Новости

08.10.2015 14:59
Рубрика: В мире

Раздвоение цели

Почему Пентагон не может указать нашим военным позиции боевиков "ИГ"
С кем воевали Соединенные Штаты и возглавляемая ими международная коалиция в Сирии? Ответ на этот вопрос объясняет, почему российские военные удары по боевикам запрещенной в России террористической группировки "Исламское государство" вызывают столь бурные протесты со стороны Вашингтона. Чем точнее действуют российские военные, тем выше градус негодования, звучащий из Белого дома, где уже поспешили задействовать руководство НАТО в этом хоре российских недоброжелателей.

Почему вместо прагматичного стремления объединить усилия с Москвой в борьбе с экстремистами, американская сторона, напротив, противодействует российским планам в Сирии? Свое объяснение дает журнал Foreign Policy, сообщив об опасениях Вашингтона за судьбу повстанцев, которые "при поддержке Америки борются за свержение президента Сирии Башара Асада".

После того как глава Белого дома Барак Обама в 2011 году стал настаивать на отстранении Асада от власти, ЦРУ, как напомнило читателям американское издание The Daily Beast, "начало оказывать военную поддержку отрядам мятежников в Сирии, выступавшим против правительственных сил".

Однако в августе 2014 года основным приоритетом для Белого дома стала борьба с "Исламским государством", и было принято решение о нанесении бомбовых ударов по позициям группировки в Ираке и Сирии. Тогда Пентагон, в свою очередь, разработал программу, в рамках которой рассчитывал до конца 2015 года подготовить до 3-5 тысяч бойцов так называемой "умеренной оппозиции", чтобы они противостояли силам "ИГ" на земле при американской поддержке с воздуха. При этом, поколебавшись, в Белом доме решили пока сконцентрироваться именно на "ИГ", требуя от бойцов подписывать бумагу о том, что они будут сражаться против радикальных исламистов, а не сил правительства Сирии. Как позже признали в Пентагоне, это явилось одной из причин провала программы: ведь подавляющее большинство бойцов отказывались противостоять экстремистам "ИГ", считая своей основной целью именно свержение Башара Асада.

Параллельное существование двух программ с практически противоположными целями стало наглядной демонстрацией того, сколь запутана и неоднозначна стратегия Белого дома. Судя по заявлениям министра обороны США Эштона Картера, Вашингтон пытается преследовать в Сирии сразу несколько целей и никак не может определиться, что важнее: то ли борьба с "ИГ", то ли отстранение Асада от власти.

При этом отделить "на местности" участников одной и другой американской программ друг от друга не представляется возможным. Во всяком случае, судя по цитатам попавших под удары российской авиации боевиков так называемой умеренной сирийской оппозиции, воевать с террористами они вообще не собирались и главной целью видели свержение Асада. Тогда как "ИГ", напротив, рассматривали в качестве своего естественного союзника в борьбе с Дамаском.

В итоге Белый дом оказался в весьма щекотливой ситуации, поскольку не может официально признать, что под предлогом борьбы с "ИГ" созданная США международная коалиция занималась "крышеванием" вооруженной сирийской оппозиции, предназначенной для борьбы с Асадом. В то время как операции против экстремистов "Исламского государства" носили второстепенный характер.

Как заявил представитель Госдепартамента Джон Кирби, "США не верят в возможность объединения сил президента Асада и оппозиционной Свободной сирийской армии и не готовы делиться с Россией разведданными, поскольку не разделяют целей Москвы в Сирии". Иными словами, Пентагон отказывается сообщить Минобороны РФ сведения о позициях боевиков "Исламского государства", потому что их уничтожение не отвечает интересам американской стороны…

Но даже если принять на веру слова американского министра обороны о том, что ВКС России якобы наносят удары не только по позициям "ИГ", но и иных вооруженных формирований, в том числе поддерживаемых Вашингтоном, то обнаруживается немало противоречий. Например, американское издание The Daily Beast в своей статье задается вопросом: "Если в этих районах (подвергшихся бомбардировкам ВКС РФ - "РГ") не было боевиков, то чем занимались там, в сотнях километров от позиций "ИГ" и отрядов "Аль-Каиды", поддерживаемые американцами мятежники? Можно предположить, пишет газета, что они находились там отнюдь не для борьбы с "ИГ", которую в администрации Барака Обамы называют приоритетом, а сражались против правительственных сил Башара Асада в рамках до сих пор действующей программы ЦРУ.

Российские удары по террористам в Сирии без разделения их на "хороших" и "плохих", "своих" или "чужих" нарушили планы Пентагона по свержению сирийского лидера и введению над страной бесполетной зоны. Как признали в Госдепартаменте, для такого шага "существует много сложностей". Но то, что американский министр обороны назвал "фундаментальной ошибкой" со стороны России, в регионе, напротив, приветствовали, увидев в действиях Москвы реальную военную поддержку своим усилиям в борьбе с террористами. Как сообщили в Минобороны РФ, "партнеры России, которые видят в "Исламском государстве" реального врага, предоставляют военным РФ данные о базах, складах, пунктах управления и лагерях подготовки боевиков".

В этой связи с красноречивым заявлением выступил постоянный представитель США в НАТО Дуглас Льют. Признав наличие у Москвы и Вашингтона "общего интереса" в победе над "ИГ", он подтвердил "несоответствие конечных целей" двух стран. В то время как Белый дом стремится к свержению президента САР Башара Асада, в Москве, напротив, считают, что ответ на вопрос, кто будет управлять Сирией, должна дать не сформированная США международная коалиция, а на выборах даст сирийский народ. Задача же международного сообщества - дать шанс сирийцам на свободное волеизъявление, избавив их от наводнивших страну не без помощи цруушных программ террористических группировок.

В мире Ближний Восток Сирия Военная операция РФ в Сирии Россия и США
Добавьте RG.RU 
в избранные источники