"Сюрприз": как можно подсластить смертельную пилюлю

17.09.2015, 19:15 | Текст: Юлия Авакова

Возвращение Майка ван Дима было давно ожидаемым событием. После успеха фильма "Характер", получившего в 1998 году Оскар за "Лучший фильм на иностранном языке", режиссер погрузился в молчание, оказавшееся, по результатам, действительно глубокомысленным. А плод его размышлений - вполне своевременным.

3.5

По сути дела, фабула его новой работы под названием "Сюрприз" является своеобразным развитием новеллы Андре Моруа "Отель "Танатос", которая во времена ее написания казалась абсолютно фантастической. Но реалии двадцать первого века, расширенное и очень вольное толкование прав человека подготовили представителей европейской цивилизации и к такому обороту событий.

Организация, занимающаяся умерщвлением людей за их же деньги, называется здесь не менее зловеще - на место Танатоса, персонифицированного олицетворения смерти, пришел Элизиум - намек на то, что на следующем витке человеческого развития новая сущность представляет собой коллективное, сетевое начало, подобно своему прообразу из греческой мифологии - загробному миру.

Молодой аристократ Якоб, наследник огромного состояния, живет в окружении роскоши и великолепия. Но единственное его желание, абсолютно рациональное и продуманное, свести счеты с жизнью. Он хорошо воспитан, в меру образован, но абсолютно не способен испытывать сильные эмоции. И смерть для него - закономерное завершение земного бытия, к которому он тщательно готовится, продавая родовое имение и избавляясь от других активов. Если перенести эту характеристику на все общество, мы получим на редкость точный портрет современного европейского общества. Анна, девушка, в которую он влюбляется, принадлежит к другой культуре. Она была воспитана в иной системе ценностей с самого детства. И эта культура, оказавшись сильнее, устойчивее и жизнелюбивее, побеждает без особого усилия. Не видим ли предвестники аналогичного развития событий в происходящем вокруг?

И вот перед нами молодой человек и девушка, здоровые и полные сил. Они хладнокровно идут навстречу смерти, которая должна стать для обоих сюрпризом. Наш разум противится этому, видит в этом гротеск и бессердечную иронию. Однако не надо успокаивать себя, это не ирония, это новая реальность, первые шаги навстречу которой сделаны как раз на родине режиссера и в сопредельной Бельгии, где активная эвтаназия стала применяться не только по отношению к взрослым, но и к детям. Следующим шагом стало разрешение эвтаназии для лиц, не находящихся в терминальной стадии неизлечимого заболевания. Возможно, скоро и такая картина, когда несчастливая супружеская пара, взявшись за руки, не прыгнет, но чинно войдет в неизвестность при соблюдении всех бюрократических процедур, станет частью привычного ландшафта? Как знать. Автор идеи придумал лазейку для своих героев. А вот автоматизированная система документооборота таких случайностей будет лишена.

И все-таки Андре Моруа был гораздо более честен в моральной оценке подобной одиссеи, чем нидерландский писатель Герман П. Шёнфельд Вихерс, скрывающийся под псевдонимом Белькампо, рассказ которого и лег в основу фильма. Моруа не заключает со своим читателем дьявольскую сделку, заставляющую его радоваться исходу, игнорируя тот факт, что зло, схватка с которым так и не состоялась, по взаимному согласию с носителем души, реквизировало ее в своих корыстных целях.

Читайте также