Новости

08.10.2015 12:41
Рубрика: Экономика

Рыба пришла не вовремя

Промысловики не хотят выходить на лов скумбрии и сардины
Согласно госпрограмме развития рыбопромышленного комплекса общероссийские уловы  к 2020 году должны вырасти с сегодняшних 4,2 миллиона тонн до шести. Большую часть водных биоресурсов, порядка трех миллионов тонн, добывают дальневосточные рыбаки. Именно на них государство возлагает надежды по импортозамещению в этой отрасли. Готовы ли промысловики их оправдать, выяснял корреспондент "РГ"

Прогнозы сбываются

По данным рыбохозяйственной науки, в последние десятилетия вылов в дальневосточном бассейне формируется за счет минтая (его доля в общей структуре достигает 55 процентов), сельди, лосося, камбалы, трески. Освоение их - 60-80 процентов выделенных квот. Генеральный директор "ТИНРО-центра" Лев Бочаров считает, что увеличить вылов традиционных объектов промысла можно как минимум двумя способами. Первый - продолжить выводить их из списка общего допустимого улова (ОДУ) и упростить доступ к ресурсам. Этот вариант уже используется и скоро себя исчерпает: бесконтрольная добыча может подорвать ресурсную базу. Второй - внедрить тотальное взвешивание уловов, перейти от контроля вылова через выход продукции к прямому учету. Но чтобы серьезно увеличить вылов, рыбакам стоит присмотреться к объектам, пока недостаточно изученным с точки зрения их устойчивого промысла, таким, как макрорусы, глубоководные крабы, мелкие виды креветок. Стоит обратить внимание на мигрирующие виды - сайру, тихоокеанский кальмар, анчоус, но главное - скумбрию и сардину, которые после 25-летнего перерыва вновь движутся к российским берегам.

К слову, сардина - та самая рыба, продававшаяся в СССР в 1970-1990 годы как "сельдь иваси". В отдельные годы ее вылов достигал 900 тысяч тонн (за весь 30-летний период - девять миллионов тонн), это давало работу огромному количеству судов и береговых предприятий. "Эпоха иваси" завершилась в начале 1990-х, с тех пор российские рыбаки сардину не ловили. Промысел вели их японские коллеги, которые в последние годы добывают ее все больше.

- Наши исследования показывают, что в ближайшие годы эти объекты будут находиться на высоком уровне численности. Мы можем назвать цифры: три миллиона тонн скумбрии и около 0,7 миллиона тонн сардины в наших водах. Плюс к этому за пределами российской экономической зоны обнаружены скопления скумбрии, которые оцениваются примерно в миллион тонн, - приводит данные Лев Бочаров.

Более того, ученые подсчитали, что запасы сардины будут расти, достигнув трех миллионов тонн в тихоокеанских водах и миллиона - в Японском море к 2020 году. Ситуация со скумбрией во многом сходная.

- Мы говорим об огромных возможностях для увеличения промысла. По нашему мнению, вылов этих объектов должен стать приоритетным, - уверен директор "ТИНРО-центра".

На рыбалку не тянет

Его поддерживает заместитель главы Росрыболовства Петр Савчук, который считает, что в ближайшие годы за счет сардины и скумбрии можно увеличить вылов до пяти миллионов тонн.

- Мы ждали эту рыбу к 2020 году, однако она пришла раньше. Необходимо выходить на ее промысел и начать строить флот под эти объекты, - призывает он.

Однако далеко не все рыбаки разделяют энтузиазм ученых и отраслевого руководства.

Так, председатель совета директоров ОАО "Преображенская база тралового флота" Сергей Саксин заявил, что на его предприятии производственные мощности заняты и посоветовал выходить на промысел компаниям, имеющим свободные суда.

По прогнозам ученых, в ближайшие годы после 25-летнего перерыва в российские воды зайдут скумбрия (три миллиона тонн) и сардина (около 0,7 миллиона тонн)

Ушел от ответа на вопрос, готовы ли пойти ловить сардину предприятия, входящие в Ассоциацию добытчиков минтая, ее руководитель Герман Зверев.

- Еще года три назад иваси была как снежный человек: все про него слышали, видели его следы, но не наблюдали самого. 27 октября на общем собрании мы будем рассматривать вопрос о перспективных районах промысла и вовлечении их в работу, - отметил он.

Кроме того, как говорит директор департамента рыбного хозяйства и водных биологических ресурсов Приморского края Александр Передня, рыбаки опасаются, что новый продукт снизит цену на другие, аналогичные товары, что сделает их добычу нерентабельной.

Словом, как считает директор СахНИРО Александр Буслов, пока есть минтай, ловить сардину и скумбрию рыбаки не пойдут.

Административный ресурс

Хотя, исключения, конечно, есть. Генеральный директор рыболовецкого колхоза "Приморец" Петр Гордиенко заверил, что его компания готова ловить иваси.

- Мы уже шьем специальные кошельковые невода. Специалисты, которые могут ловить "кошельками", есть. Нам нужно сшить около 15 кошельков, подготовить судно, для этого надо около 20 миллионов рублей, - подсчитал Гордиенко.

- Таким образом, - делает вывод Петр Савчук, - практика есть, суда есть, но рыбаки не хотят вкладывать деньги в орудия промысла.

Другими словами - они предпочитают добывать привычные ресурсы. Но при этом осваивают далеко не все выделенные квоты. Например, по подсчетам Росрыболовства, в 2014 году в Беринговом море недолов минтая составил 50 тысяч тонн, а в этом достигнет 100. Останется в воде половина ОДУ кальмара. Все это - "ценовые игры", ведь если продукта будет много, его стоимость придется снижать.

В Росрыболовстве недовольны таким положением вещей. Рыбаки не вылавливают положенный объем сами и не дают другим. Так, в прошлом году по требованиям российских рыбаков ведомство в два раза снизило объемы квот на минтай иностранным государствам по межправу.

Как вариант Петр Савчук предлагает перевести "невостребованные" объекты из ОДУ и перестать квотировать, чтобы дать возможность осваивать их не только тем, кто имеет на ресурс право согласно "историческому принципу", но и новичкам, готовым выходить в море. Лишившись гарантированного вылова, рыбаки охотнее будут осваивать незнакомые виды ресурсов.

Экономика Отрасли Ресурсы Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Приморский край