировано, изъято, и с ним не могут совершаться какие-либо сделки (параграф 1). Несмотря на то что прямого запрета на голосование ADR или GDR, удостоверяющими права на акции российских эмитентов, включенных в санкционный список, в тексте санкций не содержится, тем не менее широкие формулировки данного документа позволяют считать запрещенными любые действия в отношении имущества российских компаний, находящегося на территории США (в том числе к такому имуществу относятся акции российских эмитентов, хранящиеся в американском депозитарии).

О конкретных случаях наличия подобных проблем у держателей ADR и GDR, удостоверяющих права на акции российских компаний, мне на текущий момент не известно. Тем не менее нужно принять во внимание, что год назад Лондонский биржевой регулятор (Financial Conduct Authority (FCA) уже вмешивался в сферу обращения ADR/GDR, удостоверяющих права на акции российских компаний. К примеру, FCA установил запрет на конвертацию акций российских компаний, находящихся под санкциями, выпущенных в обращение после введения санкций, в GDR. Я не исключаю дальнейшего развития событий в этом направлении и запрета владельцам ADR и GDR голосовать на общих собраниях акционеров санкционных компаний, т.к. инструмент для подобного запрета на текущей момент у властей США и ЕС имеется в виде исключительно широко сформулированных санкционных документов.

При этом со стороны российского законодательства никаких ограничений в отношении нерезидентов - владельцев ценных бумаг российских компаний не установлено.

Обеспечивают ли в настоящий момент GDR равные права с владельцами локальных акций? Если нет, является ли это нарушением действующего законодательства Российской Федерации?

Анатолий Кучерена: Объем прав владельцев ADR и GDR и владельцев акций российских компаний никогда не был одинаковым в силу того, что ADR и GDR являются производными ценными бумагами, выпущенными иностранным эмитентом. Объем прав по таким бумагам регулируется депозитарным договором с соответствующим депозитарием-эмитентом ADR и GDR, а российское законодательство регулирует только права владельцев акционеров российских компаний.

Для примера: владельцы ADR и GDR, в отличие от владельцев акций, не имеют права созывать общее собрание акционеров, выдвигать кандидатов в органы управления компанией, не имеют права на получение части имущества компании при ее ликвидации и т.п. Владельцам ADR и GDR принадлежат права на получение дивидендов, голосование по всем вопросам повестки дня общего собрания акционеров и т.п.

Однако в текущей международной ситуации владельцы ADR и GDR рискуют быть лишенными и этого объема прав в силу действия санкций и возможного ограничения по голосованию, о котором мы уже с вами говорили.

Существуют ли какие-либо способы правовой защиты интересов владельцев ADR и GDR? Какие действия следует предпринять акционеру для того, чтобы он мог распоряжаться своими правами по акциям в полном объеме?

Анатолий Кучерена: В данной ситуации владельцы ADR и GDR не смогут предъявить какие-либо претензии к компании - эмитенту акций, т.к. нарушение их прав возникло не по ее вине. Более того, владельцы данных ценных бумаг не имеют прямых взаимоотношений с компанией-эмитентом. Интересы владельцев ADR и GDR в компании представляет депозитарий - эмитент данных ценных бумаг. Предъявлять претензии и потребовать возмещения причиненных убытков, в том числе в судебном порядке, владельцы ADR и GDR смогут только к органам власти, ответственным за введение санкций против России, что представляется бесперспективным мероприятием.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники