Новости

17.09.2015 18:00
Рубрика: В мире

Не допустить "эффекта домино"

Эксперты прокомментировали ключевые моменты интервью президента Сирии
Мы должны победить терроризм, а не только "ИГ". Об этом говорил во вчерашнем интервью, данном "Российской газете" и другим российским СМИ, президент Сирии Башар Асад. По его мнению, на Западе воспринимают терроризм "как козырную карту, которую можно периодически вытаскивать из рукава".

Результаты такой политики мы можем наблюдать: действия международной коалиции против "ИГ" не только не приносят видимых результатов, но напротив, способствуют ухудшению ситуации в Сирии. В четверг на слушаниях в конгрессе США представитель Пентагона признал, что программа военной подготовки умеренной сирийской оппозиции полностью провалилась. Но, как заявил в интервью Башар Асад, если страны Запада изменят свою политику, "им надо учесть, что терроризм - как скорпион: если положить его в карман, он обязательно укусит".

Станет ли президент Асад союзником Запада в борьбе с террористической угрозой: ведь в Сирии воюют боевики более чем из 80 стран мира? Сумеет ли организовать диалог между политическими партиями и добиться внутрисирийского урегулирования? Мы попросили ответить на эти вопросы экспертов "Российской газеты".

Федор Лукьянов, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике:

- Ситуация в Сирии, с одной стороны, запуталась донельзя, так что все воюют со всеми и против всех, с другой - предельно упростилась. Второй точки зрения придерживается президент страны Башар Асад, судя по его интервью "Российской газете" и другим российским СМИ. Единственно приемлемая позиция - вступить в непримиримый конфликт с террористами, общим врагом, а потом уже - после победы - выяснять, как будут строиться отношения внутри сирийского общества, с соседями и партнерами. Сейчас, когда государство борется за выживание, только это имеет значение, а остальное должно отступить на второй план. И уж тем более неуместен торг за условия, права и полномочия…

Как публичная позиция - эта вполне очевидная и, наверное, никакой другой и быть не может. Как реальный политический курс - вопрос, учитывая крайнюю неоднородность сегодняшней Сирии, точнее, того пространства, которое формально ее сегодня составляет.

Перед Дамаском стоит задача невероятной сложности. Отбросить "Исламское государство", которое грозит стране физическим уничтожением. Ну, или - будем реалистами - остановить его, не позволить расширять дальше зону контроля. Но в то же время - работать над консолидацией общества и территории, которая находится под контролем официальных властей, тем более что это и есть большинство населения.

Вероятнее всего, Сирии, которую Хафез Асад оставил в наследство своему сыну, больше нет и никогда не будет. Ближний Восток вступил в период бурного и насильственного переустройства, его политическая карта не останется такой, какой она была начерчена в ХХ веке. А значит, ответственный лидер должен просчитывать разные варианты, в том числе и возможность другой конфигурации своей страны и иной модели управления. Опыт ближневосточной демократии оказался сокрушительным, однако и возврат к "старым добрым" авторитарным системам невозможен. Во всем мире сейчас решают одну задачу - вне зависимости от общественно-политической формации той или иной страны - как сочетать работающие институты с сильным персональным лидерством. И то и другое без второй составляющей буксует и неэффективно. Но найти баланс никак не получается.

Понятно, что Ближний Восток и прежде всего воюющая Сирия - совсем особая ситуация. Но именно поэтому одной только войны недостаточно, жизненно необходимо формирование того, что будет после победы. Не случайно переговоры о будущем устройстве мира начались в разгар Второй мировой, когда еще не было вполне понятно, когда и как она закончится. Универсальный и никем не оспариваемый характер угрозы не препятствовал тому, что заранее шел дипломатический торг, а те, кто вместе сражались против нацизма, понимали, что на следующем этапе объединяющей угрозы не будет и снова начнется "игра престолов".

Константин Косачев, глава Комитета Совета Федерации по международным делам:

- Читая интервью Башара Асада, я вновь убедился в том, что сторонники демонизации президента Сирии и его правительства совершенно точно избрали не ту цель. Конечно же, Сирия - государство со своими проблемами внутреннего развития, и никто не идеализирует положение дел в стране. По многим вопросам правительство Асада заслуживает критики, причем достаточно жесткой, и я знаю, что эта критика, в том числе в рамках наших двусторонних контактов различного уровня, звучит. Но Башар Асад - ответственный руководитель, который выполняет миссию национального лидера, доверенную ему избирателями. В этом смысле его усилия по поддержке правопорядка и сохранению конституционного строя не должны вызывать вопросов. Он действует в пределах своих полномочий как глава государства.

Страны Запада, которые подвергают сомнению легитимность режима Асада и которые делают ставку на его насильственное устранение от власти, если неявно, то во всяком случае скрытно рассматривают экстремистов и боевиков "ИГ" как своих пособников в задаче по смещению главы Сирии. Это очень опасная ситуация, поскольку Запад точно видит "ИГ" своим помощником. Но "ИГ" действует по собственному сценарию, и этот сценарий все более и более выходит из-под контроля кого бы то ни было: и тех, кто создавал эту организацию, и тех, кто поощряет ее деятельность. Если эта тенденция сохранится, дело точно не ограничится судьбой режима Башара Асада. Речь пойдет об эффекте домино, который будет захватывать сначала другие государства региона и, в конечном счете, придет в Европу, Россию и США. С такого рода тенденциями мы решительно боремся, в том числе поддерживая всеми легитимными способами существующий в Сирии строй.

Владимир Исаев, профессор ИСАА МГУ, востоковед:

- Судя по тому, что сказал президент Сирии Башар Асад в своем интервью, Сирия продолжит противостоять террористам из "Исламского государства" и других группировок, воюющих с официальным Дамаском. При этом надо отметить, что сирийский президент обозначил возможность ведения переговоров с умеренной оппозицией и особенно подчеркнул в этой связи роль московских саммитов, а именно состоявшейся весной этого года встречи сирийской оппозиции в российской столице, так называемых "Москвы-2" и планируемой сейчас "Москвы-3".

При этом надо отметить, что Сирия сегодня находится на грани выживания и представляет собой лоскутное одеяло. Значительная часть страны захвачена всевозможными террористами, полевыми командирами и отрядами вооруженной оппозиции, что, конечно, сильно затрудняет выполнение задачи по наведению порядка в государстве.

Разумеется, на Западе, распространена точка зрения, что стоит Асаду уйти - и все наладится, настанет мир после четырех с лишним лет гражданской войны. Однако полагаю, что отставка нынешнего президента не приведет к таким изменениям. Выбраться из гражданской войны - вообще задача куда более сложная, чем это может показаться со стороны. В связи с этим хочу отметить, что к сирийскому урегулированию есть два подхода, американский и российский. Американский подход простой: проблема в Асаде, и стоит ему уйти, как все враждующие оппозиционные группировки тут же объединятся и ударят по террористам из "Исламского государства", "Джабхат ан-Нусры" и им подобных.

Российский подход иной. Москва предлагает создавать коалицию для борьбы с радикалами, собрав в эту коалицию все страны, так или иначе имеющие отношение к конфликту в Сирии, то есть Саудовскую Аравию, Турцию, Иорданию и так далее. А уже после того пусть Сирия организовывает широкие демократические процессы, как то выборы, всенародный референдум. И тогда сам сирийский народ уже решит, кто дальше должен возглавлять страну. Представляется, что российский подход - куда более реалистичный, нежели тот, что предлагают США и их союзники.

Надо отметить и то, что уход Асада прямо сейчас стал бы огромной проблемой, причем не только для Сирии, но и для всего мира. Посмотрите, кто противостоит "Исламскому государству" сегодня? В первую очередь это сирийская армия и курдские подразделения, известные как "пешмерга". А сирийская армия воюет в том числе и за Асада, солдаты идут за него в бой. Если Сирия лишится нынешнего президента, это приведет к деморализации армии, а, следовательно, и к усилению напора боевиков, которые очень скоро в таком случае смогут проникнуть в соседние Иорданию и Ливан. Что касается роли, которую может сыграть интервью Башара Асада, данное российским СМИ, то вряд ли стоит ожидать, что оно повлияет на решения западных политиков - у них идет двойная-тройная игра, и такими вещами их не проймешь. Но интервью может показать международной общественности, что есть иная точка зрения, нежели пропагандируемая Западом.

Олег Пересыпкин, директор Центра восточных исследований Дипакадемии МИД России:

- Вопрос о пребывании Башара Асада на президентском посту решал и должен решать в будущем сирийский народ. И если сирийской оппозиции он так не нравится - то им надо не жаловаться правительствам других стран, а пойти на участие в выборах в Сирии. Если их поддержит большинство - значит, они правы. Если нет - значит, их требования народ не поддерживает. При этом хотелось бы отметить, что Асад в своем интервью российским СМИ говорит о бескомпромиссной борьбе лишь с террористами из "Исламского государства" и тому подобных организаций, не являющихся сирийскими. Что же до оппозиции, даже вооруженной, то Дамаск предлагает им на протяжении всех последних лет сесть за стол переговоров и прийти к мирным договоренностям.

Что касается нынешнего потока беженцев в Европу, то Асад отметил в своем интервью, что "Запад оплакивает беженцев, одновременно поддерживая террористов с самого начала кризиса". И те, кто бежит от войны, вернутся, если наступит мир. Но беда в том, что Запад не дает Ближнему и Среднему Востоку шанса пожить мирно.

В мире Ближний Восток Сирия Ситуация в Сирии