Новости

13.10.2015 17:10
Рубрика: Происшествия

Эксперты назвали нелегитимным расследование Нидерландов по Boeing

Эксперт ИКАО в области международного воздушного права, профессор Виталий Бордунов прокомментировал специально для "РГ" выводы концерна "Алмаз-Антей" о крушении малайзийского Boeing 777 под Донецком.

Виталий Дмитриевич, на западе появились заявления, что расследование трагедии рейса MH17 было нейтральным и прозрачным. Ваше мнение?

Виталий Бордунов: Расследование любого авиационного происшествия регулируется 26-й статьей Чикагской Конвенции, в соответствии с которой принято Приложение 13. Велось ли  расследование в соответствии ним? Нет. С самого начала было нарушено все, что только можно.

К примеру, утверждается, что Украина договорилась с Нидерландами заниматься расследованием. Законно ли это с точки зрения Чикагской Конвенции и стандартов ИКАО? Нет. Почему? Нидерланды не относятся к тем государствам, которые должны подключаться напрямую к расследованию.  Украина утверждает: она заключила специальное соглашение с Нидерландами. Хорошо. А где это соглашение? Его никто не знает, потому что соглашение по правилам ИКАО должно быть зарегистрировано, а прежде пройти проверку соответствия условиям и требованиям Чикагской Конвенции. Ничего этого не сделано.

Главную роль в этом расследовании должна была играть Малайзия?

Виталий Бордунов: Да, государство, где воздушное судно зарегистрировано. Но больше полугода Малайзию водили за нос, не допуская к расследованию. И это тоже грубейшее нарушение правил и процедур ИКАО.

Встает вопрос о компетентности тех, кто проводил расследование?

Виталий Бордунов: Безусловно.  Возьмем Нидерланды. Компетентность Нидерландов в выращивании тюльпанов неоспорима. Но что касается авиации - тут очень большие сомнения. Давайте посмотрим: попали к ним "черные ящики". Нидерланды  их были не в состоянии расшифровать. Им это сделала Англия. А ведь это важнейший момент расследования:  бортовые самописцы до последней секунды регистрируют все, что происходит в полете. В их расшифровке - важнейшие ответы. Но что там было - полная закрытость. В том числе и для Малайзии. Это опять же грубейшее нарушение.

Я бы назвал это расследование нелегитимным "от" и "до". Как оно может ответить на главные вопросы, если 40 процентов остатков лайнера так и не собраны? Более того, мы видели: большие обломки, те, что были собраны, перед отправкой распиливали. И это техническая дикость. Исполнители нелегитимного расследования фактически и не ставили перед собой  цель - установить, как того требует Чикагская конвенция, причину трагедии.

Почему молчит ИКАО, если налицо нарушения ее главных постулатов? Кто несет ответственность за необъективность расследования?

Виталий Бордунов:  Я бы поставил вопрос несколько иначе: это расследование основано на нормах международного права? Соответствует ли им "позиция умолчания"? Ни в коем случае. Недопустимо, чтобы механизм объективности расследования авиапроисшествий, который наработан десятилетиями ИКАО, давал подобные сбои.

Сообщается, что определением виновных в крушении занимается международная следственная группа. Как она формируется?

Виталий Бордунов: Согласно Чикагской конвенции никаких международных следственных групп не организуется. Это не имеет никакого отношения к международному воздушному праву. Я еще раз повторяю: идея Чикагской конвенции и стандартов ИКАО одна - то государство, где произошло крушение, и должно приложить все усилия для того, чтобы разобраться, почему оно произошло. Пример - трагедия с самолетом польского президента.  Россия добросовестно выполнила все необходимое расследование в соответствии с международными правилами. В данном случае следов добросовестности у Украины нет.

Если в приложении к Чикагской конвенции все разложено по полочкам, что делается и как, то на чем будет основываться эта следственная группа? Не побывав на месте происшествия? Когда до сих пор Украина не предоставила, и не собирается предоставлять важнейшие переговоры с диспетчерами?. Это произвол и беззаконие, которые хотят преподнести в виде законного расследования.

Сколько времени может занять после опубликования итогового технического отчета работа следствия? И может ли быть направлено дело на дорасследование?

Виталий Бордунов:  В течение года расследование крушения Boeing должно было ответить на принципиальные вопросы. Дальше уже в зависимости от обстоятельств. Россия предлагала и предлагает ценную информацию, которая могла бы помочь расследованию, но  она отвергается. Что опять же противоречит стандартам Приложения 13 к Чикагской конвенции.

Какой суд  будет рассматривать дело о крушении Boeing? На западе появилась информация, что это может быть Международный уголовный суд?

Виталий Бордунов: Международный уголовный суд создавался совсем для другого. Расследование последствий крушения гражданского самолета, международные воздушные сообщения - не его предмет. Вообще в мировой практике это, пожалуй, первый случай, когда крушение гражданского самолета заранее квалифицируют как международное уголовное преступление. У тех, кто стоит за этим, налицо политическая ангажированность, желание подвернуть все под наиболее удобную версию.

Кто должен сказать тут последнее слово?

Виталий Бордунов: Создан опасный прецедент. Чтобы в будущем такие истории не повторялись, надо, чтобы ИКАО в лице Совета и Ассамблеи приняла дополнительные меры по укреплению режима расследования авиационных происшествий, развивающие статью 26 Чикагской конвенции.

Происшествия ЧП Аварии и катастрофы Крушение Boeing под Донецком