Новости

15.09.2015 22:03
Рубрика: Общество

Ген невозврата

Как ученым удалось поставить точку в расследовании останков царской семьи
Межведомственная рабочая группа предложила правительству РФ провести захоронение останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии 18 октября в Петропавловском соборе. Идентификацию останков проводили ученые Института общей генетики РАН. Насколько выявленные новые факты совпадают с результатами проведенной в 90-х годах экспертизы? Смогут ли они развеять сомнения, которые тогда высказывались некоторыми учеными? Об этом корреспондент "РГ" беседует с директором Института общей генетики РАН, членом-корреспондентом РАН Николаем Янковским.

Как известно, результаты прошлой экспертизы, которую проводили в середине 90-х годов, не признали не только в РПЦ, но и некоторые ученые. Напомните, в чем суть сомнений этих специалистов.

Николай Янковский: Речь идет о двух исследованиях. Одно проведено японским ученым Тацуо Нагаи, другое профессором Львом Животовским и американским генетиком Алеком Найтом. Нагаи изучал неизвестные официальному следствию останки, якобы принадлежавшие великому князю Георгию Александровичу Романову. Ученый утверждал, что особенности митохондриальной ДНК брата царя не совпадают с ДНК Николая II. Сейчас не имеет смысла обсуждать, в чем там дело, что вообще за образец изучал Нагаи. В своей статье он сам признал, что его данные совпадают с данными генетиков. Но совпадение не полное. Это свидетельствует лишь о том, что он не владеет техникой анализа.

Что касается сомнений Животовского и Найта, то они связаны с женой царя Александрой Федоровной. Эти ученые утверждали, что изучали останки ее сестры Елизаветы Федоровны. И якобы ее ДНК не совпадает с тем, что получено у жены Николая II. Однако анализ работы этих авторов показывает, что им не удалось получить чистый препарат ДНК Елизаветы Федоровны, то есть фактически они изучали смесь от разных индивидуумов. Говоря попросту, эта ДНК была загрязнена, а значит, на основе этой работы вообще нельзя делать никакие однозначные выводы. И их результат не соответствует не только ДНК Александры Федоровны, но и ДНК ее ныне живущих родственников. Так что чьи останки они проанализировали - не известно.

Но хочу особо подчеркнуть, что все сомнения по идентификации царской семьи основаны на результатах первой экспертизы, сделанной в начале 90-х годов. Тогда изучались останки, найденные на Старой Коптяковской дороге близ Екатеринбурга. Но там отсутствовали цесаревич Алексей и одна из сестер. Генетическая экспертиза установила, что в захоронении находится семья - отец, мать и три дочери.

А ведь была еще одна экспертиза. Изучались останки двух людей, которые в 2007 году обнаружены в 70 метрах от первого захоронения. Предполагалось, что они принадлежат царским детям, которых не оказалось в первом захоронении. Так вот профессор Евгений Рогаев провел новую экспертизу, причем всех останков из обоих захоронений. Причем на принципиально новом технологическом уровне.

Инфографика РГ/ Антон Переплетчиков/ Юрий Медведев

Что имеется в виду?

Николай Янковский: Он изучал не только те участки ДНК, которые обычно изучают криминалисты для идентификации личности. Охват был намного шире. Ученый анализировал и те участки генетических текстов, которые наследуются только от одного из родителей. Это митохондриальная ДНК, получаемая от матери, и Y-хромосома, получаемая от отца.

Но этого мало. Мы получили для генетического исследования новый материал, который позволил повысить достоверность экспертизы практически до 100-процентной. Дело в том, что в Эрмитаже хранится сорочка Николая II с образцами его крови. Она попала на рубашку в результате покушения на Николая, тогда еще цесаревича, во время поездки по Японии в 1891 году. Фанатик-самурай ударил его саблей по голове. Никто никогда не высказывал сомнения, что это кровь именно Николая. Так вот все "записи" в ДНК из пятен крови на сорочке полностью совпали с теми, которые обнаружены в ДНК предполагаемых останков царя.

Казалось бы, теперь все сомнения по поводу идентификации Николая должны быть отвергнуты.

Николай Янковский: Верно, но и на этом профессор Рогаев не остановился. Дело в том, что в ДНК царя была "особая примета", обнаруженная еще во время расследования в 1990-х годах. У него был не один "генетический текст" в митохондриальной ДНК, как это обычно бывает, а два. Они отличались друг от друга всего одной "генетической буквой". Это "наследство" царь получил от своей матери Марии Федоровны. Рогаев проследил на родственниках царя, как ведут себя эти тексты. Не буду утруждать читателей подробностями, скажу только, что и этот анализ подтвердил: мы имеем дело с останками Николая II.

А как с детьми? С ними сомнений тоже больше нет?

Николай Янковский: Нет. Впервые установлено, что те генетические особенности, которые есть в ДНК из крови и останках царя, совпадают с особенностями всех его пятерых детей, найденных в обоих захоронениях. То есть наука может утверждать, что перед нами останки царской семьи.

Инфографика РГ/ Антон Переплетчиков/ Юрий Медведев

А что с Александрой Федоровной?

Николай Янковский: Она была внучкой королевы Виктории, от которой унаследовала свою митохондриальную ДНК. Во время первого расследования специалист по генетической экспертизе Павел Иванов сравнил участок ДНК императрицы и внука ее сестры, принца Филиппа. ДНК из останков была сильно разрушена, и в то время удалось прочесть лишь короткие кусочки. Хотя совпадение было полным, но все же осталось сомнение: а вдруг это случайно? Ведь в непрочитанной части молекулы могли найтись отличия. За последующие годы наука шагнула далеко вперед, и при второй экспертизе Евгений Рогаев прочел молекулы ДНК всех членов царской семьи полностью и сравнил эти тексты с теми, которые получены у родственников императрицы и ее детей. Все особенности ДНК полностью совпали. Так что сомнений, что перед нами останки царицы никаких нет.

В 1998 году в Петропавловском соборе состоялось захоронение Николая II и членов его семьи

А что с мутацией, которая, по мнению некоторых историков, повлияла на судьбу империи?

Николай Янковский: Вы о гемофилии?

Это наследственное заболевание, при котором нарушена свертываемость крови. Болезнью наградила своих потомков королева Виктория. Женщины - носительницы мутации гемофилией не страдали, но передавали ее своим сыновьям. Среди получивших мутацию оказался и цесаревич Алексей. Профессор Рогаев нашел мутацию гемофилии не только у него, но и у царицы Александры, а также ее дочери Анастасии.

После казни царской семьи то в одном, то в другом конце света объявлялись женщины, рассказывавшие о своем чудесном спасении и называвшие себя Анастасией. Что по этому поводу говорит генетика?

Николай Янковский: Все экспертизы однозначно показывают: все члены семьи Николая II найдены в екатеринбургском захоронении. Эти результаты российских генетиков совпадают с независимыми исследованиями останков, которые проводились параллельно в Великобритании, США и Австрии. Статьи Евгения Рогаева об идентификации царской семьи опубликовали самые престижные международные научные журналы. Одну из них к публикации представил Джеймс Уотсон, лауреат Нобелевской премии, открывший структуру ДНК.

Каков главный итог этих исследований?

Николай Янковский: Мы обладаем полным "портфелем" научных фактов, которые позволяют совершенно уверенно говорить: перед нами не предполагаемые останки царской семьи, а абсолютно реальные. В 1998 году в Петропавловской крепости были захоронены Император Николай II Романов, Императрица Александра Федоровна и три их дочери. Останки наследника престола Царевича Алексея и его сестры Марии ждут воссоединения с ними.