Новости

13.10.2015 17:10
Рубрика: Власть

Мир или перемирие?

На предстоящем заседании Валдайский клуб обсудит вопросы "войны и мира"
Как управлять вопросами войны и мира в современном обществе? Что делать, когда старая система международных отношений переживает кризис, и никто не может сказать, какой будет новая? Насколько вероятна "большая война"? Эти и многие другие вопросы относительно будущего международных отношений в условиях, когда количество и острота конфликтов в мире постоянно растут, будут обсуждаться на заседании "Валдайского клуба", которое с 19 по 22 октября пройдет в Сочи. Ожидается, что перед участниками форума, как и в прошлые годы, выступит с большой речью президент Владимир Путин. О том, почему в этом году организаторы Валдая выбрали в качестве главной темы дискуссии проблематику войны и мира, "Российская газета" беседует с председателем совета фонда развития и поддержки клуба "Валдай" Андреем Быстрицким.

Вы уже знаете, о чем в этом году будет говорить с участниками клуба президент, или это содержится в тайне?

Андрей Быстрицкий: Естественно, я не могу быть полностью в курсе того, о чем будет говорить глава государства. Впрочем, предполагаю, что это выступление будет коррелироваться с главной темой, вынесенной в этом году на обсуждение Валдайского клуба. Ситуация и аудитория предполагают, что выступление Путина станет значимым и очень существенным.

Когда мы с коллегами по клубу обсуждали, о чем пойдет речь в выступлении президента, нам представлялось, что это может быть тема преобразования и нового устройства мира. А также вопрос о том, как относиться к нынешним процессам, которые выглядят чрезвычайно показательными и демонстрируют способность или неспособность людей решать возникающие мировые проблемы. Но сразу оговорюсь - все это наши предположения.

Главная идея предстоящей Валдайской встречи - соотношение войны и мира. Я уже говорил, что аллюзия к названию романа Льва Толстого выбрана не случайно. Как известно, Толстой изначально назвал свою книгу "Война и перемирие". И это очень существенный момент: ведь человечество постоянно себя спрашивает, что является основой человеческого общежития. Война, в которой существует перемирие, или все-таки мир, который иногда прерывается войной.

Не менее важный вопрос, который также будет подниматься на Валдае, я не знаю, конечно, найдет ли он какой-то отзвук или нет, это вопрос об использовании силы. Сегодня о силе и войне очень много говорят. Недавно открываю "Нью-Йорк таймс", там написано: информационная война. А в других статьях пишут: война таможенная или даже война банановая. Или еще какая-то война. То есть сама по себе милитаристская терминология очень распространена в мире.

Фактически дискуссия о том, где и как следует применять силу, уже идет. Так что встает вопрос, может ли применение силы быть отрегулировано, с помощью каких-то инструментов.

Нынешний разговор на Валдае о войне и мире - продолжение прошлогодней валдайской дискуссии, где обсуждалось формирование нового мирового порядка?

Андрей Быстрицкий: В прошлом годы мы говорили на Валдае о том, как происходит формирование нового мирового порядка. Что это - игра без правил или новые правила? Речь шла о том, вырабатываем ли мы новые правила, которыми регулируется миропорядок, или, напротив, правила расползаются, разрушаются? Применение силы - это один из исторических способов существования людей. Они силу применяют во многих случаях. Поэтому на Валдае в этом году мы будем говорить не только о войне и мире, но и о соотношении убеждения и принуждения, если хотите.

Например, пройдет сессия, посвященная дипломатии. Сохраняет ли дипломатия свою инструментальность? Если сохраняет, то в каких сферах? Или, наоборот, может быть, именно сегодня задачи, стоящие перед дипломатией нуждаются в расширении. Дипломатия, международное право могут быть чем-то "окормляющим" использование силы. Такие вопросы будут подниматься на предстоящем Валдайском клубе. И, наверное, впервые Валдайский клуб соберется в ситуации, когда всем стало очевидно, что мир переживает острую стадию своего изменения, своей реконструкции, своего преображения.

Как формируются темы для обсуждения на Валдайском клубе?

Андрей Быстрицкий: Придумывается идея, потом она обсуждается в экспертном сообществе. Например, на предстоящем Валдае участникам заседания будет представлен доклад "Война и мир. Для международной стабильности нужен баланс нового типа", который даст импульс дискуссии.

Не могли бы вы тезисно обозначить основные положения доклада?

Андрей Быстрицкий: Согласно концепции нашего заседания, мы хотели бы поговорить о следующем. Мы сталкиваемся с тем, что определенная конфигурация мира, существовавшая достаточно долгое время, мира биполярного, в котором был советский блок и блок НАТО, и эти блоки друг друга уравновешивали, исчезла. Исчезло существовавшее прежде равновесие. Но очевидно, что однополярный мир также не сложился, и, видимо, получиться он не сможет ни при каких обстоятельствах. Сейчас мы наблюдаем своего рода рост некоторой конфликтогенности мира. Эта конфликтогенность проявляется, к примеру, в изменении сфер применения силы.

Например, в 90 годы возник феномен гуманитарной интервенции, которая была направлена на то, чтобы узаконить военное вмешательство без наличия традиционных причин для применения силы. Каковы сегодня критерии правомерности использования военной силы? В каких формах она будет применяться, за что готовы воевать люди, и за что - правительства? Можно ли в определенном смысле говорить о каких-то справедливых или несправедливых войнах? Обо всем этом будет говориться на нынешнем Валдае.

Речь, бесспорно, пойдет о коммуникациях, которые сейчас существуют. Коммуникации, как вы знаете, развились необыкновенно, новые технологии охватили весь мир. В них включилось огромное количество людей. Но добавляют ли нам эти коммуникации взаимного понимания? Или, напротив, они нас еще больше разобщают, лишают возможности получать точную и достоверную информацию? Разные группы ориентированы на разные средства коммуникаций, источники информации и, в итоге, эти группы имеют разную картину мира. В прошлом существовала идея, что экономика - это такая вещь, которая порождает взаимозависимость государств, и эта взаимозависимость способна гасить напряжение, снижать риски возникновения конфликта. Но иногда возникает ощущение, что взаимозависимость сегодня рассматривается в международном сообществе как обуза. Не станет ли экономическая взаимозависимость причиной разного рода противостояний? Или, например, когда мы говорим об экономических санкциях, мы говорим также о своего рода оружии. Причем довольно распространенном. В каких случаях допускается его использование?

Специальная сессия в рамках валдайского заседания, будет посвящена ближневосточной ситуации. А по итогам всего форума мы обязательно издадим большой доклад о понимании членами клуба вопросов войны и мира.

И все же, какой ответ дают авторы предварительного доклада на вопрос о вероятности "большой войны" в ближайшие десятилетия?

Андрей Быстрицкий: Предварительный доклад, который прозвучит в самом начале заседания, ставит вопросы, но как раз не дает на них однозначного ответа. А вот в итоговом документе по итогам заседания Валдая, конечно, какие-то ответы прозвучат. Мы все надеемся, что все-таки настоящей угрозы большой войны, нет. Но риск ползучего нарастания в использовании силы, конечно же, существует.

В ходе Валдая состоится панельная дискуссия по ближневосточной проблематике. О чем пойдет речь?

Андрей Быстрицкий: Наша специальная сессия называется "Ближний Восток. Основы спирали насилия". Смысл этой дискуссии заключается в том, чтобы как минимум сформировать понимание того, из-за чего насилие в регионе происходит и как эту спираль остановить. Могу предположить, что речь пойдет о серьезнейших процессах в современном исламском обществе, изменениях в умах, распаде традиционного исламского общества, сложностях этнического и религиозного самоопределения. А также, возможно, о тех или иных конфликтах на Ближнем Востоке, которые являются достаточно важными для понимания природы тамошнего противостояния. Надеюсь, что состоится не просто академическая дискуссия, в вполне конкретный разговор с попыткой понять, что же там происходит и почему это происходит.

Власть Работа власти Внешняя политика