Новости

05.10.2015 22:00
Рубрика: Культура

Под тенью отца Гамлета

Новая сцена Вахтанговского театра открылась актерским манифестом
Это очень личная история. И очень красивая. Несмотря на то, что вскрывает всю подноготную и весь мрак души безработного артиста, тридцатилетиями (представляете, ужас-то какой!) сидящего в ожидании своего звездного часа - начиная от несыгранного Гамлета и заканчивая невоплощенным королем Лиром.

Но - гений он, как это обычно и бывает, непризнанный и неприкаянный: жить негде, играть не перед кем - публика его не понимает, антрепренеры с приглашениями не спешат и директора театров в очередь не выстраиваются, и остаются на его долю лишь причудливые тени отца Гамлета и безутешные вздохи матери Гертруды. И то разыгрываемые перед зеркалом. Ну, в лучшем случае, перед случайными зрителями-- портье, музыкантом, каким-нибудь влюбленным клоуном, да редкими, безучастными к его судьбе постояльцами небольшого отеля на Балтийском море...

Почему Балтийского? Потому что именно на это побережье режиссер Римас Туминас перемещает главного героя своего спектакля по фамилии Минетти из пьесы австрийского писателя Томаса Бернхарда. Не очень известного в России, но очень созвучного своим мировосприятием нашим клиническим противоречиям с миром: большинство конфликтов в пьесах Бернхарда вырастают из ощущения глубокого разлада между взглядом человека на мир и тем, как воспринимают этот мир другие. И большинство героев пьес Бернхарда (как и вышеупомянутый Минетти) выстраивают свои взаимоотношения с окружающими в виде монолога. Страстного, выстраданного, в котором есть и тоска по гармонии, и мания величия, и болезненное самолюбие, и даже нотки явного безумия - всего подобного в избытке, вот только желания услышать ответный отклик даже и не предполагается. Ведь ответ такому самодостаточному герою в принципе не нужен: он привык вести диалоги с зеркалом, со своим чемоданом, с воображаемым оппонентом, с безмолвным случайным прохожим - невольным свидетелем его трагедии. Потому люди скользят по его судьбе - как экзотичные декорации. Что ему до них? А что им до него?

В главной роли актера Минетти, тридцать лет мечтавшего сыграть Короля Лира, но так и не осуществившего свою мечту, на Новую вахтанговскую сцену будут выходить выдающийся литовский актер Владас Багдонас и премьер Вахтанговского театра Владимир Симонов. Для Симонова этот спектакль стал шестой совместной работой с Римасом Туминасом. И, по мнению худрука Вахтанговского театра, "открытием, настоящим прорывом" в его творчестве. Роль-монолог об уходящей жизни и смысле актерской профессии он исполняет самозабвенно упоенно, заплетаясь в вымыслах Бернхарда и теряя очертания границ реальности Туминаса, оттеняя изысканность сценографии Адомаса Яцовскиса и купаясь в божественной музыке Фаустаса Латенаса. Роль-манифест играет достойно - истинный художник, по пьесе, должен быть безумным и отвергать публику; истинный актер же в любом образе и подобии ее очаровывать. Реальный прототип его персонажа - театральный актер Германии Бернхард Минетти (1905-1998), актер-долгожитель, продолжавший играть даже тогда, когда ему было уже за 90 лет и он с трудом передвигался, наверное, мог бы остаться им доволен.

"Я не очень люблю в театре рассказывать о театре, - признавался режиссер Римас Туминас на брифинге перед премьерой, приуроченной к открытию Новой сцены. - Но это исключение из правил - потому что это маленький манифест актерского существования, размышление о театре и искусстве актера. И это даже не спектакль, а некий призыв к отказу от обмана, приблизительности, унылого жизнеподобия... Нам не важно, каким был настоящий актер Минетти, нам важно, каков здесь актер Владимир Симонов, который предстает человеком, дошедшим до черты, с отчаяньем осознающим, как прожита его жизнь. Я избегал пьес о театре, но это пьеса о судьбе прежде всего человека, подводящего итог прожитой жизни. Он вдруг понимает, что никому не нужен. Пьеса существует между театральностью и правдой. Но это оптимистический спектакль, правда, с интонациями грусти и болью потери"...

Справка "РГ"

Томас Бернхард создавал свою пьесу для реального актера Бернхарда Минетти. В 1976 году Минетти, когда ему исполнился 71 год, презрев все несчастливые приметы, сыграл на сцене смерть старого актера, нареченного его же именем собственным. Премьера спектакля "Минетти" состоялась в Штутгарте, в Вюртембергском государственном театре, и после премьеры, вопреки печальным пророчествам, которых много тогда ходило в театральной среде, актер прожил еще двадцать два года. Главным же в пьесе, неожиданно для всех, оказалось пророчество о Лире: действительно, последней большой ролью 80-летнего Бернхарда Минетти в театре - в берлинском Театре Шаубюне в 1984 году - стал именно Король Лир.

Так игра воображения и реальности, положенная в основу пьесы Бернхарда, покинула пределы сцены и без спроса вошла в жизнь артиста. И так сегодня одна из самых неприглядных изнаночных сторон сцены стала новой впечатляющей страницей Вахтанговского театра.

Культура Театр Драматический театр Театр с Ириной Корнеевой
Добавьте RG.RU 
в избранные источники