Семидесятые в "Фарго": конспирология, Вьетнам и Рейган

Журнал
    18.10.2015, 15:12
Текст:   Шамиль Керашев
Уже завтра на американские телеэкраны выйдет второй эпизод второго сезона сериала "Фарго". В том, что приквел истории, ранее рассказанной братьями Коэн и Ноем Хаули, получится замечательным, не осталось никаких сомнений уже после дебютной серии. Как и прежде, создатели шоу живописуют камерный провинциальный зимний ад, который сам по себе играет едва ли не более важную роль, чем любой из актеров. Впрочем, на сей раз антураж привлекает к себе еще больше внимания: действие "Фарго" перенесли в скрупулезно воссозданные семидесятые с их моментально узнаваемым почерком и стилем.

Одежда, автомобили и интерьеры

Пожалуй, каждый из персонажей этого "Фарго" мог бы с успехом выйти на подиум модного показа Южной Дакоты или Минессоты семидесятых. Полнометражный фильм и первый сезон сериала делали акцент на куртках-алясках и объемных пальто, ну а в предыстории на авансцене дурацкие кожанки, водолазки с раздутым горлом, джинсовки с овчиной, клетчатые рубахи и полосатые свитера. Внешний вид любого - даже мелькнувшего в эпизоде - жителя Су-Фолс продуман до мелочей (кое-кому ради пущего колорита пришлось даже набрать вес). Под стать одежде и средства передвижения - услада для глаз любителей старых, угловатых и неуклюжих американских машин. Что до интерьеров, то и они, будь то крохотная придорожная закусочная или симпатичный домик полицейского Солверсона, выстроены с маниакальным перфекционизмом.

Конспирология

Паранойя, паранойя и еще раз паранойя. После пятидесятых с их страхом перед коммунистами (спасибо Джону Эдгару Гуверу) и солнечных шестидесятых в Штатах наступили неуютные семидесятые. Теории заговора на любой вкус и цвет стали обязательными для обсуждений не только на кухнях, но и в новостях, и даже на самом высоком политическом уровне. В "Фарго" нервозно прячут трупы в холодильниках, говорят о том, как ЦРУ заказало убийство Джона Кеннеди, спорят о последствиях уотергейтского скандала и о виртуозных махинациях в администрациях Форда и Картера. А еще за местными жителями пристально следят инопланетяне на летающей тарелке (это, кстати, привет другому фильму Итана и Джоэла Коэнов: в выдающейся ленте "Человек, которого не было" тоже был диванный эксперт-конспиролог, свято веривший в существование НЛО).

Криминал

Зрителям, привыкшим к исключительно бытовым преступлениям в мире "Фарго", в новом сезоне придется пересмотреть свои взгляды. Семидесятые - время, когда на смену банальным уголовникам - выпивохам и наркоманам в потрепанных куртках - пришли умные и хитрые ребята в пиджаках и с хорошо подвешенными языками. Одной из центральных сюжетных линий шоу станет противостояние двух крупных криминальных синдикатов. Цель - привычная (большие деньги), а вот средства - принципиально другие, куда более элегантные. При желании тут можно провести параллели с "Крестным отцом", и они вовсе не будут выглядеть притянутыми за уши.

Вьетнам

"Мы же воевали", - говорит Лу Солверсон в одной из сцен первой серии. О какой именно войне идет речь, гадать не приходится. Вьетнамский синдром главного героя, скорее всего, проявит себя в той или иной степени по ходу пьесы. Ну а сам вьетнамский конфликт, очевидно, станет для персонажей "Фарго" одной из главных разговорных тем. Ведь о жизни после Вьетнама в те годы говорили все - от ветеранов до домохозяек. Да и в кино военная и послевоенная хроника пользовалась колоссальной популярностью (вспомним хотя бы "Таксиста" Скорсезе или "Апокалипсис" Копполы). Ко всему прочему, тут нашлось место и упоминанию Джона Маккейна - небезызвестного американского сенатора, а свое время проведшего пять с половиной лет в плену у вьетнамцев.

Полиэкран

Нехитрый технический прием, невероятно популярный у киноделов именно в седьмом десятилетии XX века, используется во втором сезоне "Фарго" очень охотно - и настолько не к месту (само собой, такова задумка), что сам по себе становится отличной шуткой, заслуживающей особенного упоминания. Разделение экрана на несколько небольших частей - в "комиксной" стилистике (якобы, для нагнетания саспенса и привлечения внимания к мелким деталям) - выглядит вызывающе нелепо. Глядя на него, сложно удержаться от улыбки. В этом - весь юмор сериала - на сто процентов коэновский, киноманский, очень тонкий и, в то же время, лишенный какого бы то ни было снобизма.

Цвет и свет

На то десятилетие в американском кино вообще принято смотреть с определенным скепсисом. Семидесятые подарили миру кино не только множество шедевров, но и обилие спорных художественных решений (кинокритики объясняют это запоздалым желанием подражать европейской "новой волне"). Помимо полиэкрана, в моду вошли "выгоревшая" картинка при цветовой гамме с упором на бежевые оттенки и зачастую кажущийся нелогичным монтаж. В руках создателей "Фарго" все это превратилось в ключ к успеху: здешний нарочито старомодный визуальный ряд вкупе со столь же нарочито нелогичной (ровно до такой степени, чтобы это не успевало надоедать) операторской работой неотразимы в своей обаятельности.

"В ожидании Голландца"

Этот почти бекеттовский (собственно, однозначно отсылающий к важнейшей для театра абсурда пьесе "В ожидании Годо") заголовок первой серии обещает скорое появление на экране харизматичного кандидата в президенты США Рональда Рейгана по прозвищу Голландец (сыграет его Брюс Кэмпбелл) с его обещаниями победить безработицу и "поставить на место" Советский Союз (то есть, обострить холодную войну). Пока же у руля - хронический неудачник Джимми Картер с хрестоматийной телевизионной речью о "кризисе доверия" на фоне роста цен на нефть, ну а Рейган - всего лишь актер на съемочной площадке. И это - "реальная история". История Соединенных Штатов, без знания которой во втором сезоне "Фарго", возможно, придется туго. Самое время стряхнуть пыль с учебников, забытых на полках со студенческих лет, не правда ли?